ЛитМир - Электронная Библиотека

-Уже луна за полнеба ушла, а он все детей делает...Крепкий попался, нам повезло. Много будет сильных воинов и смелых охотников в нашем племени. Но какой сильный и неутомимый, как хренар... О, снова начали! Это же надо!.. Утром, качаясь от усталости на корове и крепко держась за рога, Джи поскакал следом за Киром, выламывая челюсти в зевоте и пытаясь продрать глаза. Жена не вышла провожать своего неутомимого мужа – храп из хижины раздавался на все поселение... Кир уважительно покосился на Джи: -Надо мне постараться, а то ты скоро так и меня догонишь... По количеству детей. Ну и силен же ты!

Джи ни чего не произнес в ответ, мужественно борясь со сном. И только ближе к беду он очнулся:

-Нас в каждом поселении ожидает такой прием? -В каждом. -Теперь я удивляюсь – почему у тебя так мало детей. Или ты мало путешествовал или сильно ленив или сильно любишь спать! -А ты сильно болтлив. Посмотри лучше сюда, –

и Кир указал рукою вперед.

На огромной поляне, свободной от сосен и кустов, их ожидали дикари, общим числом человек так двадцать три-двадцать пять... Сидя на коровах, сжимая в одной руке дубину, в другой деревянный щит и надвинув на глаза деревянный шлем, они выглядели воинственно. Джи слегка похолодел – бритые головы (зубом хренара!), густо татуированные тела, да это же воины бродячего племени Зеки, славящиеся свирепостью, жестокостью, коварством и даже каннибализмом!.. -Сам вижу! –

пробурчал Кир с несколько тревожными нотками в голосе.

-Будем спасаться бегством? –

предложил план Джи, так как воины племени Зеки слыли за опасных противников, а их всего двое.

-Нет. Воины ни когда не отступают. Но Воины пользуются и хитростью. за мной!

Кир ударил корову дубиной, ты взбрыкнула, задрала хвост и вывалив содержимое желудка на траву, помчалась со всей скоростью. Джи повторил прием со своей коровой и чудом поймав рога, еле-еле удержался на остром хребте. Интеллект в сто двадцать девять единиц явно спал – Джи не мог понять, куда они так несутся, если не отступают...

Дикари-каннибалы воинственно взвизгнули и помчались следом, размахивая дубинами и крича на русмате проклятия, вдобавок рассказывая в мелких подробностях, что они сделают с Воинами, когда поймают. На этой информации Джи с удивлением узнал, что перед тем, как их съедят, Зеки сначала воспользуются ими в сексуальных потребностях... Дикари! Джи подбадривал свою корову дубиной, хотя прекрасно понимал – долго такой скачки она не выдержит. Но Кир уже нашел то, что искал – высокий холм поросший кустарником. Направив корову к нему, он крикнул Джи: -За мной! Мы покажем этим обгладывателям черепов, кто такие Воины! Насчет черепов и обгладывателей Кир выкрикнул особенно громко. И на русмате естественно. Рассвирепевшие дикари взвыли и проклятия понеслись еще большим потоком. Взлетев на вершину холма, Воины спешились и мгновенно приготовились к бою. Дикари рассыпавшись полукругом, неслись по крутому склону холма прямо на них. Вперед вырвался жилистый, невысокий как все дикари, с оскаленными зубами любитель мяса, он визжал и кричал, как будто уже сейчас хотел жрать. Кир бросил дубину на землю, схватил увесистый камень и запустил им в голову корове визжащего дикаря. Та взмыкнув, замертво рухнула, отдав душу своему коровьему богу, а Кир огрел мгновенно подобранной дубиной подкатившегося к его ногам дикаря. Изо всех сил по деревянному шлему... Каннибалы взвизгнули еще на более высокой ноте и началось! Дикарей было излишне много и они мешали друг другу, коровы на склоне скользили по траве и собственному дерьму, падали, дикари не догадывались спешится, а Воины прыгали, как зайцы, махали дубинами, как... как... Джи не мог ни как подобрать сравнения в такой нервной обстановке. Одним словом Кир и Джи выиграли битву! Пять оставшихся в живых дикарей с проклятиями ускакали в лес, на склоне холма остались лежать девятнадцать убитых... Маленьких, худых, с заострившимися лицами, густо покрытые татуировками...

Джи наполнился гордостью и переполняемый ею, заорал на весь лес:

-Эге-гей! Мы сильные Воины! Мы самые сильные Воины!.. -Тише, коров распугаешь, –

остановил его хмурый Кир и победители бросились сбивать в кучу коров дикарей. Смогли поймать только девять, остальные разбежались или были тоже убиты...Привязав коров за рога к своим скакунам, Воины тронулись в дальнейший путь.

