ЛитМир - Электронная Библиотека

Такая несвойственная ему экспрессия в словах выплеснулась все потому, что клошар убегая, столкнулся нос к носу с вышедшими из-за угла двумя полицейскими и один из них сильно ударил несчастного прямо кулаком в живот...

Ни чего не помогло - ни заверения Жана-Луи о том, что он не имеет претензий к эмигранту, не имеющего ни жилья, ни работы, не отказ идти в полицию и писать заявление. Ни чего. Полицейские отдали портфель со слоном Жану-Луи и увели неудачливого похитителя...

Там хоть будет что жрать и не так холодно и сыро, как в сквоте, подумал Василий, шаркая рванными ботинками по раскисшему грязному снегу. Над головой тускло горели фонари.

ДВА НОВОГОДНИХ ВЕЧЕРА.

1.

В пивной «Рассвет», что возле главных ворот Центрального стадиона, было непросто многолюдно, а просто не было мест. Даже можно сказать так - не было места... И не только за столиками, а просто-напросто не было совсем места. Яблоку упасть не было куда. И все это не в связи с завозом свежего пива - те времена ушли во мрак и канули в лету, когда здоровый мужик должен и должен был томится и толкаться в двухчасовой очереди, и все ради того, что б озверевшая и обленившаяся толстая баба в грязном халате, плеснула ему с огромнейшим недоливом кислого и прогорклого напитка под названием «Пиво свеж.Жигул.» в полиэтиленовый пакет, ввиду отсутствия более приличной тары... И пить эту гадость приходилось стоя, стараясь не поставить локти на мерзкий, липкий столик-стойку, а кругом страшная антисанитария и всеобщее бескультурье. Да, дошла и ушла перестройка и до Омска, пришел так называемый дикий капитализм... Но уж лучше дикий да капитализм, чем развитой но социализм! Столики-стойки выбросили на помойку, пакеты исчезли, бабу толи вы гнали, толи убили, неизвестно. Взамен появилось следующее - деревянные массивные столы и такие же стулья, пол и литровые стеклянные кружки, относительная чистота, официантки-девочки с заманчивыми коленками и отчетливыми талиями, а за стойкой возвышался здоровенный армянин Ашот. Хозяин, бармен, друг. В чистой белой куртке, с гостеприимной улыбкой - прахады, прахады, дарагой... И пиво стало совершено иное - пахучее, пенистое, с пикантной горчинкой, пьешь, а все мало. Нет, мест в пивной «Рассвет» не было совершенно по иной причине. Только что отгремела ледовая баталия, омский «Каучук» разгромил с позорным сухим счетом 6:0 новокузнецкий «Шахтер» и мужчины всех возрастов - от... ну пиво отпускается с 18 значит от восемнадцати до... я думаю самому старшему было далеко за семьдесят, всех социальных слоев - от бомжа Гоши до бизнесмена Вадима, включая строителей, карманников, грузчиков, профессоров, фрезеровщиков, учителей пения, студентов и рэкетиров, все сидели за столами, на подоконниках, толпились в проходах между столами, пристраивая батареи кружек - я тут не помешаю, вот тут с краю, с краешку, да можно и друг на друга, у меня всего пяток... другой...

Все были возбуждены победой любимой команды, разгорячены пивом и принесенной с собою водкой (у Ашота только пиво, панимаешь, даpaгой), морозцом, лица раскрасневшиеся, красные и свекольного цвета расплывались в улыбках, все говорили разом громко, одновременно, почти не слушая друг друга, вспоминая и смакуя вперемешку с пивом особо замечательные и острые моменты сегодняшней игры.

-...да здорово седьмой, Васька-то, подкатил да как щелкнет...

-...а судья, судья-то, Мироныч херов, давай свистеть, подлюка...

-...ну а Шестолом классно заехал девятому шахтеру, тот не только шайбу с клюшкой потерял, но и нюх...

Все в пивной, казалось знали друг друга и были близкими друзьями, но и были лично знакомы и друзья всем хоккеистам «Каучука». Но среди всеобщего гомона, шума профессиональных рассуждений о качестве прошедшей игры и о перспективах выхода в полуфинал и во вторую лигу, особо выделялся один центральный стол. Там особо громко говорили, особо возбужденно махали руками, особо компетентно рассуждали о «подачах» (не путать с поддачей), «щелчках», «коробочках» и прочем, сугубо профессиональном, к этому столику норовили протиснутся все посетители пивной и хотя бы перекинутся словечком, пожать руки или хотя бы потрепать за плечо сидящих тесным кругом здоровенных мужиков. Тесным кругом за заставленным кружками, бутылками, тарелками с растерзанной закуской, столом сидели мужики, а складывалось впечатление - за столом сидели сами победители сегодняшней игры. Хотя в общем-то так оно и было, махали руками и перебивали друг друга бывшие игроки «Каучука», десятилетие назад ушедшие в отставку ледовые бойцы, давняя гордость и цвет омского хоккея, а особо выделялся среди них, и так особенно особых, сам Сергей Мухин, Муха, как когда-то кричали болельщики с трибун своему кумиру. Широкоплечий, рослый, с красным обветренным навечно лицом, о б ожжен ым ледовыми баталиями и морозом, с белыми шрамами на нем, на лице, с увесистыми кулаками, спокойно возлегающими рядом с кружками, почти одного размера... Его рыжие, коротко остриженные волосы топорщились непокорным ежиком, зеленые глаза горели возбуждением от игры, драки с фанатами-молокососами «Каучука», пытавшимися устроить на трибунах бардак.

