ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Криштиану Роналду
Исповедь узницы подземелья
Мечтатель Стрэндж
Сестра
Железные паруса
SuperBetter (Суперлучше)
Я белый медведь
Бизнес х 2. Стратегия удвоения прибыли
Уроки обольщения

После перестройки уезжали уже просто так. Валерик целый год переводил какое-то говно, с английского на русский, какие-то боевики-ужастики, потерял в весе килограмма четыре, литра два крови, нервы пришли в полную негодность, но зато получил целую кучу неконвертируемого прайса, обменял его на баксы, купил визу и махнул во Францию. Обещал писать, но дальше одной открытки дело не пошло. Ринат в обще отчебучил-отчудил - хайр прибрал в хвост, прикинулся выздоровевшим, с помощью каких-то родственников устроился на фирму, выехал в командировку в Швейцарию и...Совершенно верно - больше его ни кто не видел. Только ему прислал открыточку, мод так и так, океан голубой, герлы смуглые и ласковые, бананы растут на деревьях, привет от великого комбинатора, Ринат из Бразилии...Хоть стой, хоть падай.

Когда-то, самых первых отъезжантов-исчезантов, он еще просил - вышли мол штаны, Левку Страуса на гайках...Затем, наполучавшись открыток с видами разных городов, мест и стран, наполучавшись по затухающей на нет, стал более рассудительным и менее наивным. Бог мой, какие штаны, если открытки приходили все реже и реже, интервалы между ними все увеличивались и увеличивались, это был первый признак грядущего молчания и полного исчезновения, и вот...Последняя весточка от очередного уехавшего друга или подруги приходила с интервалом в год с лишним от предпоследней и все. Тишина и покой...

Может почта виновата буржуазная, может КГБ не дремало, а может просто бермудский треугольник глотал его друзей...

Ну конечно - френды не только уезжали, но и просто исчезали. Растворяясь без остатка в насыщенном растворе психушек, тая дымкой за заборами лагерей и тюрем, а то просто исчезали, перестав появляться в местах тусовок...Бывало, мелькнет за окном троллейбуса или на перроне метро неуловимо-знакомое, но стриженно-бритое, одетое по чужому, мелькнет и растворится в месиве людском...То ли канули в Лету, то ли стопом отправились в Шамбалу...

Но для него самого отъезд был неразрешимой задачей. Чистокровный русак, хоть в «Память» записывайся, ни одного родственника дальше Казахстана за пределами России, ни одного иностранного френда, кто бы мог выслать вызов долгожданный...В квоты не попал, денег заработать на визу, вызов и загранксиву он ни когда не сможет...Пешком перейти границу, как Бублик или Тимоха, у него на это ни когда не хватит ни смекалки, ни храбрости, ни умения. Он один раз в городском парке имени Буревестника заблудился...

Значит ему суждено сдохнуть в этой вонючей, заваленной цветным мусором по ноздри, стране?.. С перекрасившимися коммунистами...Обидно...Неужели ему суждено это пожизненное заключение, неизвестно за что, значит ему не увидеть ни Эйфелевой башни, ни туманов Лондона, без него разрушится Колизей и перестанет течь Ниагарский водопад...И. не увижу я ни Христианию, ни Парижа, ни Нью-Йорка...Ни песков Калифорнии, ни озер Канады... Если бы он хоть был к своему хипарству еще художник или поэт, музыкант или артист, писатель или хер знает кто...А так он всего лишь хипарь, неизвестный хипарь, без родственников за бугром, не умеющий заработать на отъезд, улет, уползание, плутающий в трех соснах навязшей в зубах Родины. ..

Слезы наворачивались сами собой, рычать раненым зверем хотелось, от жалости к самому себе, выть водном и реветь белугой, весенним медведем орать, биться головой об стенку и лупить кулаками об голову, крошить посуду и остатки мебели, чудом выжившей от прежнего приступа...

