ЛитМир - Электронная Библиотека

попытался объяснить Ри, помня, что сами дикари только жарят мясо на углях или огне.

-А это? –

Дректор раскрыл мешочек и высыпал камни на ладонь. Заходящее за окном солнце осветило их багровым, и камни брызнули множеством разноцветных искр.

-Они красивы... –

прошептал Дректор и не терпящим возражений тоном, продолжил.

-Я беру их себе. В подарок от тебя. И эту хреновину, плюющуюся светом. И эту блестящую штуковину, которая так приятно звенит... Я буду на ней названивать. А теперь расскажи мне о своем мире. У вас много дикой свеклы?... Рано-рано серым утром, измочаленный и выжатый, как лимон, Ри поплелся в след за Дректором, спотыкаясь на каждом шагу и вновь стукаясь о двери... Ему казалось, что у него на языке огромная мозоль... Запирая Ри в комнату, Дректор негромко произнес: -Ты мне нравишься. И твои рассказы о твоем мире. Он такой чудный и удивительный, что если бы не этот фонарь, я бы тебе ни поверил... Тебе будет хорошо у меня, я позабочусь.

Падая на какие-то шкуры и проваливаясь в сон, бринер бормотал – я теперь вместо визора у самого Верховного Дректора, почетно, черт меня возьми... За окном вставало солнце.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. Потекли неторопливые дни в плену, в заключении. Только местное заключение отличалось от нью-йоркского как земля от неба. Да и тут не было Руди... Дректор отвел Ри комнату рядом со своей спальней, дверь оборудовали крепким деревянным засовом. Засов был снаружи... Так что вполне тюрьма. Но с перспективой ежедневных бесед с Верховным. Дректором. И эти беседы делали свое дело... Оно тоже были перспективны. Ри как ядом отравлял Дректора. Своими рассказами, беседами, советами, лестью... И Дректор все благосклонней и благосклонней относился к своему пленнику. А что бы Ри не скучал и что бы ему не было так одиноко, подарил Древтор в жены дикарку. Маленькую толстенькую, под стать самому бринеру. Ри с тоской и вздохом вспоминал длинноногую Киси, но ни чего не поделаешь – даренной корове в зубы не смотрят, как говорят дикари, и он принял подарок. Все же сам Верховный Дректор пожаловал... Дикари по приказу Дректора натаскали шкур, медвежьих и беличьих, и комната Ри и его жены даже приняла уютный вид. Кормили до отвалу жаренным мясом, грибами, ягодами, свеклой, поили по самые ноздри пивом все из той же свеклы, ну что еще надо человеку? Но деятельная натура Ри не давала ему покою, изобретательный и предприимчивый ум отказывался спать, тело просило комфорта, да и из дыры в уборной дуло и воняло... И в одной из бесед с Дректором Ри потребовал коренных изменений. А начать предложил с уборной. -И ты думаешь из моей сральни исчезнет вонь? –

правая бровь Дректора взлетела высоко.

-Полностью! Вонять будет в другом месте. -Но это невозможно! Если срешь здесь – то и воняет здесь!.. -Сам увидишь, Дректор. -Верховный Дректор! -Это сильно длинно. Давай договоримся – при посторонних я тебя титулую полностью,а наедине по сокращенной программе. -А что такое «программе»? -Долго объяснять, в следующий раз. Ты мне прямо скажи – хочешь срать с комфортом? -С кем срать?!.. Закипела работа в этом деревянном дворце. Через неделю, под руководством Ри, в его комнате и спальне Дректора, в бывших чуланчиках с дырками в полу, были сооружены туалеты! Посередине чуланчиков возвышались кресла, сколоченные деревянными гвоздями из бревнышек толщиной в руку, вместо сидений у кресел были дыры, прикрытые откидывающейся на кожаных ремнях, крышкой. Примерно в районе зада, восседающего в кресле, была вторая дыра, от которой вела деревянная труба, из выжженного дерева, Вела на чердак. Там, рядом с трубой, на чердаке, стояла огромная кадка, наполненная водою. А рядом небольшое деревянное ведро... Ну а рядом с креслом болталась веревка, ведущая так же на чердак. Все было гениально и просто – веревка была привязана к ноге слуги, караулящем на чердаке в тот самый момент. Попользовался туалетом, сральней по-местному, дернул веревку, слуга вылил воду в трубу... Главное – во время вскочить, иначе весь зад будет мокрый... Над креслом в чуланчике Дректора укрепили деревянное изображение Совы и начались испытания... И хотя первое время Дректор то подскакивал раньше, то позже нужного момента, то так дергал веревку, что с чердака несся сдавленный крик. Но пользоваться нововведением ему так понравилось, что поначалу слуги не успевали таскать воду в кадку на чердаке. Через несколько дней новизна и необычность туалета прошла, и все вошло в норму, день у Ри был заполнен жратвой, женой, пивом. Вечер беседами с Дректором. Ночи раздумьями о своей судьбе, воспоминаниями о Цивилизации и свободе, и изобретениями... -Расскажи мне что-нибудь о своем мире. -А что именно рассказать тебе, Дректор? -Расскажи о... –

