ЛитМир - Электронная Библиотека

И захохотали в голос, довольные друг другом и собою, продолжая все тот же утренний ритуал.

После завтрака Ричард и Киси отправились на пляж, как все постояльцы этого фешенебельного отеля, «РОЯЛБАГАМЫ». Все встречные мужчины не сводили с его подружки откровенно восхищенных глаз и судорожно облизывали внезапно пересохшие губы, а Ри, как его звала Киси, да впрочем и все остальные девушки до нее, героически выпячивал животик... Ему было чем гордится – Киси была длинноногая, с высокой и большой грудью, густой шапкой черных волос, со смуглой кожей и огромными зелеными глазами. Ричард едва достигал ей до плеча, но ни сколько не чувствовал себя стеснительно. Он не комплексовал – настоящий мужчина не тот, кто огромен, а тот кто действительно настоящий мужчина. А Ри об этом знал точно, насчет настоящего мужчины, знала об этом и Киси... Они познакомились на второй день прилета Ричарда на Багамы. Киси, модельерша со всемирной славой, имела бурный успех у постояльцев отеля «РОЯЛБАГАМЫ» и еще не выбрала себе очередного любовника, хотя уже четыре дня блистала своими чуть прикрытыми прелестями в отеле и совершенно неприкрытыми на пляже. Огромный выбор – от известного журналиста до миллиардера Рульфа, возраст от шестнадцатилетнего – сын арабского шейха со своей личной гвардией в количестве десяти человек; до шестидесяти двухлетнего, потомок какой-то побочной линии английской королевы с вживленной горилльей железой... Всех цветов кожи, от белоснежно-норвежского, до смугло-приятного – индийский магараджа что ли... Различнейших и прочая, прочая, прочая... У Киси разбежались глаза. И тут он, Ричард Паркер собственной персоной – неизвестный, совершенно ни кому не известный, маленький, толстенький, волосатый и бородатый, в длинных оранжевых шортах до колен и дешевой тишортке с пошлой надписью «Я ТВОЙ ПОДАРОК!»... Оригинален, но по сравнению с другими проигрывал и безнадежно. В первый же вечер нахождения в этом отеле (первую ночь Ри ночевал в какой-то дыре всего за двести ооноров), подремав, приняв душ и слегка перекусив, Ричард спустился вниз, даже не одев смокинга. Так как у него его ни когда не было... И сразу попал в дансинг-зал. Так сказать с корабля на бал. И с ходу пригласил скучающую Киси, восседавшую с видом королевы в окружении своры поклонников с блестящими глазами и пересохшими губами. Пригласил на танец... Одетый в оранжевые шорты и тишортку с надписью «Я ТВОЙ ПОДАРОК!»... -Я с мелкими не танцую, – отрезала Киси нахалу. -Я мелкий, но с большим членом, красотка, –

невозмутимо парировал волосато-бородатый толстячок при всеобщем «ах!!!». Киси удивленно уставилась на Ричарда, она не привыкла к откровенному вульгаризму и грубостям в свой адрес (бедная Киси – откровенность и правду Ричарда она приняла как грубость, да еще на свой счет) и с возрастающим интересом произнесла, не сводя с нахала прищуренных зеленых глаз:

-Откуда ты такой прыткий? -Я? Из тюряги, отсидел четыре года в строгой изоляции и ты будешь первой женщиной после перерыва. Если конечно захочешь... -А... а за что ты попал в, –

Киси с трудом сглотнула внезапно пересохшим горлом и продолжила:

-Тюрягу?.. -За бринерство.

Киси была сражена наповал, в ее большой коллекции любовников еще не было ни одного бринера... И вместо танцев они сразу отправились в номер к Ричарду. Выходя из зала, он помахал пухлой ладошкой обалдевшим от произошедшего у них на глазах поклонникам ветреной модельерши. И Киси не разочаровалась в выборе... На следующий день Ри перебрался в номер к Киси.