Соседи ненавидели его. За квартиру. Они жили точно в таких же однокомнатных квартирах, с сидячими ваннами и кухнями размером со стол, а прихожая со шкаф. Но они теснились-ютились там целыми семьями, а то и в два поколения, заработали они эти трущобы многолетним тяжким трудом на благо Родины, выстояв многолетнею очередь в райисполкомах... Этот же тунеядец шиковал в роскоши один-одинешенек, лишь изредка появлялась на его жилплощади какая-нибудь проститутка, одетая как цыганка и конечно без прописки, и сразу бежали жильцы к участковому, сигнализировать мол в подъезде нельзя держатся за перила, в связи с угрозой заражения СПИДом и в обще - нарушение проживания в городе-герое...Получил дармоед этот патлатый шикарнейшие апартаменты не в связи с долгой очередью и упорным трудом, а всего лишь якобы с заболеванием, как отвечали соседям в многочисленных отписках бюрократы, куда они тоже сигнализировали...И что же это такое за заболевание, восклицал пенсионер Еремин, фронтовик из заградотрядов, почетный чекист, что ему сразу и отдельную квартиру?1 И. куда только смотрит Советская власть?! Но Советская власть уже который год вроде бы умерла, а дурак как жил в отдельной, так и живет! дели дурак - то почему не в дурдоме?.. Что-то испортилось в нашем государстве, если не мчатся медбратья по вызову, на улицах стреляют и появились миллионеры...

За окном, выходящим на плоскую крышу пристроенной коробки четырехэтажного дома, другое окно он заколотил матрацем лет девять назад, что б не так был паскуден вид - окно то выходило на улицу с лозунгами дня, так вот, за не заколоченным окном была первая половина девяностых годов двадцатого века, месяц где-то апрель, небо серело рассветом и корчило плаксивые рожи. Собиралось плакать мелким нудным дождем.. А где-то вставало солнце и был бы сегодня радостный день, так как сегодня у него безник и круглая дата. Сорок лет назад начал он свой путь с победным или трагическим криком, и добрался до сороковника...

Дядя Вась, не путать с дядей Васей, слесарем с домоуправления, Дядя Вась валялся на измятой бессонницей постели, среди всегдашнего бардака и кавардака. Он проснулся ночью и больше не смог уснуть. Вытянувшись всем своим длинным телом, разметав хайра по истисканной подушке, упрев бороду в потолок, он до ломоты душевной копался в себе, это было его всегдашнее занятие, в последние года...Когда остался один на всю многолюдную Москву. Парадокс, но до пошлоты правда...В дымке последнего окурка «Примины» таяли картины прошлого, будоража и волнуя, воспоминания теснились, выбивая слезу Москва была пуста, в родной безник податься было некуда пригласить было некого, все прежние места опустели...

А когда-то там, на Гоголях, кипела жизнь...Кипела и била ключом...А перед этим, но конечно и одновременно, но все же и перед этим, так как там началось раньше, на Джанге...0 благословенный Рамой, Шивой, Буддой, Христом и всеми остальными небожителями Джанг-Джалтаранг!.. Сколько там было кофе выпито, с портвейном на пару, сколько там всего такого выкурено, сколько экзотического попробовано! Одно лишь КГБ и знает, не к ночи будет упомянуто... Да и был он тогда помоложе, чувствами поярче и восприимчивостью ко всему новому, поотзывчивей что ли, на все - в Таллинн сорваться? махнули! на Памир за...ну гербарий пособирать? нет проблем!.. сейшен устроить на даче? какой вопрос!. .герлу украсть из родимого дома? да была бы она лишь согласна!.. Б общем, был он тогда помоложе чуток, более юный, ну самую малость...

И пятнадцать ему тоже было когда-то. Только он тогда даже слов таких не знал - хиппи, тусовка, трава, ассоциативное восприятие ирреального мира в свете и так далее...Говорил он проще, так как в семье у него было принято и у более интеллигентных одноклассников уши в трубочку сворачивались...Был он родом из опоры державной, из пролетарской семьи. Папа токарь с завода "Красный пахарь", мама фрезеровщица оттуда же. А вот сыночек уродился - врагу не пожелаешь...Померли принты, от бесплатного здравоохранения и померли. И. проводить в дальний путь не смог - оба раза был в крезятнике. Соседи упекли, слава богу, теперь не получается.. А как родичи убивались - куда же ты катишься, сынок, со своими самодельными штанами клешастыми и рубахами в петухах, как у цыгана?.. Хипня эта до добра не доведен и так вона, в богу, душу, мать, по дурдомам таскают тебя...

За окном в полный рост встал серый рассвет. Хотелось выть. Или запеть что-нибудь из «Крематория», очень уж его душевному сегодняшнему настрою подходит...Дядя Вась не мог заставить себя встать и заняться каким-либо делом....Душа все больше и больше погрязала в пучину депресняка.

23
{"b":"222003","o":1}