ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике
Правила соблазна
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Смерть под уровнем моря
Карта хаоса
Свинья для пиратов
Дети судного Часа
Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе

И что только на Арбате не увидишь! То ли сын, то ли внук фестиваля, Это когда «если б парни всей земли», чернокожий гражданин летящего в жопу СССРа торгует матрешками, деревянными расписными ложками и прочими атрибутами высокотехнологичной страны, да плюс ко всему, фотографируется на память с любителями «ращен экзотик», прикатившими как шакалы, рвать остатки Империи, из-за бугра... Ну где еще такое увидишь!.. Только в Москве и только на Арбате! Чернокожий абориген торгует матрешками и лопочет на всех (почти) европейских языках...

Глаза провинциалов разбегаются, раскатываются, все вокруг пестро и крикливо, как на ярмарке, бравые молодцы, неизвестно откуда вылезшие, с железными зубами и наколками на тыльной стороне огромных кулаков, все как на подбор в «Адидасе», сборная олимпийского резерва что ли, только рожи опухлые да перегаром разит, по сторонам зыркают, контролируют обстановку, что ли... Элегантные, все в импортном шмутье, «сникающие» и «шпрехающие», а так же и «парлекающие», резко отличающиеся от спортивных с наколками и в тоже время неуловимо чем-то схожие, как братья от одного отца, но от разных матерей, продают все, что только пожелаешь... Все что душе угодно. Генеральская форма с орденской колодкой и сапоги с фуражкой в придачу, россыпь орденов разноцветно-алых, за которые проливали кровь и свою и чужую, пустые кобуры из-под пистолетов, а значит и остальное где-то, шапки с кокардами, часы, антиквариат,, как не странно - революция, индустриализация, великая и отечественная, борьба с космополитизмом, но остался, остался еще антиквариат на российских бескрайних просторах, не оскудела российская земля. Янтарь и торбаса - обувь чукчей, часы и хрусталь, Хохлома и Палех, и то и другое насквозь фальшивое, не менее фальшивая жостовская жестянка, и конечно матрешки, матрешки, матрешки!. От метрового великана, больного гигантизмом (в России самые большие слоны в мире!) до микроскопической фигулины, которую и ухватить-то трудно. Матрешки, изображающие властителей всех времен и народов: от огромного Горбачева, поменьше Черненко, еще поменьше Андропов, затем с уменьшением Брежнев, Хрущев, Сталин и совсем карликовый Ленин, как гриб-сморчок... И конечно наоборот - от гиганта марксизма с лаковой лысиной до мелюзги пузатой, с красным пятном... А какая краснота-червонота знамен и флагов!.. Вперед, к победе коммунистического труда! Ударнику социалистического соревнования! Переходящее знамя ВЦСПС... Эмблемы, значки, вымпелы, пионерские галстуки, горны и барабаны, удостоверения анархиста, онаниста, члена Политбюро и офицера КГБ... Все только что отпечатанное и подразумевает шутку... Огромный портрет Нестора Ивановича Махно, выполненный в стиле соцреализма, деревянный медведь почти в натуральную величину из дуба, голая баба с яблоком в раме, Леонид Ильич Брежнев, тоже голый, но со всеми орденами... Абстракционизм, символизм, сюрреализм, соцреализм, примитивизм, имманижизм и какой только херни тут нет!.. Резные бараны и литые караси, вылепленные жопы, фаллосы и п... прочие органы, самодельно простреленные и краской закрашенные под кровь тельняшки синеполосые, береты, бушлаты, гимнастерки - Афган, романтика, бизнес... Бабка продает бюстик Ленина, орехи колоть можно, турист из развитой страны за морем дает ей десять долларов (!) бабка не берет - боится... А вдруг отнимут - милиция иди рэкет, Если хочешь удовлетворить не эстетические потребности, а грубые материальные, то есть попросту пожрать, то Арбат к твоим услугам,, провинциал. Кафе «Арба», второе блюдо - котлета со сложным гарниром - пол средней зарплаты, и это не предел есть на Арбате рестораны, по сравнению с которыми «Арба» - забегаловка... А не хочешь в ресторан или в кафе, пожалуйста - магазин "Бублики", помните - двадцатые годы, ОГПУ, беспризорники, расцвет культуры новой - купите бублики, горячи бублики, за эти бублики, гоните рублики, да поскорей...

