ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Разрушенный дворец
Серафина и расколотое сердце
Марта и фантастический дирижабль
Путь к характеру
Мир-ловушка
Заплыв домой
Забойная история, или Шахтерская Глубокая
Ледяная Принцесса. Путь власти
Целлюлит. Циничный оберег от главного врага женщин

Сделав пересадку и доехав до места назначения, мы выбрались наружу. Ну что сказать про погоду, разнообразив описание? Было немного тепло, солнечно и довольно таки неплохо для сентября...Кругом воняло жаренной картошкой, так что захотелось сразу еще больше жрать...Это французы пекли каштаны на сто раз описанных жаровнях. И вот вокзал... Грязный, немного напоминающий Ярославский в Москве, народу уйма, начинаем спрашивать. Шарахаются, ни кто по-английски не хочет понимать, на указателях знакомых и искомых букв нет, куда податься – не знаем...Ну сволочи!.. Мы искали Р.Э.Р Что это такое – не спрашивайте. Не знаю...Но на схемке, подхваченной в информации вокзала – они есть. В моем ринге, как добраться до сквота – тоже. А на вокзале нет...В информации все время машут руками вниз и лопочут по по-английски – андеграунд, андеграунд... Нет, это они не нас обзывают, а посылают почему-то в метро...Ну сходил я туда разок, ну второй – нет там Р.Э.Р. никакого, одно метро под вокзалом шастает, что делать – не знаем. Злые, голодные, пить хотим, дабл платный, не Париж, а помойка, где же наше лето любви, как нам вырваться из этой жопы?!.. Наконец-то, через два с лишним часа наших мытарств, я поймал молодую немку, живущую в Париже и говорящую по-английски. Насмеявшись до слез с моего англо-ручного рассказа об поисках Р.Э.Р., она доходчиво объяснила. Эта сука Р.Э.Р. действительно под землей, но! еще ниже чем метро, а вообще-то это всего лишь на всего пригородный поезд! скотина, то есть электричка, собака на сленге, а какого такого они, французы сранные, запихнули ее под землю – ума не приложу...

Уф-ф-ф, Р.Э.Р. мы нашли, осталось только сесть в него. Оказалось это невозможно! Стеклянной двери, как в метро на выходе, у этого самого Р.Э.Р нет, есть эскалатор и дежурный, а при входе такой же двухметровый коридорчик, как в метро и аж трое в фуражках, ласково глядящих на пассажиров...Мы поднялись на поверхность вокзала убитые.

Придется аскать,

мрачно сообщил я вслух. Сан хмыкнул и дипломатично ответил:

-Наверно французы не сильно по-немецки понимают...

-Я тебе английские слова печатными русскими напишу! –

взорвался я. Марго пискнула, сглаживая ссору:

-Может быть вначале позавтракаем?..

Оглядев окрестности, я увидел неплохого мужика в длинном светлом плаще, с хорошей улыбкой разглядывающего нас, таких живописных...Ну что же, я сейчас тебе настроеньице собью, попорчу, ты что же думаешь – мы тебе картина что ли?!.

Мужик в плаще откупился от смерти пятифранковой монетой. Счастливчик...Пять и два в итоге скромный завтрак в виде двух багетин – четыре франка и коробки десяти процентного джуса, то есть девяносто процентной воды чуть закрашенной яблочным соком. Марго освоилась на вокзале – в дабл не надо денег, входя клиент опускает монету в ручку, а двери глубоко плевать, одна француженка идет или Марго сзади прилипла...Но сколько не тяни – ехать надо, стопом неизвестно как до сквота добраться, ринг у меня от Лион-стейшена нарисован-указан, поехали...

-Сори, ю спик инглиш? Ай энд май френд хеф уан проблем...

-Сори, ю спик инглиш? Ай энд май френд хеф уан...

-Сори, ю спик инглиш? Ай энд май френд хеф ...

-Сори, ю спик инглиш? Ай энд май френд ...

-Сори, ю спик инглиш? Ай энд май ...

-Сори, ю спик инглиш? Ай энд. ...

-Сори...

-Сори...

-Сори...