А весть о победа бежала впереди и когда они вечером подъехали к поселению племени Орловцы, колхозно-племенное, то там уже гремели бонги и бубны, пылали костры, шипели туши хренаров, пенилось пиво и шесть самых красивых молодых дикарок таскали друг друга за космы, претендуя на место жены свободного Великого и Могучего Воина Джи... А к Киру снова бросились дети, крича изо всех сил: -Папка, папка, пахан родимый, вошь коромысло пополам в жопу...

И снова все повторялось...

Утром, восседая на корове и держась за рога, что б не упасть, Джи боролся со сном, боролся и пытался рассуждать – надолго ли его хватит при такой интенсивной и полной подвигов жизни... К обеду воины выехали к огромному провалу диаметром примерно с километров пять и глубиной метров так триста. Стены были практически вертикальны, дно завалено оплавленными глыбами, густо поросло кустарником, папоротником метров двадцать высотой и соснами с ярко сиреневой хвоей, такого яркого цвета, что даже раздражало глаза. Кир выжидающе уставился на Джи, тот внезапно почувствовал себя не на корове, а за школьной партой, взволнованно облизал губы языком и выпалил автоматически всплывшее откуда-то из-под сознания: -Вторая Мелкоядерная война. Взрыв комбината по выпуску химическо-бактериологического оружия. Двести сорок тысяч жертв, причина – мэр яблоневского муниципалитета перешел на сторону Московского Царства, а Генералитет Воронежского Генеральства устроил диверсии... -Молодец, отлично, садись, ты примерный ученик, –

Кир расхохотался, а Джи уставился во все глаза в провал. Одно дело учебные фильмы, а совершенно другое дело наяву... Яма впечатляла.

Пролетело четыре дня пути. Привыкший к другим скоростям за месяц службы в форте, Джи удивлялся, как медленно движутся к югу. За четыре дня они проехали, по его подсчетам, от силы десятую часть пути... Приключений хватало и даже с избытком. Леса просто кишели хренарами, медведями, взбесившимися лосями, стаями диких собак, особо опасных в это время. Все хотели если не съесть Воинов, то хотя бы напасть на них. Плюс к диким зверям не менее дикие люди – то воины племени Зеки, то отделившейся от своего племени Светловиков группа дикарей, обожравшихся мухоморов, то просто какие-то разбойничьи формирования... И все хотели коров Воинов, их штаны, их дорожные мешки, да и их самих в разном виде... Вновь трещали головы под дубинами, рекою лилась кровь, в панике разбегались чудом оставшиеся в живых, а за спинами Воинов оставались изломанные, истерзанные, худые маленькие трупы дикарей... И все это вместе взятое было в таком количестве, что Джи даже подумывал – не напоминает ли все это ловушки Школы, уж очень много, опасностей, коварства, препятствий, жестокостей, приключений... Но трупы и кровь были настоящие... А вечером, причем каждый вечер, так Кир прокладывал маршрут, вечером ждала заслуженная или нет, но награда за подвиги. На Кира в очередном поселении колхозно-племенном, фабрично-поселковом, фабрично-заводском, остаточно-городского типа очередного племени Заводчане, Деревенцы или Помидоровцы, бросались дети с дикими криками и оглушительными визгами... Воинов кормили как на убой, причем всякой гадостью, поили по самые ноздри мерзким пойлом-пивом из дикой свеклы, затем самая красивая дикарка – маленькая, коренастая, напоминающая крепкий мешок с мускулами и воняющая дымом и салом, брала за руку Джи, неизвестно откуда свалившимся на нее счастьем и... Вела гордая и счастливая новоявленного мужа в вонючую хижину, всю липкую от грязи... Утром новоявленный муж мужественно боролся со сном, затем с хренарами, медведями, дикарями и прочими любителями острых ощущений, ну или просто голодными... И так подряд несколько долгих, долгих дней... Медленно, медленно приближаясь к конечной цели путешествия... Жарко палило летнее солнце, в лесу парило, в воздухе кружились миллиарды насекомых, питающихся кровью Воинов и их коров... Огромные разноцветные яркие цветы одуряюще пахли и норовили присосаться или к ноге Воина или к его корове... Еще более яркие бабочки с размахом крыльев под полметра норовили тоже урвать свою долю крови... Норовили тоже нет-нет да напиться кровушки Воинов... От езды на корове у Джи болела жопа.

9
{"b":"222006","o":1}