-...слышь, Серега, ты лихо подцепил на крюк этого, с флагом...

-...такого блядства в наше время не было - болеть болей, но что б хулиганить на трибунах.. .

-...а круто Шестолом забил пятую - как ракета ворвался, двоих с копыт, судья растерялся, свисток из пасти выронил и тут...

-так ведь Шестолом у Сереги катался, от тебя же Серый, Витька пошел! А!..

-...катался он у меня три года, я его натаскивал...

Сергей Мухин, как покинул большой спорт, вот уже без малого десять лет будет, работал тренером в школе олимпийского резерва. И прогремевший, отметившийся сегодня двумя забитыми шайбами и во обще классной игрой Виктор Шестоломов был его воспитанник. Бывший конечно, но есть чем гордится...

-...привет Муха, привет, а помнишь ту игру, в 8, с новосибирским "Динамо", ты тогда подковщика к доктору отправил!..

-...Поздравляю Сергей, от души поздравляю...

-...Игрокам «Каучука» старого состава физкульт привет!..

-...пустые кружки я заберу, мальчики, еще пива? Сколько? Ашот, сюда еще двадцать пять...

Била пенистая струя в кристально чистые кружки, тарелки с еще не тронутым зеленым горошком и розоватой семгой плыли в переполненный зал, деньги струйками и ручейками текли в кассу Ашотy, от шума казалось, вылетят стекла и морозный, уже ночной воздух ворвется в прокуренный, с запахом пота и высыхающей одежды, пролитого пива и мочи из туалета, зал. Кружки звенели об кружки, бутылки брякали об стекло, изредка раздавался звон разбитого - это один знаток отечественного хоккея показывал другому, как можно было увеличить счет с 6:0 до 12:0...

Сергей Мухин с улыбкой глядел на бывших товарищей по команде, утирая пот синим шарфом висящим на крепкой жилистой шеи, когда-то они вместе, плечом к плечу, взламывали защиту противника, разносили в пух и прах все домашний заготовки неприятеля и вгоняли одну за другой шайбу в ворота...Свистели судьи, разлетавшиеся во все стороны игроки противной стороны теряли клюшки, шайбы, шлемы, зубы и наглость пополам со спортивным задором и злостью. Сергей Мухин славился особым талантом. Особым талантом, проявившимся еще в юниорах - тренер выпускал Сергея в критическую минуту, когда казалось всем, что уже все, противник разгромил «Каучук» наголову и победа вот-вот свалится в жадные руки неприятеля... Сергей как буря, как меч возмездия, как тайфун, врывался на поле со скамьи запаса, пронзал одновременно, так казалось, в нескольких местах защиту противника и даже иногда забивал решающий гол. Но иногда, чаще же всего удачно перепасовал более удобно расположенному на льду товарищу по команде...И уходил снова на скамью, на этот раз штрафников, на две, пять минут, а иногда и до конца игры. Так как главная специализация Сергея выла совершенно иная - поставить на место зарвавшегося противника, наказать особо наглого, невежливого игрока, наивно считающего, что он может безнаказанно применять все дозволенные, а особенно не дозволенные приемы. Нет, Сергей Мухин не подставлял клюшку, не бил исподтишка локтем в лицо, он был игроком старой жесткой школы, давшей прославленному спорту много славных имен. Сергей Бесстрашно, на огромной скорости сшибался грудь об грудь с подковщиком, то есть специалистом исподтишка пнуть коньком по ноге, один, а не вдвоем, устраивал такую «коробочку» особо лихому игроку, что трещали ребра и борта поля, ну а кому из противников было это все не по нраву и пытался он ударить прославленного Муху, то летели на лед клюшка и перчатки, и пока подкатит судья со своим свистком - от противника оставался лишь фарш. Никогда Сергей не пускал в ход ни клюшку, ни коньки - старая школа, стальные кулаки, отменное здоровье, свисток судьи, Мха отправляется на скамью штрафников до следующего критического раза, наглеца уносят на носилках или уводят под руки сотоварищи, так как разъезжающиеся ноги плохо держат...

31
{"b":"222003","o":1}