ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Призрак
Падение
Затонувшие города
64
Астрологический суд
Лживый брак
Жестокая красотка
Удиви меня
Планета Халка

Путь Ри лежал в Московию, как называли дикари центральный регион европейской части Территории. Трясясь на корове, он с удовольствием любовался разноцветными соснами, черными огромными бабочками, питающиеся падалью, необычными цветами, вообще всем тем, что отсутствовало в Цивилизованном Мире. Ри с огромным удовольствием вдыхал воздух, насыщенный запахом сгнившей листвы, благоуханием цветов, вонью от подсохшего навоза хренаров, огромнейшими кучами возвышавшийся то там, то тут по лесу... Ри не забывал периодически глотать антипарализаторы, нейтрализирующие остаточную радиацию и всякие другие негативные влияния Территории на его организм. Все было необычно, не так обыденно, как в Цивилизованном Мире, все волновало поэтическую натуру Ри, как будто он вновь молод, как будто он впервые на Территории... Так волновался и переживал, наслаждался и созерцал, получал огромнейший позитивный заряд эмоций каждый, кто попадал на Территорию... Видимо сказывалась радиация... Ри с удовольствием не только любовался, но и вспоминал Историю. Его гениальнейший ум был просто набит цифрами, датами, фактами, фамилиями, именами и событиями... Он, ум, услужливо подсказывал хронологию Московии – от 1985 года, принятого в Цивилизованном Мире за точку отсчета возникновения Терры Инкогниты в ее нынешнем виде, до сегодняшнего дня... От давних дней до сегодняшнего дня... Союз Советских Социалистических Республик, столица Москва. Ри ни когда до конца не понимал, что же это все же было такое – СССР... То ли бандитское формирование, прикрывающееся идеологией, на вроде средневековых христианских рыцарских феодальных владений, давно к тому времени канувших в Лету, то ли пиратско-рабовладельческо-террористическое образование с зачатками государственности... Ого, какая огромная бабочка!.. Российская Федерация, столица Москва, уродливое государственное образование, пародирующее «банановые республики» двадцатого века в Южной Америке пополам с Диким Западом времен колонизации Северной Америки, и еще черт знает с чем... Над головой Ри злобно проорала гурка и попыталась попасть в него жидкой струей, но мимо... Ну а дальше просто как снежный обвал, но не увеличиваясь, а наоборот – уменьшаясь... Республика Великая Россия, столица Москва, но уже без отделившейся Сибири; Национал-Патриотическое Государственное Объединение; Центрально-Российское Диктаторство; Русское Генералитетство, размером с бывшую территориальную единицу – область; черт, чуть об куст не ободрался... Империя Россия – карликовая, урезанная до границ Москвы 2012 года, возглавляемая целым рядом психопатических, сумасшедших и просто бандитских личностей... Московское Царство (в границах города Москвы 1985 года); Московское княжество, скукожившееся до границ какого-то непонятного для Ри, Садового Кольца, воюющее со всеми окружающими его княжествами... Кремлевское Удельное Баронство... Теперь же просто Московия, место компактного проживания пятнадцати племен, имеющих общее только язык (русмат, как и все остальные племена живущие на Территории) и религию. Все эти пятнадцать племен молились Вечно Спящему... В кустах что-то затрещало, Ри насторожился и сжал рукоять своей дубины-сонатора... Из зарослей с розовыми цветками высунулась окровавленная, пускающая слюну, вся поросшая длинным жестким волосом морда хренара, с маленькими, бешенными, налитыми кровью и яростью, глазами. Ричард вполсилы врезал дубиной по рылу животного, раздался треск электрического разряда и хрен рухнул, ломая кусты и хрипя. Бринер усмехнулся, историк же почтительно молчал, сознавая свою никчемность в таких делах. Путешествие продолжилось и мысли вновь затряслись в такт корове, светило где-то за макушками огромных сосен солнце, кто-то противно орал в кустах, на голубом небе, проглядывающем сквозь разноцветную листву, плыли маленькие белые облачка... Ри вздохнул, он вспомнил Киси и как они расстались... Пришлось обмануть ее, иначе бы он не отвязался бы от нее...