ЛитМир - Электронная Библиотека

-Мои земли огромны, что бы проехать их из края в край на быстрой корове, нужно потратить время от одного полнолуния до другого, –

смеясь, подытожил Дректор.

-Я самый могучий из всех Вождей на всей земле, я имею самое сильное войско, я имею самого умного и хитрого Главного Воина...Но на восходе солнца есть еще земли, не подвластные мне! Отдохни и захвати их!! Вождь Кирьянцев горд и не захотел платить мне дань! Воинов, которых я послал за нею, обмазал коровьим дерьмом и прогнал... Я хочу увидеть обмазанного дерьмом вождя Кирьянцев! А сейчас ты свободен. Вечером же я жду тебя, после захода солнца и вторых петухов. Будет пир во славу наших с тобою побед!

Джи вышел из приемной комнаты, пораженный услышанным. Неужели Дректор стал давать ужины!..

Воин шел по дворцу, удивляясь изменениям, произошедшим всего лишь за один месяц его отсутствия. Дворец был перестроен, множество факелов, укрепленных над колодами с водой в деревянных держаках освещали комнаты. Возле каждого факела стоял на пожарной страже дикарь в штанах и рубахе из шкуры, но еще и имеющий на шеи деревянную сову, на кожаном шнурке... Много охраны с копьями, возле каждой двери по двое, множество шкур на лавках и распяленных на стенах, на столах ковры из сплетенной травы, Джи помнил – это добыча из земель племени Ткачовцы... И кругом множество дармоедов – дикарей, толстых, важных, гордых... Старейшины племен, колдуны, представители захваченных племен... Одним словом, пока он воевал, Дректор обзавелся двором и придворной челядью... Это обязательно надо сообщить при первом же сеансе связи с Центром. Жаль, что связь только односторонняя и вызывать может лишь Центр... Еще немного и он назовет себя императором, подумалось Джи, не замечая за размышлениями, как низко кланяются ему заросшие волосами и бородами, в одежде на шкур, прихлебатели-дармоеды Великого Верхового Дректора. А дома его ждала жена и огромная добыча, его доля и подарки покоренных вождей. Помывшись с дороги ледяной водой и переодевшись в новые штаны и рубаху из шкуры оленя, Джи уселся на лавку, предоставив жене вычесывать из его густых длинных темных волос насекомых, которыми вечно обрастешь в дороге. Вычесывать и напевать, о том что произошло в его отсутствие, большой живот говорил о скором прибавлении, жена колыхала им, как беременная корова... Разглядывая ее живот, Джи вспомнил, еще о двадцати пяти-тридцати дикарок в различнейших поселениях, так же ожидавших его детей. Гордость переполнила Главного Воина, гордость и уверенность, что генофонд Территории будет улучшен. А вечером, как и было обещано, был ужин. То есть пир. За огромным дубовым столом, во главе которого, сидел сам Верховный Дректор, на троне, в котелке и под сенью деревянной совы, разместились старейшины, колдуны, шаманы и прочая дворцовая мелочь. Рядышком с Дректором, совершенно скромно, примостился незнакомый Джи дикарь – маленького роста, толстенький, с умными, но плутоватыми глазками, выглядывающими из бороды. Место для Главного Воина указал лично сам Верховный Дректор, по левую руку от себя, так как по правую и сидел этот толстяк с плутоватыми глазками. Дикарь посмотрел на Джи и улыбнулся ему. Воин ответил тем же. -Вы еще не знаете друг друга, –

негромко сказал Дректор и ткнув в грудь Джи пальцем, продолжил.

-Это мой Главный Воин Джи, великий и непобедимый! А это Ри, мой советник, –

Дректор ткнул в грудь толстячка пальцем. Джи и Ри обменялись традиционными хлопками ладоней по плечам друг друга. Ри сморщился, а Джи подумал – слабак.

Верховный Дректор поднял рог с пивом и все сидящие за столом замолчали и перестав жевать, уставились на Дректора. -Я подаю этот рог моему Главному Воину. Он приносит нам победы, добычу и земли. Слава ему!

Дикари дружно взревели:

-Слава, слава, слава!!!

Лишь Верховный Дректор не кричал и улыбался, да советник этот Ри делал вид, а сам лишь рот раскрывал, Джи принял рог и выпил его до дна. Пиво было свежее, но со старой свеклы... По знаку Дректора все снова начали жрать, пить, бросать кости на пол, громко отрыгивать, вытирать руки об волосы и все так быстро, как будто у них могут это изобилие отнять, да-а-а – подумал Джи, культура пиров еще не установлена на должный уровень... Слуги с совами на шеях метались за спинами жрущих, разнося куски мяса на деревянных блюдах и пиво в глиняных жбанах, квашеные овощи в глубоких деревянных мисках и куски меда в сотах, под ногами путались собаки, грызясь из-за костей и рыча друг на друга... От дыма факелов щипало в глазах, в ушах звенело, трещало и стучало от оркестра, расположившегося в углу, но в общем-то все было весело... Затрубили рога и высоким чистым голосом, тонким как у девчонки не вышедшей еще замуж, заголосил придворный голосист:

-Как силен Верховный Дректор, Как силен, как силен!!! Как сто хренаров он силен, Как силен, как силен!!!

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ.

