ЛитМир - Электронная Библиотека

-Аймшулеген, фир яре комен...

Чем произвел небольшой фурор среди них.

Бланки, и паспорта унесли куда-то в дальние комнаты, нам предложили присесть и подождать результата. А результат-то нам был известен заранее – ксивы мы не тырили и фото не переклеивали, так что придется полисам утереться, правда Марго в это не сильно верила и все норовила зубами постучать. Пролетела пара часов, пошел третий, на дворе уже давно стемнело, начался и прекратился дождь, уже хотелось серьезно жрать, а эти гады все нас не отпускали на волю и неизвестно какого лысого тянули кота за хвост. Первым взбунтовался, как ни странно не я, а Сан. Вскочив с места, он несколько раз пнул перегородку под стеклом, дерево загудело, сидящий в аквариуме полис вскинул голову от компьютера, видать человечков сука гонял! а Сан заревел по-немецки:

-Давай нас в тюрьму, жрать хотим, вези в тюрьму, сколько можно терпеть, давай вези в тюрьму!!!

Я и Марго охотно поддержали его – бардак так бардак, революция начинается с мелочей, и мы завыли на разные голоса:

-Ай хангри, ай биг хангри, гоу фор призинг, факен полис!..

И сразу пространство за стеклом оказалось заполнено знакомыми уже рожами. Главный толстый полис с сожалением заявил:

-Я не могу отправить вас в тюрьму – не за что...

Вздохнув тяжело, как слон в зоопарке, он продолжил:

-Вот это, –

и указал Сану его чешской ксивой.

-Вот это твой паспорт, ты это ты...

Затем указал на меня моим черным шведский:

-Ну, ты туда-сюда...

А затем перевел взгляд на Марго и взревел:

-А это не ты!..

Марго даже еще не успела испугаться, как ксивы были подсунуты под стекло и нам было категорично заявлено – ВОН!!!

Забирая ксивы и вскидывая бэги на плечи, мы поинтересовались – куда мы можем идти?.. Во Францию или в Германию? Ответ нас развеселил.

-Во Францию вам нельзя, в Германию мы вас не пустим, а вон там, в десяти метрах есть мост через реку, а за нею третья страна – Люксембург...Пограничники там уже легли спать, будка не освещена, вот и дуйте без шума потихоньку к ним...Да не разбудите ночную смену...

Давясь от смеха и булькая, мы побрели в указанном направлении по дороге. Перейдя мост, действительно увидели будку с неизвестным нам флагом, с темными окнами, а невдалеке каше-то готические крыши с флюгерами...Все это было освещено тусклым светом фонарей и луны, норовящей выглянуть из-за рваных туч.

Это была воля, пипл, либертуха, а впереди лежал сказочный Люксембург.

6.

Хоть мы и получили свою либертуху, но прыгать и радоваться у нас не было сил. На улице этого самого Люксембурга было уже темно, как и в Германии, только яркие фонари почему-то синеватого цвета освещали мощенную дорогу и игрушечные дома...К тому же страшно хотелось хавать, так как мы жрали рано утром, плюс страшно хотелось пить, но не из лужи же, и конечно спать...А ни чего этого у нас не было и не привиделось, куда идти – неизвестно, как выжить – непонятно...

-Ну че пипл, я вижу голубой крест на вывеске, прикидываемся паломниками в Тезе, у них деревуха под Лионом, сделали благочестивые фейсы, Сан – тебя касается, Марго – вперед наперевес со своим английским!..

Это конечно я отдал руководящее распоряжение, должен же кто-то руководить, самозванцев нам не надо, бригадиром буду я!

Стучу и брякаю кольцом, вставленным в нос бронзовому льву. За дубовой дверью тишина. Пару раз прикладываюсь ногою, Марго ойкает, ага! слышен шорох в ночи... Дверь раскрывается гостеприимно настежь, за нею монашка в очках и во всем остальном, что носят монашки. Марго сжимает в кулак свою робость и глотая слюни, выступает вперед. Льется прерывистая английская речь, перемешанная вздохами, охами и почти всхлипами со стороны Марго. Со стороны монашки тишина...Может она глухая или по-английски не петрит?

-Извините... мы паломники. .. в Тезе... мы голодны...и нам негде спать... мы не пили с утра...не могли бы вы нам как-то помочь?..