И тогда пришлось бы рассчитывать червяка на двоих да еще с учетом, что они в нем будут не просто висеть-лежать... Ри вздохнул и отогнал грустные мысли. Уже одиннадцатый день он ехал на, надоевшей до чертиков, корове, отнятой у дикаря с помощью дубины. Угрызений совести Ри не испытывал – ведь он же был представитель Цивилизованного Мира, человек стоящий на высшей ступени развития... Пора делать привал. Спешившись и с удовольствием приготовив обед, Ри сожрал огромнейший кусок усыпленного очередного хренара, запив его пивом «Сентбир» – одна таблетка на литр воды, перед этим другую таблетку, убивающую микробов... И завалился в траву, предварительно подстелив под себя шкуру, имитация конечно. Хорошо немного поспать, но! но вокруг дикая природа, дикая первозданная природа, с огромным количеством опасностей, подстерегающих бринера, вокруг множество желающих тоже пообедать... А потому, отдохнув буквально чуть-чуть, Ри взгромоздился на худого, вечно жующего скакуна, с торчащими ребрами и маленьким помятым выменем... И потрусил навстречу собственной удачи. И вновь тряска, от которой казалось, вывернет съеденного хренара назад, острый позвоночник коровы норовил вонзится в зад и разрезать пополам... К вечеру Ричард выехал к Большому Волжскому каньону. Полюбовавшись в неизвестно какой раз по счету, и в очередной раз вспомнив все факты способствовавшие возникновению этого чуда природы? не природы?.. Ри стал устраиваться на очередной ночлег. Выбрав небольшую уютную поляну, со всех сторон заросшую колючим кустарником с сиреневыми длинными листьями, Ри прорубил узкий проход. Достав из мешка коробку размером с ладонь, он нажал кнопку. Это был стандартный туристический дом, размер три на четыре с пластиковыми стенами усиленной сопротивляемости, выстою в два метра. Но усовершенствованный бринерами. Дом имитировал поверхность на которой располагался и был снабжен универсальным электроотпугивателем на лунных батареях. Положив коробку посередине поляны, Ри отвел корову в сторону, через четыре секунды перед ним был холм, поросший травой. По крайней мере дом так выглядел... Затащив в дом упирающуюся корову, что б утром не искать другую, так как от этой останутся лишь кости, Ри вскоре захрапел. Под методичное жевание и вздохи коровы. А проснулся от страшной вони. Каждое утро Ричард просыпался от страшной вони, вот уже двенадцатое утро, это было вместо будильника, корова была явно невоспитанна и не желала ждать утра... Очистив дом от навоза, пригрозив в очередной раз скакуну кулаком и убрав коробку в мешок, Ричард отправился дальше. Вдоль каньона. Его путь лежал в Центр Московии. На пятнадцатый день, счастливо избежав всевозможных и невозможных приключений, Ричард добрался до окраины Центра Московии. Перед ним лежало огромнейшее, до самого горизонта, пространство, усыпанное грудами, холмами, горами! камня, щебня, разбитого и сплавленного бетона и так далее... Пространство поросшее густым кустарником и кривыми деревьями... Кучи, холмы, горы...Это были остатки когда-то огромного города Москвы... Сюда-то и вел его путь. Путь был нелегок и труден, но главная опасность лежала впереди, ждала его, подстерегала... Вокруг бывшей Москвы жило пятнадцать племен, поклоняющихся Вечно Спящему и приносящих ему человеческие жертвы... Этому самому Вечно Спящему... Но в мрачных темных подземельях Центра бывшей Москвы его поджидала еще большая опасность – там обитали жрецы культа Вечно Спящего. Ричарда как историка терзали, мучили и жгли две загадки – Черные Замки и Культ Вечно Спящего... Две неразрешимых загадки, не разрешимых еще ни кем... Ни один историк Цивилизованного Мира, а их совершенно немного, изучающих эту Терру Инкогниту, не может похвастать, что знает ответ на эти две загадки... Ни один... Лишь гипотезы, даже не переросшие в рабочие идеи. Ни один. Кто знает, может быть ему, Ричарду Паркеру, суждено отгадать хотя бы одну... Жаль, что ни кому нельзя будет рассказать... Иначе наградой будет надоевший за четыре года, Руди... Да... Ри вздохнул. На третий день блужданий среди этого гигантского месива развалин, оплавленных, спекшихся, Ричард выехал на искомое место. Искаемое и