ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА ВОСЬМАЯ.

Однажды утром Воины выехали к Рязанским горам. Внезапно выросшими из-за леса. Произведение полковника Мордасова. Между Второй и Третьей Гражданскими Войнами пытался разжечь огонь освободительной войны за счастье человечества и взорвал подземный склад боеголовок к баллистическим ракетам «земля-земля»... Который охранял со своим полком. В результате ученые всего мира зарегистрировали подземный толчок в девять баллов в эпицентре, в Париже с Эйфелевой башни рухнула антенна, в Нью-Йорке дрогнули стекла небоскребов и биржевой курс, в Токио затопило несколько туристических плавучих отелей, людей правда успели эвакуировать, а город, Рязань исчез вместе с жителями... Область же взметнулась ввысь, к небесам, похоронив под новообразовавшимися горами все населенные пункты, ну а полк Мордасова в полном своем составе отправился к праотцам... Джи, как всегда, замер, рассматривая причудливые скалы, вершины, устремленные к небу, крутые склоны, поросшие огромными соснами с разноцветными макушками, елками с синей хвоей и кустами лиановидной акации с огромными белыми цветами, питающимися мелкими птицами... Зрелище впечатляло и захватывало... Раньше здесь была целая область, густо населенная людьми, а теперь... Кир терпеливо ждал, когда Джи насмотрится. Оруженосец с трудом отвел взгляд от захватывающего дух зрелища и повернул голову к Киру: -А не думал, что это так прекрасно и величественно!.. -Горы как горы. Высота, в среднем тысяча двести – тысяча пятьсот метров над уровнем Северо-Украинского моря, самая высокая вершина – тысяча семьсот двадцать три метра. Могилевские горы выше.

Джи мгновенно вспомнил – Могилевские горы произведение другого полковника, Лаврова. Взрыв нейтронных зарядов... Встряхнув головой, он указал рукой на горы:

-Нам туда? -Да Джи, туда. Но зато там нет хренаров. Они не любят горы.

После девятидневного похода с ночевками под открытым небом, с выпадающей на морду росою, без пива, дикарок и с сушенным мясом, дорогою то вверх, то вниз, Джи тоже невзлюбил горы.

-Почему дикари не селятся в горах? –

трясясь на корове по дороге, ну наконец-то! вниз, спросил Джи у Кира. Тот пожал плечами:

-Ты что, забыл свою Школу? Ни чего не растет съедобного, нет животных для охоты. Одни грибы, но съешь и будешь светится.

Джи вспомнил уроки в Школе и действительно – горы густо поросли лесом, а под соснами сплошным ковром грибы... Самые большие достигали метра в диаметре. Но огромная, чудовищная радиация... Джи поежился, вновь вспомнив Школу, если верить преподавателям, даже проезжать здесь опасно... Даже в легком скафандре, а они с Киром в одних штанах из коровьей шкуры...

-Здесь не опасно находится для жизни? -Нет. Ни хренаров, ни дикарей здесь нет.

Джи замолчал, сраженный логикой Кира. Слава богу, они уже спускались вниз. А на десятый день горы внезапно кончились. Совершенно внезапно. Воины выехали на высокий отвесный склон, всего метров двести высотою, внизу, впереди, зеленел лес, далеко, ближе к горизонту, голубело озеро, а рядом что-то чернело.

-Черный замок! –

заорал, захлебываясь восторгом, Джи, упрев грязный палец в горизонт – да, это он. Один из двадцати одного черных замков.

-Вы тоже так и не знаете точно, что там, кто там, откуда они?.. –

нетерпеливо перебил Кира Джи.

-Нет, только то, что известно в ООН и преподается у вас в Школе. Воины замолчали и уставились на далекий Черный Замок, размышляя о его тайне. Начался трудный и утомительный спуск по чуть заметной тропинке, почти вертикально убегающей вниз среди стволов редко стоящих сосен. К полудню, когда солнце казалось лопнет от ярости, Воины въехали под спасительную тень густого лиственного леса, заросшего кустарником и полного хренаров, медведей и дикарей. На следующий день, переночевав на дубе и затащив туда и коров, для их же безопасности, совершенно без приключений (странно – заметил сам себе Джи), Воины, выехали к озеру. На другой стороне, окруженный рвом с водою из озера, возвышался небольшой Черный Замок, окруженный черной стеной, сложенной из огромных черных глыб. Над замком кружили вороны и гурки. -Птиц специально прикармливают мясом, а суеверные дикари боятся замка и его обитателей, и обходят его стороной, –

хором, не сговариваясь, проговорили Кир и Джи, а переглянувшись, расхохотались.