В давно немытом стекле витрины с папьемашенными бубликами и калачами отражается фигура приехавшего провинциала, Москву поглядеть да себя показать... Невысокого роста и узкий в плечах, в пиджачке из дерьмантина, что идет на обивку дверей, под ним давно не модная водолазка-битловка ярко-красного цвета, ниже джинсы «Майде ин Индия» с самодельно вставленными клиньями, вся конструкция на 45 см. Еще ниже апельсинового цвета длинноносые туфли, писк семидесятых, с дырочками... Дополняют длинные волосы почти до плеч и усишки, нахальные усишки хипаря-мушкетера, порождение социалистической действительности. Естественно, в мутном стекле, где поверху проплывают над железными облупленными крышами кудрявые облака а по низу пробегают кроссовки, сандалии, туфли, босоножки, кеды и прочая обувка москвичей и гостей столицы, мог бы отразится и совершенно другой типаж - плотный широкоплечий, длинноволосый, с бородой по краю широкой морды, одетый с большим люмпенизмом и одновременно с изыском, но от этого суть не меняется. В стекле магазина «Бублики» отражался провинциал, впервые приехавший в Москву... В разные времена и социальные формации, различнейшие писатели и беллетристы, не один раз пытались описать провинциала и найти существенное отличие от жителе коренного, москвича то есть. Кому-то удавалось, кому-то не очень. Но самое главное неуловимо ускальзывало мгновением из-под жадных перьев. Провинциал отличается от москвича одним - неуверенностью...

И наш провинциал, отраженный многократно в стекле и даже не пришедший к единому знаменателю - то ли он такой, то ли другой, стоял и колебался, зайти или не надо, хватит денег или дорого, что там за люди, стоя что-то пьющие и едящие, поймут ли они его, оценят ли, не обсмеют ли... Или мысли были другие - а надо ли, может быть там, дальше, еще немного, еще чуть-чуть и откроются лучезарные дали, столовка какая-нибудь или шашлычная, а бубликами ли много наешься... До тонкого, обостренного огромным городом и множеством звуков, необычных и разных, донеслось:

Здравствуй милая моя столица,

Город милый Замудонск!..

Необычность словосочетаний - столица и Замудонск, повлекли провинциала дальше, уже выделенного стеклом витрины из толпы таких же провинциалов, гостей столицы который оказывается есть Замудонск...

У ободранной стены, с отбитой штукатуркой, открывающем кроваво-кирпичный фон кладки, стоит-дергается-качается длинная истерзанная фигура, с довольно таки широким разворотом плеч, вся как. будто только что из подвалов Лубянки-КГБ. Мутные глаза смотрят исподлобья, как у питекантропа или неандертальца, длинные черные волосы слипшимися прядями свешивались на опухшее лицо, нижняя челюсть миловидно выезжает вперед, придавая двухметровой фигуре угрожающий вида. Это был хипарь Собака, достопримечательность Арбата, чаще всего сам себя называющий не хипарь, «разъебай», в его руках жалобно звенела гитара производства мебельной фабрики, сам же он довольно таки мелодично и с чувством ритма, слуха и такта, орал что напоминающее народно-разбойничье:

... Комиcсap пришел

Отвязал коня и жену увел...

Толпа была еще больше, чем у "Поэтов Арбата" с Дроном, все подпевали или хотя бы подвывали, деньги сыпались ручьем, подзванивая гитаре, в гостеприимно распахнутый гитарный футляр. Собака явно нравился и был к месту и ко времени. А где же он был раньше, во времена застоя, на чью мельницу лил он тогда воду своими песнями? А где же ему было еще быть, московскому разъебаю, партизану городских трущоб, сексуальному революционеру и алкогольному диверсанту, как не в «Системе», то есть своеобразному хипово- богемно-люмпенско-наркомановско-алкогольному подполью-андеграунду... Перестройка вывела его из темноты подполья на божий свет - любуйтесь люди, слушайте люди, сыпьте прайс, люди... Я пою для вас!

...Будем по лесу гулять,

Комиссариков стрелять!..

Ой любо, ой как любо братцы, в перестройку жить, с нашим атаманом, не приходится тужить!..

А через дом стоит команда рокобилов, стоит и лабает рок-н-ролл! «Мистер-Твистер» к вашим услугам, да как лабает, как лабает! Контрабасист, лысый и худой, растерявший остатки волос в пропаганде альтернативного образа жизни - секс, драгс, рок-н-ролл!!! в дранных шортах и линялой майке, норовил все время взобраться верхом на контрабас собственный и это ему удалось! И он не переставал лабать в таком неустойчивом положении, извиваясь, как укушенная мангустой змея!.. Ритм-гитара, одетая в черный смокинг строгий и синие трусы до колен, под смокинг естественно ни чего нет, акромя бабочки... Второй контрабасист, а правильней сказать - вторая, была в узких черных брючках и кожаном жилете, из-под которого выглядывали ни чем не прикрытые мощные груди, а на предплечье синела татуировка, лабала не отставая от остальных!.. Да и остальные были прикинуты соответственно и лабали в унисон. Да как лабали!!! Не выдержав драйва, вылетела в круг какая-то раскомплексованная иностранная девушка лет пятидесяти и как дала прыти-копоти, как плеснула кипятком! Видать самого Пресли захватила, такого провинциал даже по ящику не видел!.. «Мистер-Твистер» пел на английском, но наверно очень смешно, так как интеллектуальная часть публики и просто иностранцы ложились на грязную брусчатку от смеха!

8
{"b":"222003","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Крушение пирса (сборник)
Последний Фронтир. Том 2. Черный Лес
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Жена по почтовому каталогу
Чудо любви (сборник)
Как курица лапой
Последняя капля желаний
Время – убийца
Скиталец