ЛитМир - Электронная Библиотека

Флета, прайса, работы, нет, накоплений и ценностей тоже, Билли был готов, как пионер, к капитализму. И он пришел... Да, кстати или не кстати, но нужно упомянуть - где жил Билли, на что и как. В начале перестройки, один пипл сваливал в Израиль, на землю предков, флет у него конечно отняли, а вот ателье, мастерская под крышей, где он творил ни кому не ведомые шедевры, осталась.

-Живи Билли, живи, пока бляди не выкинут, - тут пипл имел не членов клуба «ФрилафБилли» к ним он относился с уважением, а работников Мосгорисполкома, как это не печально.

-Живи и продолжай наше общее дело. А я как лысый камень, буду за границей направлять и руководить.. . Для совсем дураков - лысый камень это В.И.Ленин. И Билли начал жить. За давно не мытыми стеклами гремела приватизация и прихватиаация, перестройка плавно перешла в свою высшую стадию - криминализацию, и внезапно пришел капитализм, а Билли как. жил, так и продолжал жить, благо арендная плата с ателье была мизерная и можно было ее подолгу не платить - народное, а не частное, электричеством он пользовался на халяву, протянул провод с чердака и все, а вода в обще в России без учета, пей - не хочу!

О флетом более-менее разобрались, тем более он достался Билли уже обставленным в стиле богемно-люмпенско-помойным, а на остальное ему было глубоко плевать. На что жил Билли? Иногда, подводя итоги уходящего в даль прошедшего года, сам Билли не мог внятно и вдумчиво ответить на данный вопрос. Самому себе... Как-то вот жил-жил и дожил даже до капитализма на родине первого в мире победившего весь народ пролетариата и до своих тридцати трех лет. Чаще всего это были так называемые случайные заработки. А чаще всего и самому не все ясно. Ну конечно, члены клуба вносили какую-то свою лепту в бюджет клуба и его председателя, но это были крохи, в конце концов, не альфонс же Билли, не доде!

А как жил Билли? Как живут хипы первого поколения в Совке, прошедшие все и испытавшие на своей волосатой шкуре все прелести развитого и победившего, самого правильного в мире? Были и дурки-дурдомы, психодромы, попытки синуцида и алкогольные отравления суррогатами, уже упоминаемое ЛТП и приводы, спецприемники, и даже страшно вспоминать - задержание в пограничной полосе войсками в зеленых погонах... Но хиповый бог миловал, отсидел полмесяца и приговорили всего к штрафу, что спасло, до сих пор непонятно, то ли справка с дурдома - вялотекущая, психопатия и невроз, склонность к бродяжничеству и тому подобное, то ли еще че... Правда скрыта во мрака. Но было и вино, и солнце, и любовь, а особенно больше всего было любви. Уж очень Билли нравился герлушкам-хипушкам, приехавшим Москву с Гоголями и Джангом посмотреть и себя на Бисквите, Петровке и Собутыльнике показать... А вписатся где? Нет, Билли не такой, он че - половой гангстер или террорист-сексуал что ли, ни когда еще Билли не предлагал вписку за фак, он ведь не блядун цивильный, не ходок, а хипарь простой. И ни когда не напрягал герл-герлушек телегами о фрилаве, мол тот не хиппи настоящий, кто фрилав не прошел, таких тележников Билли сам презирал и выстебывал, а просто был Билли такой простой и такой клевый, такой оттяжный, олдовый и... Что герлушка и сама не понимала, как на второй, а иногда и даже на первый впис-найт оказывалась вписанной в длинный список членов клуба «ФрилавБилли». И но когда не жалела об случившемся, даже если и любовь была скоротечна по каким-либо обстоятельствам. И всегда расставались френдами, и когда возвращались к себе на периферию, а Билли соизволял пройти трассой а Крым или в Прибалтику, то не только всегда вписывали, что вполне естественно, но и если были свободными, то и напоминали о своем членстве в клубе. А особо далеко зашедшие в фрилаве даже меняли своего партнера на Билли, хотя и знали - он приехал на час...

Мы к вам приехали на час,

Привет, бонжур, хелло!

А ну скорей любите нас -

Вам крупно повезло!..