искомое. Нет, ориентиров ни каких не было, какие ориентиры среди бесконечных, однообразных груд и гор разбитого камня, щебня и бетона? Все было гораздо проще. Ри взял в библиотеке Исторического Университета ООН, куда имел не сданный в свое время пропуск, копию плана города Москвы 2012 года и наложил ее, карту, на аэроснимок остатков, купленный и не дешево, у Бегемота. Наложил, естественно, ориентировав по сторонам света. И получившееся вложил в компьютер, отметив нужное место. А уж компьютер, совмещенный с наручными часами, сам показывал, как в детской игре – холодно, холодно, теплей, горячо, еще горячей, кипяток!.. Бринер стоял среди остатков цивилизации между двух огромнейших гор спекшегося камня. Судя по плану, это и было то самое место... Здесь, в развалинах, было тихо. Животные обходили эти гигантские развалины Москвы стороной, птицы не селились среди гор камня и бетона, дикари остерегались... Только развалины, оплавленные груды камня, щебня да голубое небо с ярким солнцем на нем... Москву бомбардировали четырнадцать раз, плюс две ядерных бомбы и множество уличных боев с применением танков, вертолетов и пушек... Да, на совесть повоевали предки дикарей, старались изо всех сил... Ну а остальное доделали природные катаклизмы, прокатившееся волной по Территории и Московии. Вынув и разложив инструмент, Ричард принялся за работу. Тяжело-тяжело вздохнув, игрушечный ротор-комбайн-торпеда, усовершенствованный им самим, резво вгрызался в остатки цивилизации и вскоре скрылся в земле-камне-бетоне, оставив за собой дыру примерно с пол метра диаметром и наклонно уходящую вниз шахту с оплавленными стенками. Бринер скользнул следом, удерживаясь на некотором расстоянии от резвого комбайна за присоску, прилепив ее к стенке шахты и понемногу спускаясь вниз. Комбайн-торпеда урчал, вгрызаясь в месиво, иногда, видимо встретив металл или особо крепкий участок, взвизгивал и взрыкивал, но не останавливаясь, все углублялся. За комбайном тянулся хвост кабеля к солнечной батареи, установленной на одном из каменных холмов. Ри уже начал беспокоится – точен ли расчет, правильно ли выбран градус наклона и хватит ли длинны кабеля, как комбайн совершенно по особенному взвизгнув, исчез из вида. Исчез в образовавшемся отверстии-дыре, раздался грохот, затем взрыв, правда совершенно небольшой и яркая вспышка на секунду ослепила бринера. Накрылся комбайнчик, а неплохой был, но не тащить же его назад – промелькнуло вихрем в голове и Ри осторожно подполз к краю дыры, переставляя присоски. Подползая, он прислушивался – из дыры ни каких больше звуков не доносилось... Заглянув в дыру, Ри остолбенел. Увиденная картина поразила и бринера и историка до... до... Прямо перед ним, усмехаясь в дрожащем свете сильного фонаря, трясущегося в руке Ри, возвышался монстр... Весь в патине окисла, сжимая рукоять какого-то древнего оружия и глядя прямо в лицо не прошенному пришельцу пустыми глазницами, пустыми и бездушными, пустыми и бесчувственными... Как сама смерть, С трудом переведя дыхание и вытерев выступивший пот, Ри осторожно спустился вниз по тонкому шнуру, укрепив его за присоску, вниз, на пол бывшей станции метро... Лампа осветила жуткую картину – возле ног каждого монстра, а их было не менее десяти, лежала груда черепов и костей... Человеческих костей и человеческих черепов... Рыла металлических монстров, в патине окислов свирепо и довольно усмехались в свете фонаря, казалось они радуются новой жертве, пришедшей сама к ним... Справившись с первым, таким ярким впечатлением и немного освоившись, Ри снял все увиденное на суперпортативную видеокамеру. Пригодится, можно кому-нибудь загнать, лишние деньги не помешают, да и себе останется память об пережитом ужасе, бормотал бринер, водя объективом по сторонам. Затем Ри достал голографические снимки требуемого. И список-план все из той же библиотеки с указателем местонахождения требуемого... Местонахождения скульптур и их наименование. Ри быстро разобрался с именами монстров – Революционный Матрос, Революционный Крестьянин, Революционный Солдат, Революционная Интеллигентка, Комиссар... И возле каждого монстра лежала груда костей