ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Среди всеобщего шума, гама, ругани и мата, толкотни и суеты, столь естественных звуков, сопровождающих столпотворение народа, именуемое «очередь», раздался неестественно тихий и спокойный голос:

-Здравствуй, Григорий...

и шум отлетел куда-то в сторону... Прямо перед Григорием стоял одетый по обыкновению вне храма - в мирское, отец Алексей, настоятель прихода православной церкви в Новой Деревне.

-Здравствуйте отец Алексей. Какими судьбами?

-Да все промыслы божьи, отрок, -

улыбнулся и глазами, и губами отец Алексей, и его худощавое красивое лицо в обрамлении чуть седых длинных волос озарилось каким-то внутренним светом.

-Почему давно не заходишь, Григорий? Нехороша забывать тропу в отчий дом, нехорошо... Приходи к заутрене, в воскресенье... Я тебя буду ждать. А после службы побеседуем...

-Обязательно приду, отец Алексей...

Священник отчески потрепал, хотя был ровесник, Григория за плечо и еще раз улыбнувшись, отошел.

Суета сует, все суета, Григорий, Григорий, все хочешь познать, все успеть, все увидеть... А век человеческий отмерен свыше и коль он долог - не нам знать... Все я понимаю - и буддизм твой, и терзания, и поиски правды и места своего на этой земле, все понимаю... Сам когда-то такой был... Сам искал, хотя родной отец тоже осененный саном, верный путь мне указывал... Да видно судьба человеческая такая, пока сам не найдешь - ни кто тебе не указ... Но помощь великое дело, и мой отец, царство ему небесное! невзначай, не силком, указывал да разъяснял... Григорий, Григорий...

-Батюшка, благослови! -

прервала мысли отца Алексея какая-то дщерь божья лет так восьмидесяти с гаком.

-Благословляю тебя, дочь божья...

-Анисья, -

подсказала, блаженно щурясь, божья дочь.

-В церковь часто ходишь, Анисья? Службы стоишь?..

-Батюшка, вот истинный крест хожу...

-Бог с тобою, дщерь... не меня в обман вводишь, бога! Я тебя уже с месяц не видел в храме, в доме божьем! Гляди - скоро уже на встречу он тебя призовет, к ответу!..

-Прийду батюшка, прийду, капусту солила, то-се, закрутилась, дела батюшка, дела, ох дела наши грешные, истинный крест прийду, вот истинный крест...

-Приходи...

И перекрестив старушку, увлекшуюся засолкой капусты, и дав ей поцеловать сухощавую руку с длинными пальцами, отец Алексей отправился дальше. Много дел, ой много, правильно говорит - дела наши греховные, мирские да суетные, суета сует, все суета...

Над привокзальной площадью города Пушкино кружились вороны... Что-то крича.

5.

К одиннадцати часам Сергей Сергеевич, а это было его настоящее, а вовсе не агентурное имя, офицер госбезопасности, майор, начальник сектора, подготовил доклад о встрече с агентом «товарищем Ворониным». Подготовил и задумался... И загляделся в оконную даль. Перед стальным взглядом серых глаз чекиста через поочередные слои давно не стиранного тюля, двух стекол и падающего снега, не было ни чего видно. Ни рубиновых звезд, греющих сердце каждого настоящего и так далее, ни поставленного на века поляка в бронзе.. Окно кабинета Сергея Сергеевича выходило в какой-то колодец что ли, для вентиляции, что ли, предусмотренный хитрым архитектором при строительстве этого оплота страхового бизнеса. Серая оштукатуренная стена в двух метрах от окна резко ограничивала кругозор Сергея Сергеевича, но только не в работе. Из служебной характеристики:

...майор Сергей Сергеевич Матросов в полной мере обладает абстрактным мышлением и ассоциативным восприятием окружающего...

Сергей Сергеевич уложил доклад в зеленую блестящую папку и встал из-за стола. До назначенного часа осталось семь минут, как раз для того, что бы не опоздать и не томится в приемной. Дорога до кабинета начальника отдела генерала Кузякина была знакома - полупустые коридоры оплота безопасности ковровой дорожкой глушили шаги, молочного цвета плафоны жужжали лампами дневного света, за полированными дверями с цифрами боролись с врагами за лучшую жизнь продолжатели дела Железного Феликса...

