ЛитМир - Электронная Библиотека

Макаров приводит характерный отрывок из «Науки побеждать» о том, как готовиться к стремительной атаке: «…неприятель думает, что ты за сто, за двести верст, а ты, удвоив шаг богатырский, нагрянь быстро, внезапно. Неприятель поет, гуляет, ждет тебя с чистого поля, а ты из-за гор крутых, из-за лесов дремучих налети на него, как снег на голову: рази, тесни, опрокинь, бей, гони, не давай опомниться; кто испуган, тот побежден вполовину; у страха глаза большие; один за десятерых покажется. Будь прозорлив, осторожен, имей цель определенную».

Макаров считал необходимым знать военное искусство противников, и в этом отношении стоял на голову выше своих современников. Изучая военную деятельность английского адмирала Нельсона и полководческое искусство Наполеона, он дает им свою особую, оригинальную характеристику, не склоняя, однако, головы перед ними.

Макаров знал и «теоретические» труды американского адмирала Мэхэна и английского адмирала Коломба. Это были наиболее реакционные военно-морские теоретики конца XIX века, взгляды их являются и в настоящее время официальными в Америке, Англии и в других морских государствах капиталистического мира. Теории этих адмиралов выросли на почве колониально-грабительской политики государств, подданными которых они являлись. Сущность их «теорий» состояла в утверждении якобы вечных и неизменных принципов войны на море как для эпохи парусных, так и паровых флотов, вне зависимости от хода общественно-экономического и технического развития.

И вот в то время, когда в правительственных и морских кругах повсюду восторженно приветствовали новоявленных «создателей» морской стратегии, Макаров первым выступил против теории Мэхэна и Коломба. Он нашел правильный путь критики мэхэно-коломбовской теории, высказал сомнение в ее научности и доказал ее несостоятельность. Макаров писал: «Заговорив о принципах вообще, позволю себе сказать еще раз, что к ним надо относиться осмотрительно. Коломб и Мэхэн проповедуют, что раньше, чем предпринимать десантную экспедицию, нужно уничтожить военный флот противника. Руководствуясь этими принципами, японский адмирал Ито должен был сначала уничтожить китайский флот, потом уже приняться за содействие армии фельдмаршала Ямагато… но обстоятельства заставили Ито поступить иначе» [74].

Таким образом один из основных принципов «теории» Мэхэна-Коломба был взят под обоснованное сомнение.

Одна из глав макаровской «Тактики» посвящена самообразованию и самовоспитанию моряка. «Человек, окончивший школьное образование, должен вступить в жизнь с сознанием, что он еще ничего не знает и не имеет никакого военного воспитания и что его познакомили лишь с программой знаний и показали рамки, в которые должна вложиться его личность в смысле воспитания, но и то и другое ему придется достигнуть самому…» Так начинает Макаров главу, имеющую не только военное, но и общепедагогическое значение. Он считает, что каждый военный должен воспитать в себе сознание, что ему придется, когда это потребуется для защиты Родины, пожертвовать даже своей жизнью.

Важнейшим средством работы молодого человека над собой служит самообразование, в частности чтение. Что же и как следует читать? «Наш совет молодому человеку, — говорит Макаров, — читать побольше оригинальных сочинений и в выборе книг не столько руководствоваться интересом излагаемого предмета, сколько достоинством автора».

Чтение не только обогащает познаниями, но и показывает идеалы, к которым надо стремиться, — говорит Макарова Гоняться за многознанием не следует, но какой-нибудь один предмет необходимо усвоить основательно. Читая, надо изучать не только общие черты, но и исследовать все подробности, чтобы вникнуть в связь вещей.

Одним чтением ограничиться, конечно, нельзя. Дополнением к нему служат жизненный опыт из которого должно извлекать для себя полезные указания, и размышление. Без вдумчивого отношения ко всему виденному, слышанному и прочитанному человек утрачивает свое главное достоинство перед всем окружающим его неодушевленным миром — способность мыслить.

«Только размышление или, точнее выражаясь, способность приводить свои понятия в порядок (логически мыслить) отличает человека от вьючного животного».

Воспитание моряка должно протекать, конечно, на море. Обучению личного состава в плавании Макаров уделяет в своей книге большое место.

«Надо уметь не находить затруднений» — таково название одной из глав «Тактики». Автор обращает ее к молодежи, начинающей службу во флоте, и смысл главы заключается в совете Макарова молодому члену экипажа корабля: следуя примеру своего командира, научиться не находить ни в каком деле затруднений. «Если молодой человек, получив приказание, начнет находить затруднения, это значит, что он или не служил у хорошего командира, или, служа у него, не старался чему-либо научиться. Человек, который, получив приказание, говорит о затруднениях, стоит на ложном пути, и чем скорее его направят на путь истинный, тем лучше!» Всего хуже, если получивший приказание начнет сомневаться в возможности его выполнить. Несомненно половина его сил будет тогда парализована. Вот почему в военном деле так важна четкость и продуманность распоряжения. Неточное распоряжение или последующая его отмена никогда не должны производиться без крайней необходимости. Частая отмена распоряжений порождает в исполнителе неуверенность и сомнение в целесообразности самого распоряжения.