Если кто-нибудь думает, из дебилов, что аскать на парижском вокзале легко и в кайф, то это его дело. Если бы мне кто-нибудь сказал, что я всю жизнь буду жить на аск – то я или повесился бы или бы начал грабить...Нам требовалась астрономическая сумма – пятьдесят четыре франка... И если учесть, что по-английски понимал только каждый пятый, к кому я обратился...И только каждый пятый из тех, кто понимал по-английски, давал прайс...И только по франку в лучшем случае, самое большое, а то некоторые норовили дать и по двадцать сантимов...Таких бы я просто стрелял бы... Если бы был не хипом и революционером, а чегеваристым мэном. В общем, умный подсчитает количество опрошенных мною людей и удивится – почему я не помер на лионском вокзале от перенапряжения. А я не помер... И даже не совсем потерял веру в людей...И даже к концу сбора прайса на второй билет выдумал одну штуку, которая сработала, как ни странно...Я поймал любопытного, который ни куда не торопился и рассказал ему всю свою жизнь, начиная с Польши, а на последок своего повествования, включающего – куда мы едем сейчас, куда поедем потом, предложил этому терпеливому мосье взять всю мою мелочь себе в руку и...И добавив недостающую мелочь, купить мне три билета...Что бы он не терзался – мол если даст мне в руку, то его прайса пойдут на торч...И тот смеясь и оттирая слезы, согласился... Я бы на его месте наверно за такой длинный рассказ на англо-ручном дал бы больше прайса или убил бы... И как не странно, не смотря на четырех часовой тотальный аск, вымотавший всю душу и тело, я нашел силы даже пару раз подпрыгнуть, подходя к Марго и Сану с тикетами... И помахать еще ими в воздухе...Восторг френдов был неописуем...Хоть и понимал, что льстят, заглаживая свою вину в отказе аскать, но все равно было приятно... Снова вниз, снова узкий коридорчик, дежурные, билеты выезжают из щели отштампованные, платформа, поезд, свисток, шипенье, едем! мелькают какие-то катакомбы подземные, черт знает что, хочется пить, хочется как не знаю кому, как крокодилу в пустыне, поезд выскочил из подземелья и помчался, останавливаясь на пару-тройку минут возле платформ...Ненужных нам станций...Из динамика раздавался приятный бодрый баритон, сообщающий что-то по-французски, я чувствовал себя выжатым, как лимон, Марго прильнула к боку и благодарно не сводила с меня глаз...Мы ехали в сквот...Отдохнуть немного от погони за летом любви...Но мы его все равно догоним...наше лето любви... У меня слегка дрожали ноги и руки, слезились глаза... Может было бы легче украсть паровоз?.. Баритон объявил нашу станцию, а билеты так у нас и не проверили, если бы мы были бы немного умней, то смогли бы выбраться на какую-нибудь следующую станцию после Лион-стейшена, и спокойно сесть на халяву... Выходим на платформу, вертим башками – куда нам. Рис-Оранжис, на стене схема, достаю рингушник, быстро ориентируемся, время катит к вечеру, солнце уже не греет, но еще светит, листья шуршат под ногами, справа пошла разрисованная стена, явно оно, широченные ворота настежь распахнуты, а за ними!.. Бывшая фабрика приличных размеров и с десяток строений различнейших конфигураций, бывшие цеха, мастерские, конторы, подсобные помещения, заселенные ныне художниками, музыкантами, уличными цирковыми артистами... Здания разрисованы, множество зелени и цветов, абстрактных скульптур из подручного материала, огромное количество автобусов, грузовых жилых автомобилей, легковых машин, все разноцветно, в пятнах и рисунках, глаза разбежались...Людей во дворе немного, цепляем первого попавшегося под руку, одетого с живописностью бомжа артистичного в достатке.

Сори, ю спик инглиш?

с трудом выплевываю надоевшую и осточертевшую за сегодня фразу. В ответ получаю:

-О, ес, ес, гоу фор информейшен, пипл, вер ар ю фром?..

Наконец-то мы дома...Все нам улыбаются, все нам рады, все нас понимают, ни кто нам не удивляется... В информации, надо же – информация, ну как в отеле, нас поят чаем, еще раз чаем, угощают печеньем, да, мы явно дома, наконец-то мы приехали, хоть здесь и не лето любви, но все же...Я показываю в рингушнике имя-фамилию нужного нам пипла, нас торжественно ведут в другое здание... Подъезд разрисован деревьями и цветами, птицами и пятнами, нужная нам дверь на замке, идем выше, явно театральный зал, звучит французская речь, разводят руками, но хоть смотрят доброжелательно...Заодно сообщают, что в сквоте Рис-Оранжис живет и какой-то русский художник, но сейчас его так же нет дома... Сопровождающие нас лица разводят руками и совершенно незаметно для нас растусовываются, так доброжелательно, ненавязчиво, зачем смущать нас своим исчезновением, а тем более присутствием... И мы остаемся одни, втроем, в огромном сквоте, населенном аж триста с небольшим пиплами, но ни кому до нас уже нет дела...Ну нет того, к кому мы приехали, ну так что с того...Французы гостеприимный народ. В наших шатаниях по сквоту мы обнаружили на последнем, заднем дворе с запертыми воротами, с полтора десятка караванов. Жилые вагончики, что цепляют к авто – для неграмотных! И из них несколько пустых и незакрытых на замок...

13
{"b":"222004","o":1}