-Мне назначено, Полина Михайловна, -

сообщил, поздоровавшись, секретарю начальника отдела Сергей Сергеевич, толстой белой даме в мохерах и синтетике неопределенного возраста.

-Проходите голубчик, Алексей Иванович вас ожидает, -

пропела баском секретарь и слегка поиграла глазами в мешках морщин. Окна кабинета генерала Кузякина Алексея Ивановича, начальника одного из отделов Пятого управления, выходили на площадь. Где под бдительным взглядом основоположника ЧеКа сновали дети с родителями возле «Детского мира». Снег стал падать гуще, на улице заметно потемнело, а потому яркая люстра чехословацкого производства бросала блики на бюст с лысиной, придавивший шкаф с собственным многосиньем томов, на засиженный мухами мундир председателя КГБ в золотой рамке, на моложавое лицо без характерного красного пятна на голове - пластическая операция ретушера.. На все, что было в кабинете - мебель, графин со стаканами, телефоны, хозяина кабинета.

-Проходи, проходи, -

пригласил генерал по-свойски майора, прервав начавшийся было церемонал - приветствия, отдавание чести, доклад кто прибыл...

-Садись, Сергей Сергеевич, садись. Что случилось такого экстраординарного, что ты с самого утра на прием просишься? А?! Вышел на резидента ЦРУ? Так я его и сам знаю, стоит лишь на стенку взглянуть или телек включить.. . Ну, что там у тебя, рассказывай давай...

Сергей Сергеевич не стал удивляться свободомыслию начальства - перестройка, гласность, ускорение; возложил папку на край стола, вздохнул и начал:

-Алексей Иванович, у меня есть интересная информация, повторяю - интересная, а важная или нет - решать вам, но я бы позволил себе в конце сообщения прокомментировать его.

Итак - несколько дней назад в ряд московских издательств, список прилагается, обратился неизвестный, описание прилагается, назвался только по имени - Вячеслав, возможно псевдоним или кличка, и предложил на договорной основе написать книгу, которая по его словам могла бы быть бесстелером. Этот неизвестный заявил, что ему удалось установить, как одну из версий, первопричину октябрьской революции 1917 года и всех последующих событий внутри страны, в корне резко отличающуюся от всех предыдущих версий, как советских, так, обратите внимание! антисоветских, Алексей Иванович. Эту первопричину неизвестный не назвал, но сообщил, что все факты экономики, политики, истории, социологии СССР полностью подтверждают и укладываются в русло его версии. Просил в случае заключения с ним договора выплатить аванс, так как объем работы по данной книге огромен и потребует от него все свободное время и исключит возможность какого-либо заработка...

-А издатели? -

не заинтересованно спросил начальник отдела, усиленно разглядывая Сергея Сергеевича - и с такой херней ты ко мне напросился?..

-Издатели отказались и в связи с этим утерян контакт с неизвестным, Алексей Иванович. ..

-Сергей Сергеевич, а ты не думал над такими вот вариантами - шизофреник, графоман, мошенник. А? Не думал?..

-Думал, Алексей Иванович.

-Думал, а все равно приперся ко мне?

-Да. Разрешите закончить доклад?

-Разрешаю.

-После анализа полученной информации, я пришел к следующему выводу.

Первое - если это шизофреник, графоман или мошенник - то это одно. Второе - если же это не шизофреник, не графоман и не мошенник, и если бы хотя бы на секунду представить, что это все-таки здравый индивидуум, то напрашиваются следующие выводы:

а) он добровольно ошибается;

б) он ошибается с целью клеветы;

в) он действительно обнаружил путем логики и анализа

фактов действительную первопричину, являющуюся скорей всего государственной тайной.

И тогда, уважаемый Алексей Иванович, если мы прошляпим и эта тайна в виде книги или просто в виде сообщения уйдет на Запад, то... Сергей Сергеевич развел руками и виновато улыбнулся, глядя на начальника отдела. Тот крякнул, подсунул толстый палец под галстук и оттянул его, толстое горло свободно и радостно задышало - продолжаем.

10
{"b":"222008","o":1}