Это Марго. А это монашка – улыбка, улыбка сожаления, взмахи рукой куда-то в сторону, интересно, не в жопу ли нас по-люксембургски посылают, Марго вертит головою, во след руки монашки, да нет, по-английски вроде лопочет, слышно знакомое слово – чечрчер, чечрчер, церковь то есть... А, она нас видать на паперть милостыню собирать посылает, хлопает дверь, бронзовый лев нагло усмехается...

-Она сказала, что дальше по улице, по этой же стороне, есть какой-то церковный дом, нас там приютят, а здесь госпиталь для престарелых... –

переводит Марго для нас с Саном неучей исчезнувшую за дверью монашку, и мы устремляемся дальше по улице в церковный дом.

Может быть это звучит и не по-русски, но Марго тогда не сильно хорошо говорила по-русски, а во-вторых это же прямой перевод с долбанного английского. За всеми этими рассуждениями доходим до церковного дома. Ура!!! За окнами слышен шум-звяканье вилок-ложек об тарелки, видимо мы прямо к ужину, живем пипл! Стучим. Стучим яростно, но вместе с тем и благочинно, вот сумейте так! открывают двери сразу две морды в галстуках и бритые, выпучили на нас глаза и открыли рты. Марго шагает вперед и уже немного смелей рассказывает им сказки венского леса про бедных паломников... Но ведь это не вранье, кто же мы в этом мире, как не паломники к Лету Любви, кто мы как не странники, да мы христовой жизнью мессианской с детства болеем...как хайрами обросли... . Ни чего не поняли эти двое, по-английски ни бум-бум, зовут еще двоих, эти же новых двое, тоже бритые и в галстуках, но молодые, уже понимают мою бедную Марго.

-Извините, это частный церковный дом... –

морды полные сожаления, ну иезуиты, я отодвигаю Марго и рублю с плеча заученное.

-Сори, ай энд май френд биг-биг-биг хангри!..

Видимо мой вид убил их. Они поняли – соскочить с этого парохода можно только накормив нас. Ведь любой хищник более опасен голодный...

Нас ведут по коридору, уставленному красивыми кичевыми девами Мариями, устланному ковровой дорожкой, прямо мимо зала, через полуоткрытую дверь в который мы видим уставленный стол и жующих людей...Мы все трое громко сглатываем слюни, провожающие нас ускоряют шаг... Нас заводят в скромную комнату с картинами по стенам на религиозную тематику. Я крещусь по православному на окно, Марго по католически на распятие прибитое к стене, Сан как. умеет просто в воздух. В целом вышло неплохо. Снимаем бэги, усаживаемся за стол, хозяева смотрят нам прямо в рот.

-Извините, где бы могли помыть руки и умыться? –

вопрошает робко Марго, хищно звякнув зубами. Нас отводят под конвоем, мы приводим себя в более-менее относительный порядок, возвращаемся тоже под конвоем. Нас начинают пытать:

-Извините, что вы едите?

-Все! Кроме мяса, мы вегетарианцы...

-А пьете?

-Все! Кроме алкоголя, –

это мы решили слегка притворится, что бы они полностью врубились в нашу мессианскую сущность, хотя сам Христос винишко попивал...

Несут!.. Наконец-то!.. Огромное блюдо, уложенное сыром множества сортов, какой-то огромный сладкий пирог, разрезанный на неправильно мелкие куски и сок, яблочный, раз алкоголь мы не пьем...Угу-гу, гм-у-гм-у-гу-гм.. . В дверях ни кого нет, лбы мы успели перекрестить перед началом еды на их глазах, но сам процесс поглощения пищи хозяева смотреть не стали – видимо это было страшное зрелище... А в самый пик, в самый смак хавки, в самый экстаз... ворвались, даже не постучав, свиньи! эти гады в синем... Ай да хозяева, молодцы, хавчик на стоя поставили, гостей усадили, а сами на телефон да полисам звякать, ну... Вежливо козырянье руками к репам, покрытым форменными кепи, вежливая просьба удовлетворить любопытство – предъявить, ну суки! паспорта...Марго скромно опустила глаза в тарелку с сыром и хлебом, сама скромность, хоть вместо девы Марии на подставку в коридор ставь, я и Сан протягиваем ксивы. Нате, подавитесь...Шелест страниц, на нас даже не взглянут, можно было ксиву негра им предложить... Ксивы отдают, снова козыряют, извиняются и желают приятного аппетита...И мы снова втроем, в комнате...Хозяевам наверно немного стыдно.

8
{"b":"222004","o":1}