Иногда в клубе Билли было сразу две герлушки, иногда даже три, а один раз было одновременно даме четыре!.. О той счастливом, но вместе с тем и страшном времени Билли вспоминал всегда с усмешкой под усами, но с дрожью в членах... Уж очень разные по характеру попадись тогда герлушки и как все получилось, он сам до сих пор понять не мог. Друзья и приятели по Системе, по хипповому братству с улыбкой вспоминали и Билли, и его клуб, и иногда, для того чтоб более точно указать, про какую Рингу или Баги спикают, напоминали - из клуба Билли, и сразу все становилось ясно - а, так эта та, что в 78 прикатила с Рязани, ну точно, а то врубится ни как не мог...

В общем, до самого прихода капитализма жил Билли даже очень хорошо, особенно в краткий период перестройки, так как полисам стало не до него и его френдов, демократы вышли из подполья и подняли голову на завоевания правящей партии, но жаль - длилось это недолго...

Затем прогремел путч, часть людей ринулась на баррикады, затем обнимались с седым дядькой с хитрым рейсом, это была последняя возможность обняться с ним, потому что после он спрятался за красной кирпичной стеной и мечтать обнять его мог только дебил.

Ну а затем-то и наступил уже порядком навязший в зубах капитализм. И одним хмурым мартовским утром... но лучше это место выделить.

И одним хмурым мартовским утром проснулся Билли на собственной многострадальной и много видевшей постели, слева лежала рыжая худенькая Марго из Харькова, справа сопела пухлая шатенка (крашенная) Ли из далекого Нска, денег не было, жратвы тоже, вино последнее (про вино-то и забыли рассказать, но это отдельный разговор] кончилось еще позавчера, впереди ни каких перспектив, раньше как-то удавалось жить, теперь ума не приложу, как жить, на что, совсем непонятно... Вот с такими мрачными мыслями проснулся Билли одним хмурым мартовским утром и понял - дальше так жить нельзя, надо менять ее, жизнь и круто.

О вине. Билли был стойкий и ярый противник торча. Так как с детства боялся уколов. Травка, молочко из под бешенной коровки, каша, ну изредка повидло из маковых головок еде туда-сюда, по остальное... Боже упаси! Это тоже помогло встретить капитализм спокойно, так как не любовь к торчу сыграла тоже большую роль. Кто был зависим - начал кидаться от суррогатов, так как чистый торч взлетел в цене, а Билли не завис, и все ему было по барабану - и цены, и чистота суррогатов. Так вот, насчет вина. Здесь, и даже здесь, Билли был свободен (до поры, до времени) от влияний извне. Так как пил он уже давно свое вино. Рецептура проста до наивности - осенью надо объехать дачи и сады, и на брошенных участках или просто забытых богом и хозяевами, собрать урожай ягод и плодов. Собранное помыть, порезать и положить в теплую воду в те две огромные десяти литровые бутили из под кислоты, украденные еще лет десять назад из одной лаборатории. Одним из членов клуба... Так вот, положить в те бутыли и добавить сахар. Здесь-то и зарыта собака, здесь-то и главный секрет вина Билли. Пойди достань сахар, если его, во-первых - дают лишь два килограмма в одни руки на месяц, во-вторых - только по месту прописки, каковой у него не было, в-третьих, за деньги... Билли изобрел новый, гениальнейший способ получения необходимого сахара для вина. Он в несколько заходов привозил с колхозных полей сахарную свеклу, очищал ее от ботвы и грязи, и варил несколько часов. Затем полученную массу противного цвета, но сладкую, как жизнь миллионера, добавлял в тот компот, налитый в бутыли, бутыли затыкал дырявыми пробками, в пробки вставлял резиновые трубки, отведенные в таз с водой все бурлило и грозило, клокотало и норовило взлететь или хотя бы взорваться, а результат был недели через две и бесподобен. С трех стаканов так било по мозгам, что ни какой фабричный портвейн-вермут не мог сравнится. Ну а самое главное - цена, себестоимость! Цена была ноль, так как за билеты в электричках Билли уже лет десять с лишним не платил, предъявлял справку о психдиспансера, но если ревизор ее не удовлетворялся, начинал пускать пузыри и мычать, пассажиры сразу заступались за убогого, обижаемого бессердечным ревизором и Билли ехал дальше.

3
{"b":"222003","o":1}