Моряк должен выработать в себе морской глаз, то есть умение на глаз сразу оценить положение своего корабля и эскадры относительно чужих судов и берега. Морской глаз — глазомер, смелость и находчивость есть важнейшие качества моряка. И у кого они в той или иной мере присутствуют, можно практикой и воспитанием развить их и усовершенствовать.

Исчерпав вопросы военно-морской педагогики и общей тактики, Макаров переходит к специальной части. В отдельных главах трактуются тактические приемы действия артиллерии, применения мин и тарана, затем излагаются соображения, как готовиться к бою и вести его при различных условиях.

Таково в общих чертах содержание замечательной для своего времени, не утратившей в некоторых частях свое значение и сейчас, книги Макарова «Рассуждения по вопросам морской тактики». Недаром ее с интересом и пользой читают советские моряки.

ЛЕДОКОЛ «ЕРМАК»

Полярные страны с незапамятных времен привлекали к себе внимание человека. Никакие другие географические открытия и исследования не потребовали столько упорного труда, самопожертвования и энергии, не сопровождались таким количеством жертв, как путешествия в полярные страны. Но неудача не охлаждала смелых исследователей. В продолжение более чем трех столетий они стремились на Север с редким упорством и настойчивостью. Большинство из них были русскими. Дежнев, Беринг, Малыгин, братья Лаптевы, Прончищев, Челюскин, Пахтусов, Циволька, Розмыслов и многие, многие другие [75]. Все они были продолжателями дела целой плеяды бесстрашных и славных, хотя и безвестных наших «ходоков на север», плававших туда на утлых ладьях еще со времен древнего Новгорода.

Новая Земля еще издавна посещалась нашими поморами, которыми повидимому и была открыта еще в XI веке, об этом свидетельствуют два креста, найденные голландским мореплавателем Виллемом Баренцом на северном острове Новой Земли в 1596 году.

Далекий Шпицберген, получивший широкую известность с 1596 года, после вторичного открытия его голландцами, фактически еще задолго до этого времени был хорошо знаком нашим поморам под именем Груманта. Поморы не только ежегодно хаживали туда на промыслы, но и подолгу там жили; так помор Старостин прожил на Груманте безвыездно тридцать семь лет.

Многие экспедиции снаряжались и отправлялись в северные ледовитые моря с задачей открыть новые морские пути и неизвестные земли, попытаться проникнуть к скрытому бесконечными льдами загадочному Северному полюсу. Но редкая из этих экспедиций возвращалась благополучно.

вернуться

74

Речь идет о японо-китайской войне 1894–1895 гг.

вернуться

75

Имена Дежнева, деятелей Великой Северной экспедиции Беринга, Чирикова, Малыгина, братьев Лаптевых, Прончищева, Челюскина, а также первых исследователей Новой Земли Пахтусова, Цивольки и Розмыслова, всегда привлекали внимание Макарова, относившегося к их замечательной деятельности с глубоким уважением.

Знаменитый землепроходец Семен Дежнев первый прошел в 1648 году пролив, отделяющий Азию от Америки. Великая Северная экспедиция, продолжавшаяся десять лет (1733–1743), организованная в неведомом дотоле не только для России, но и для всего мира масштабе, по результатам своей работы имела громадное значение. Задавшись целью исследовать северные берега России, экспедиция сделала очень многое в деле изучения Севера: были описаны северные берега Европы и Азии от Белого моря до устья реки Колымы, Охотское море, Камчатка; исследована Сибирь; на специально выстроенных кораблях совершены плавания к загадочным в ту пору берегам Японии и Америки, причем окончательно было установлено существование пролива, разъединяющего Азию и Америку, названного Беринговым проливом.

Замечательный русский полярный путешественник XVIII века штурман Федор Розмыслов является основоположником изучения Новой Земли. В 1768–1769 гг. он провел зиму на Новой Земле и описал пролив Маточкин Шар. А. К. Пахтусов (1800–1835) производил опись реки Печоры и берегов Ледовитого океана, а также описал юго-восточный берег Новой Земли до Маточкина Шара. В 1834 году он, вторично перезимовав на Новой Земле, описал и восточный ее берег до острова Пахтусова.

Циволька, Август Карлович (год рожд. неизвестен, умер в 1839 г.) — штурманский офицер, известный исследователь Новой Земли. Принимал участие в гидрографических работах на Новой Земле в экспедиции Пахтусова в 1832–1834 гг., а затем, по приглашению академика К. Бера, в 1837 году снова отправился на Новую Землю, где руководил исследовательскими работами. В 1838 году, в качестве начальника экспедиции, занимался обследованием Северного острова Новой Земли, но, не закончив работ, заболел во время зимовки цынгой и скончался 28 марта 1839 года.

34
{"b":"222005","o":1}