и черепов... А за пределами яркого круга отбрасываемого фонарем, лежала зловещая темнота. Посередине станции стоял пьедестал, а на пьедестале еще один монстр, но в списке-указателе его не было, значит был установлен позже. Груда костей и черепов достигала до середины груди этого монстра, казалось плечи и маленькая змеиная головенка на короткой шее, с узкими глазами, широким носом и выпирающими скулами росла прямо из остатков неизвестных жертв... В этой груде каждый череп имел треугольный пролом на затылке... Металлическая лысина в венчике металлических волос зловеще отсвечивала окислом. К счастью для психики Ри заказчика интересовал не этот монстр. Его целью была голова скульптуры под названием Революционный Рабочий, в фуражке и с усами, так напугавший его в самом начале проникновения в этот ад. Взобравшись, вскарабкавшись на плечи Революционному Рабочему, Ри достал плазменный резак и принялся отпиливать ему голову, ежась от всего увиденного. Темно-фиолетовые капли, чуть светясь, тягуче стекали на грудь монстру, голова качнулась и с грохотом рухнула вниз, ломая со страшным треском кости и черепа несчастных. Бринер спрыгнул и... И его схватили сильные руки, сильные и цепкие, их было много, они мгновенно вырвали у него резак и заломили ему руки за спину!.. Так сильно заломили, что потемнело в глазах, фонарь откатился в сторону и погас. Под сводами загремело на русмате: -Эта сука совершила блядство! (Ри автоматически перевел – этот негодяй совершил кощунство!) Горе ему и горе нам, он отпилил голову богу Рабу, горе нам, горе, горе!.. Ри тащили в темноту множество рук, дергая то в одну сторону, то в другую, освежая путь вонючими факелами, с треском и шипеньем горевшие в темноте и плюющиеся искрами. Вокруг стоял страшный вой и крик, мелькали в полутьме какие-то ходы, проломы, груды каких-то развалин и везде кости, черепа, кости, черепа, кости и черепа... В некоторые черепа были вставлены плошки с каким-то вонючим жиром и зажжены фитили, эти жуткие светильники освещали тусклым светом путь Ри, возможно это был его последний путь, даже скорей всего последний... Дикари, схватившие его, в отличие от дикарей племен Московии, да и основных племен Территории, были выбриты до синевы, интересно – чем бреются, подумал историк, тем самым не много напоминают дикарей из людоедского племени Зеки, но в отличии от Зеков тела этих дикарей не были татуированы... Бринер судорожно искал выход из этой ситуации, а историк так же судорожно впитывал все мелькавшее вокруг... Одеты эти худые и бледные, но тем не менее жилистые и сильные дикари, тоже необычно для дикарей Территории – на головах соломенные остроконечные колпаки с красным бесформенным пятном впереди и сзади, а на теле длинные рубахи без рукавов, сплетенные из какой-то колючей травы... Историк жадно впитывал информацию, совершенно не думая – пригодится ли когда-нибудь она ему или нет. Это было как кошмарный сон – бритые головы со сдвинутыми на затылок колпаками, светящиеся глазницы черепов, смрад, зловонное дыхание дикарей (видимо реклама зубного эликсира «Свежесть» до них еще не дошла), сильно, до боли заломленные руки, факела, груды костей, проходы, проломы, закопченные низкие своды... Мелькнуло в голове – может я зря не остался работать в университете, мелькнуло и вскочило от толчка. Ри влетел в какое-то смрадное помещение, сильные руки сорвали с него штаны и подхватив его, сунули в ванну. Да-да, в обыкновенную доисторического образца ванну, явно еще металлическую, с облупленной эмалью и давно не чищенную... Такую ванну он видел в музее двадцатого века в Париже... Варить что ли собираются, но додумать не дали, на голову полилась вода, то кипяток, то ледяная, кожа казалось то лопнет на голове, то так сморщится, что голова станет в два раза меньше... -Контрастный душ полезен для здоровья! –

29
{"b":"222006","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Результатники и процессники: Результаты, создаваемые сотрудниками
Жена поневоле
Жена по почтовому каталогу
Тень ночи
Тайная жена
Дочь авторитета
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Бумажная магия
Хроники одной любви