Расположившись с удобствами в шезлонгах и потягивая орандж, любовники любовались океаном, лениво переговариваясь и принимая солнечные ванны, вперемешку с океанскими, столь целебные после бурной ночи. Ричард с удовольствием чувствовал, как силы медленно, но восстанавливаются... Еще бы так было с деньгами и мир бы был прекрасен, прекрасен и безоблачен. Внезапно на Ри упала тень. И явно не от облака. Приоткрыв один глаз, он увидел незнакомца, улыбающегося мужчину лет сорока, высокого, в отличном белом костюме и мягкой шляпе от «Шухмахера», примерно так за 3000 ооноров, однако... -Что надо? –

недружелюбно пробормотал Ричард незнакомцу в дорогой шляпе.

-Вы Паркер Ричард? -Да, ну и что с того? -Нам нужно поговорить... -Я на церкви не подаю и благотворительностью не занимаюсь!

Мужчина еще больше расплылся в улыбке, показав отличные искусственные зубы, да, шляпа, костюм плюс стоматолог-протезист, наверно это все же не бродячий миссионер...

-Есть интересное предложение, Ричард. Я думаю, оно вас заинтересует...

Ри помолчал, подумал, вспомнил, что деньги тают, как лед в стакане и решительно встал с шезлонга.

-Посиди крошка здесь, я сейчас вернусь, если это глупый розыгрыш, то я сверну шею этому в шляпе. -Сворачивай быстрее и возвращайся. Я без тебя скучаю, –

пробормотала томно из-под соломенного сомбреро Киси. И Ри отправился вслед улыбчивому джентльмену на террасу ресторана.

Выслушав предложение и получив исчерпывающие рекомендации (от Бегемота с небольшим перечислением доставленного товара), уточнив детали и слегка поторговавшись насчет оплаты и аванса, Ричард пересчитал деньги и небрежно пряча их в карман шортов, пробормотал: -О,кэй, через месяц и приступлю к подготовке дела и еще дней так через... -Ни какой через месяц, а завтра же вы улетите с Вагам и приступите к подготовке. Мой босс сильно долго не любит ждать. Фотографии объекта вам вручат завтра перед отлетом эти джентльмены, –

и еще шире улыбаясь, мужчина указал большим пальцем правой руки себе за плечо. Видимо ему нравилось говорить неприятные вещи. Ричард взглянул еще раз в указанном направлении и понял – завтра улетает. Джентльмены, а их было трое, каждый был минимум в два раза тяжелее Ри, да в добавок еще с переломанными носами, раздавленными ушами и шрамами на губах и бровях... Красавцы, да и только.

Вернувшись к Киси, он ответил на немой вопрос из-под сомбреро: -Завтра улетаю. Срочная работа.

Глаза у Киси вспыхнули зеленым огнем, как в постели:

-На Территорию?!.. -Не болтай глупостей. В Африку... -К черту Африку, ты же бринер?!.. Или ты мне врал?!.. –

голос Киси опасно зазвенел над пляжем. Ричард вздохнул и как ему не было тяжко, ответил:

-Врал. Уж очень мне хотелось тебе понравится, так как твои ноги мне пришлись по душе. Но ведь и тебе вроде бы было неплохо... А?!

Киси взвилась раненой чайкой, разъяренной пантерой, ее женское самолюбие было уязвлено, голос ее, казалось, слышен был и на другом побережье острова:

-Ты грязное животное, вонючий задыхающийся толстяк, не способный даже удовлетворить горбатую старуху, ты волосатая обезьяна, импотент, педик, альфонс...

На пляже ни кто не обращал на них внимание, здесь все давно привыкли к таким сценам и выходкам экстравагантных звезд, лишь женщины довольно щурились в сторону разбушевавшейся Киси...

Спал Ричард один. И утром, без прыжков в бассейн, отъехал из отеля, заплатив по счету и раздав щедрые чаевые. В аэропорту его уже ждали. Трое серьезных неулыбчивых джентльмена, больших и сильных, напоминающих медведей гризли. Получив билет и конверт с фотографиями, Ричард прошел за барьер, сдав сумку в багаж и зарегистрировав билет. Обернувшись, он помахал рукой и с улыбкой спросил: -Вам ни разу не предлагали снимется в кино? Нет? Жаль, из вас бы вышли отличные гризли, –

и поспешил на самолет, стараясь не оглядываться.