Я то ладно, десять лет в Школе твердил, а ты то, ты то...

утирая слезы, булькал и пускал слюни Джи. Кир, всхлипывая, отвечал:

-Это все дедушка, хрен с коромысло, когда я был маленьким, он мне вместо сказок рассказывал, в жопу, школьные лекции...

В волю насмеявшись, Кир и Джи успокоились, и тронулись в путь в обход озера и Черного Замка. Тайна осталась тайной. В голове Джи вертелись куски из школьных лекций: построены в период правления Жириновского любителями старины, люди не общаются с туземцами и кто они – не известно, ездят на коровах черного цвета, но в доспехах из металла черного цвета, владеют арбалетами, собирают дань с дикарей близ лежащих поселений... Куски приходили в голову толчками, в так шагам коровы...

Не остановившись в поселении племени Путевики, на вопрос Кир пожал плечами и ответил, что впереди совсем недалеко есть лучшее место для ночлега, и уже в сумерках Воины подъехали к забору поселения. Колхозно-племенного типа, племя Гагаринцы, мельком отметил порядком уставший Джи -от Черного Замка до этого поселения на них нападали четыре раза... Два раза дикари, два раза хренары... Плечи и руки ныли от махания дубиной. Радостная встреча Воинов сопровождалась постоянным и неизменным ритуалом – куча голых детей, жратва, пиво, дикарка для Джи... Измученный Оруженосец не смог показать всю свою удаль и скоро захрапел. Все равно счастливая дикарка, внезапно нашедшая сильного и могучего мужа, долго еще не спала, тихонько лежа возле огромного Джи... Джи... Джи... Утром покачиваясь на рогатых скакунах, Воины выехали из гостеприимного поселения и к обеду увидели волны, волны Северо-Украинского моря, монотонно набегавши не и опадающие брызгами и грязной пеной на желтый песок. Огромное, ленивое, лежало море без конца и края во впадине, образованной рядом взрывов военных заводов, подвергшихся бомбардировке еще в Первой Гражданской Войне. -Нравится? –

ехидно спросил Кир. Джи помолчал, подбирая слова, затем ответил:

-Море нравится. Не нравится, что погибли люди, когда оно образовалось. -В Первую Гражданскую Войну погибло только здесь восемьдесят миллионов человек. Но зато отгрохали море...

Джи гневно посмотрел на Старшего и внезапно понял, что Киру тоже больно за погибших здесь людей, за природу, за Цивилизацию... Отерев выступившую слезу загорелым кулаком, Джи громко выкрикнул, потрясая дубиной:

-Этого больше не повторится, мы не даром здесь, на страже!

Закончив торжественную часть, Воины приступили к подготовке дальнейшего путешествия. Кир и Джи повалили две ели, топорами из зубов хренара содрали целиком кору с них, огромнейшими пластами и сплетя из прутьев кустарника два каркаса, обтянули их корой, завязав нос и корму теми же прутьями. Подучились две огромные лодки. Скрепив их поперечными бревнами, водрузив мачту в виде перевернутой «виктории» из бревен, Кир и Джи затащили коров, мешки с сушеным мясом и водою, охапки веток для корма рогатым скакунам и подняв парус из шкуры коровы, отправились дальше.

В это время года дул устойчивый, сильный, постоянный ветер с севера на юг, и катамаран, не смотря на громоздкость и неуклюжесть, довольно таки быстро плыл к цели. Нудно и медленно проплыли три дня. За это время Воины один лишь раз приставали к низкому болотистому берегу, постоянно видневшимся слева – пополнить запасы воды, выгулять застоявшихся коров и запастись для них кормом. Навоз выбрасывался во время пути в воду (так как это органика и не грозит экологии). На шестой день пути Джи увидел прямо по курсу берег, заросший высокой травой, среди которой изредка возвышались одиноко стоящие огромнейшие высоченные дубы с раскидистыми ветвистыми кронами с лиловой листвой, дубы в обхвате достигали до тридцати метров,, а в высоту до пятидесяти. На одном из дубов Джи увидел не сколько гнезд-хижин, сплетенных из веток, камыша и травы. -Это поселение племени Дубовиков? –

10
{"b":"222006","o":1}