Джи опять сидел на корове. Ему временами казалось, что он слился с нею, как кентавр из очень древнегреческого эпоса. Эпос этот он проходил, конечно, в школе. Джи сидел, на корове, корова стояла на высоком холме и сам себе он казался самому себе памятником. Памятником казался... Прижизненным... Или суровым богом из какого-нибудь древне-древнего эпоса древних предков туземцев-аборигенов, населяющих Территорию. Джи держал ладонь козырьком над глазами, зорко оглядывая окружающий его мир, полный коварства и жестокости... Представшая его бдительному взору картина его радовала. Стройными толпами его многочисленное войско, уверенно шло на врага, как всегда громко визжа, крича, рыча и ухая. Что бы устрашить противника, повергнуть его в панику и догнав его, разметать... Его могучее войско, его и конечно, Верховного Дректора, непобедимое войско, могучие и непобедимые воины шли на врага, проваливаясь по пояс в подтаявший на мартовском солнце снег. Сверху светило это самое мартовское солнце, снизу журчали первые робкие ручейки, посередине было войско Джи, синее, грязное, но воинственное. Вчера был очередной сеанс связи с Центром. Центром Профессиональных Воинов... Действия Джи одобрении и оценены. На будущее приказано тоже самое. Голос Старого Крокодила прохрипел из амулета: -ООН и лично Председатель ООН Чан Зитцен следят за развивающимися событиями. Это интересный научный эксперимент. На его основе возможно восстановить темные страницы прошлого Цивилизованного Мира, исторические этапы всех народов, этапы становления государственности. Ты молодец, сынок... Джи, как всегда, оттер слезы, внезапно и непонятно для себя почему-то вспомнил апельсиновый сок и махнул одобрительно дубиной. Все так же сидя на корове, на высоком красивом холме, под сенью раскидистого дуба... Особо резко взвизгнули рога и воины, особо тревожно забили бубны и барабаны, как-то тревожно и грозно забили друг об друга дубины, и его могучие воины бросились на врага, мужественно и свирепо визжа, визжа, ухая и размахивая дубинами. Войско врага, объединенное из восемнадцати племен, коалиция сопротивления Верховному Дректору под руководством вождя Нуса, племя Заглотай, слегка дрогнуло, но подтянув фланги к центру, тоже бросилось вперед. Первое общее впечатление было для Джи, как всегда, обычное. Игроки двух команд в регби перед финальным свистком судьи... Застучали дубины об дубины, об черепа, раздался хруст ломаемых костей, кто-то перешел на более близкий рукопашный бой и вцепился противнику ногтями в морду или зубами в глотку. С радостным криком взмыли и вновь уселись на ветви сосен и елей вороны и гурки. Над полем стоял визг, уханье, сплошной русмат... Одним словом, битва началась! И продолжалась до позднего вечера, так как его могучие воины ни как не могли перебороть упрямство коалиционных войск. Нус и его соратники-вожди упрямо надеялись уклонится от охвата заботой и лаской Верховного Дректора. Но сто двадцать девять единиц интеллекта значит все же побольше, чем совмещенный дикарский ум восемнадцати нецивилизованных вождей. В сумерках Джи бросил на врага резерв, до того времени мерзнувший в кустах, залитых талой водой, а потому рассвирепевшие и замерзшие воины, хлюпая носами и сипло завывая, переломили ход истории. То есть битвы. И враг дрогнув, побежал... Позорно побежал, мелькая серыми тенями среди деревьев и кустов, бросая дубины, коров, вождей и своих соплеменников на усмотрение победителей, свирепых в бою, но отходчивых после драки... Как все истинные жители Территории. И победа упала в грязную ладонь Джи... Всю ночь горели костры, лилось рекою пиво, хрустели кости хренаров, оленей и медведей. Гремели бонги, бубны и ревели рога. Особо радовались женщины, так как достались более храбрым и могучим воинам, чем ими владели раньше. В темноте стонали многочисленные раненые, пытавшиеся доползти по подмерзшему насту к кострам... До изобретения медицинской службы было еще далеко. Пир продолжался до утра. А утром Джи, в сопровождении личной охраны, помощников и помощников помощников, объехал кривой строй победителей, качающийся от выпитого и съеденного, а с самого раннего утра уже перехватившего по доброй горсти угля. Выслушав крики – слава! слава! слава! и оставшись довольным увиденным, Главный Воин приказал собирать добычу, объезжать селения и забирать дань. Все его приказы выполнялись с огромные удовольствием и старательностью. Джи наслаждался полной и окончательной победой, полный и окончательным концом боевых действий на Территории... По крайней мере на землях Московии. Так как на всех ближайших землях все племена безоговорочно признали власть Верховного Дректора. И платили дань – едой, пивом, шкурами, коровами, женщинами. Все понимали – лучше отдать часть, чем потерять все... В вдобавок жизнь... Джи наслаждался триумфом, лежа на мягких шелковистых шкурах, с красивой (относительно) молодой дикаркой, такой миниатюрной, что казалось она изготовлена на фабрике игрушек. Свежее пиво, квашенная свекла, в меру ужаренный бок оленя, медвежьи копченные окорока, красивая дикарка (с плоским широким носом, скуластая, с узкими губами и узкими глазами мутно-зеленого цвета – увы), влюблено-испуганно глядящая в рот своему повелителю... Ну что еще нужно мужественному Воину в звании Оруженосец для наслаждения победой? Ни чего... Плюс ко всему о нем знают и помнят в ООН, и лично Председатель Чан Зитцен следит за развитием событий наТерритории... Нет, быть ему все же Директором Школы Наблюдателей ООН, точно быть... Сладостные мысли, подогретые паршивым пивом и неумелыми ласками дикарки, взлетали испуганными гурками и вновь садились на голову Джи... Появившийся Орис распугал их окончательно, Джи схватился за дубину, дикарка за штаны. -Нет-нет, Главный Воин, опасности нет никакой. Я только хотел спросить – когда Главный Воин прикажет возвращаться в Пуп Земли?.. -Завтра... Нет, пожалуй послезавтра... А что, дань собрали уже всю? -Да, Главный Воин, всю до последней свеклы. -Тогда завтра, –

18
{"b":"222006","o":1}