Рейс прошел нормально. Самолет не попал в Бермудский треугольник, Ри съел все положенное по билету и выпил все, что предлагала красивая стюардесса, Ричард, Ричард, а как же работа? да... Просмотрел все предложенное авиакомпанией и прослушал все, что трещало в наушниках. Включая передачу «Вы любите макароны?..» Благополучно приземлившись в аэропорту «Новый Нью-Йорк», вместе со всеми пассажирами прошел красивыми туннелями и подучил багаж... А затем Ричард отправился на стоянку такси. И через сорок минут уже приобретал билет на вокзале Транспацификэкспресс на ближайший транспацификэкспресс... Устроившись поудобней в кресле, Ри прикрыл глаза. Экспресс плавно и незаметно тронулся в путь по монорельсу, что б через три часа двадцать две минуты замереть у платформы сан-францисского вокзала. Ричард Паркер уснул... Ему снилось, что он скачет на корове, машет дубиной, а вокруг скачут красивые длинноногие дикарки и размахивая дубинами, очень напевно кричат: -Просим вас покинуть экспресс, будьте внимательны и не оставляйте свой багаж, получить вы его сможете только через восемь часов сорок две минуты. Желаем вам всего хорошего и благодарим за то, что вы выбрали экспресс корпорации «Транспацификэкспресскорпорейшен»... Затем было снова такси, отель, минутный разговор с портье, аренда номера, Ри взлетел на свой этаж на лифте и пройдя по длинному коридору с длинным рядом дверей по обе стороны длинного коридора, вошел в свой номер... Не устраиваясь и не раскладывая вещей, Ричард посидел в кресле, чутко прислушиваясь к звукам в коридоре. Там было тихо. Через полчаса, не спеша и соблюдая полнейшую тишину, Ричард вышел в коридор и оглядываясь, прошел к грузовому лифту. Оглядев замок, запирающий кнопку вызова лифта и хмыкнув, Ри сунул в него кусок проволоки. Загорелась красная лампочка... Опускаясь в лифте, Ричард вспомнил сон и улыбнулся. Все будет хорошо... Выйдя в подвале и выбравшись по узкой лестнице на задний двор, Ри выскочил на улицу. Хмурая, грязноватая улица была задворками отеля, но и по ней иногда проезжали такси. Через полчаса он уже был в аэропорту и покупал билет до Мехико... Затем были аэропорты, вокзалы и отели в Сиднее и Токио, Пекине и Сингапуре, Дели и Каире, Лондоне и Риме... Ричард заметал следы. И если за ним и была слежка, то она давно потеряла его след. В отелях Ричард сообщал о себе самые разнообразные сведения, последний раз назвал имя и фамилию одной известной кинозвезды, даже не переделывая на мужской манер. И ничего, портье лишь мигнул лампочками, пожужжал немного и выдал ключи... В дорогих отелях обслуживающий персонал по-прежнему, по-старому, люди, ну а в средней руки отелях давно уже компьютерные портье и им глубоко плевать – женщина называется мужским именем, или наоборот... К тому же приплюсуйте огромное количество транвеститов, лесбиянок, гомосексуалистов да и просто хлопнутых в этой жизни чем-то по голове. Ричард заметал следы. Его мозг был неистощим на выдумку. Он переодевался, напяливал парики и сутаны, сетчатые колготки и красил лицо и руки в черный цвет... Ведь от этого зависело не только получение или нет вознаграждения, но и его личная свобода. Да-да, ставкой была его личная свобода. Его, Ричарда Паркера, а это очень высокая ставка. Второй раз в тюрьму он не собирался. Руди ему надоел первый раз... Конечно, он не собирался так быстро начать снова работать, хотел отдохнуть, тщательно подготовится... Но раз так сложилось – то пусть так и будет, тем более вознаграждение более чем солидное, видать этот неизвестный ему коллекционер, босс мужика в дорогой шляпе, при деньгах... В Праге Ри погулял по узким улочкам, мощеным камнями и вертя головой, попредавался воспоминаниями, понастальгировал... Но увидев большой магазин детской игрушки, крупный и наиболее полный по ассортименту, как гласила реклама, отбросил воспоминания и вошел в него. К нему уже спешила красивая девушка, в форме продавщицы этой фирмы. -Я могу вам чем-нибудь помочь? –

26
{"b":"222006","o":1}