наступала пауза и... И Ри подсказывал:

-Может тебя интересует, как отдыхают люди на Багамах? -Да! А что такое «отдыхают» и «набагамах» ?

Неторопливо длится беседа, заканчиваясь далеко-далеко заполночь. Дректор часто прерывал бринера вопросами: ?

-Кто такой официант? Почему люди обкладывают озеро камнями? Зачем плавать по воде? Кто такой миллионер? Зачем богатство отдавать какому-то банку? Почему женщина меняют цвет волос, они линяют, как зайцы?..

Ри хохотал, отвечал, рассказывал и сам наслаждался воспоминаниями.

-Люди не могут летать! Тем более забравшись куда-то, что ты мне даже не можешь объяснить!.. Через несколько дней Верховный Дректор потребовал от Ри, что бы он еще что-нибудь придумал. Похожее на сральню. И вновь закипела работа. Переоборудовались комнаты дворца, тронный зал, возник сам трон вместо скамьи, появились первые придворные... Но многие идеи умирали в связи со слабой экономической базой. -И ни чего нельзя с этим сделать? -Нет, Дректор. Ни чего. Я же не могу взять из воздуха то, чего нет ни в твоих землях, ни в соседних. -А в землях твоего племени есть? -Да, но... –

Ри замолчал, пораженный вдумчивым взглядом Дректора, уставленным куда-то вдаль.

-Иди к себе. Я буду думать.

Ри тоже думал. Пока он устроился неплохо. Он хоть и пленник, но уважаемый. Кормят-поят, подарили женщину, одет, обут, сральня, тьфу! туалет с водою, не воняет и не дует... А дальше? Камешки Дректор себе подарил, бежать из-за этого невозможно... Может сон с замком и его, Ри, обожествлением и правда пророческий?.. Только без замка и посмертно... Может и правда ему суждено прославится, но здесь, а не в Цивилизованном Мире?.. Может быть и правда ему суждено построить свой мир, как богу?.. А?!

От этих мыслей кружилась голова, от пива хотелось в уборную, от жалости к самому себе навертывались слезы – ну как же, как же сбежишь без камней, а? И Ри поднявшись со шнур, брел в чуланчик с удобным креслом. Помочившись и дернув веревку, наверху кто-то падал по-видимому спросонья, наконец журчала вода, смывая переработанное пиво по трубе вниз и на задний двор... Удовлетворенный и гордый собою и собственным детищем, бринер, а ныне придворный сказитель Ри-Шахерезад, брел назад, к теплому боку жены, с яростью хренара готовой набросится на него... После простой, без выкрутасов и новомодных штучек, но тем не менее яростной любви, Ри засыпал, так и не решив сложнейшую задачу – становится богом или бежать отсюда?.. И тот, и другой вариант таил в себе массу плюсов и массу минусов... Вот бы сбежать отсюда на Багамы богом... Богом любви... Каждое утро Ри просыпался от крика петуха с заднего двора дворца, где расположились сараи с птицей и живностью и куда выходили окна его комнаты. Затем сытный завтрак из надоевшего жаренного мяса хренара с надоевшим пивом из свеклы, и ни чего неделанием до обеда. Затем то же самое до ужина... Не выдержав и взвыв, бринер вновь взялся за изобретения. Дикари мылись на свежем воздухе, ледяной водой круглый год, не взирая на погоду и высоту занимаемого положения. Ри нарушил эту устоявшуюся традицию, устоявшуюся веками. Под его личным руководством была сооружена первая (!) на Территории, примитивная, но все равно, ванная комната... Когда оттуда вышел Дректор, раскрасневшийся, с широко раскрытыми глазами, Ри пойнтересовался: -Ну и как? Понравилось?

32
{"b":"222006","o":1}