ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-Я думаю. - нам нужно инденфицировать неизвестного, выяснить, как далеко зашли его изыскания, одновременно сообщить наверх, - худой палец Сергея Сергеевича ткнул в потолок. Генерал туповато взглянул в указаном направлении, спохватился и согласно-понятливо кивнул головой.

-Видите ли Алексей Иванович, иногда открытия делаются от противного. Например, известна траектория нескольких планет, взаимосвязанных притяжением, но эти траектории несколько странноваты-странны, и все говорит о том, что чего-то не хватает. Бац! и открыта планета, которая с Земли не видна... -Что что, действительно так было? -

заинтересовался Алексей Иванович. Сергей Сергеевич кивнул, устроился поудобней и продолжил:

-Или более близкий нам с вами пример. В одном учебном заведении на лекциях по истории стали все чаще и чаще задавать провокационные вопросы на интересные темы, не освещенные в учебниках, задавать, используя - заметьте! без ссылки на источники, теории разных антисоветских авторов, мы копнули... Бац! так и есть - кружок, изучают привезенную с Запада антисоветскую литературу и так далее. Помните это дело в Бауманки, Алексей Иванович?..

-Конечно, конечно... неужели и здесь что-нибудь есть?

-Без огня не бывает. Вдруг этот негодяй через анализ фактов и событий вышел на что-то существенное, так сказать сделал открытие?.. Что будем делать, Алексей Иванович?

-Хм... Надеюсь, вы подготовили план необходимых мероприятий?..

-Да, прощу ознакомится и в случае согласия утвердить...

Начальник отдела ловко подцепил одним пальцем очки и напялил их на нос. Уставившись на листок, он зашевелил губами, началась работа интеллекта...

За окнами бесшумно падал снег.

Через час после доклада у генерала, и после согласований, Сергей Сергеевич сидел в тесном кабинете под самой крышей. Ободранные стены были густо залеплены рваными плакатами с какими-то полу известными Сергею Сергеевичу рожами - с всклоченными волосами, вытаращенными глазами, явно потные, орущие безмолвно что-то под бесшумный рев своих гитар... рок-звезды, из запыленных колонок шептало что-то из далеких шестидесятых, мерно гудел кондиционер, но все равно сильно воняло. Через маленькое окно виднелась сложной конфигурации антенна, связь с миром, и сугробы на железной крыше... Рядом с Сергеем Сергеевичем сидел неопрятный, слегка помятый субъект в дранном свитере, явно ни разу не стиранных джинсах и растоптанных кроссовках неопознанной фирмы. Сквозь редкие сальные волосы, схваченные резинкой в жидкий хвост, падающие на грязный воротник рубашки неопределенного цвета, просвечивала лысина, нос картошкой, очки в металлической оправе, клочками бороденка и узкие губы циника - вот портрет старшего лейтенанта -техника КГБ Егорова... Это от него так сильно воняло в этом кабинете.

-Ну что майор, поехали на лыжах в жопу? - своеобразно понявший перестройку, предложил Сергею Сергеевичу неопрятный старлей-техник Егоров и ткнул нечистым пальцем в клавишу. Майора скривило от фамильярности младшего по званию, экран монитора засветился по-иностранному.

-М... мне ваш начальник рекомендовал вас как наилучшего специалиста пятого отдела. ..

-Скажете тоже - наилучшего, - скептически хмыкнул Егоров, бегая пальцами с траурной каймой под ногтями по клавишам.

-Говорите проще - гений, и все... Что вам с под нас нужно, майор, какого говна? Говорите не стесняйтесь, чем можем - подвалим... Слегка опешив от такой своеобразной манеры обращения, Сергей Сергеевич слегка запинаясь, начал излагать:

-Мне нужно найти человека. Предположительно - он ваш клиент...

Вашего подотдела. По крайней мере так выглядит... Длинные волосы, усы, борода, очки, небрежная одежда...

Майор невольно покосился на старлея Егорова, тот перехватил взгляд посетителя, усмехнулся и ловко сплюнув в стоящую в углу кабинета урну, щелкнул чем-то в компьютере. Из колонок по прежнему кто-то тихо шептал-рычал по-английски.

-Ясно. Имя клиента?

-Вячеслав...

На экране монитора появился каком-то список, а в углу запульсировало в рамке - пятьдесят два.

-Ни хера себе, только в Москве и области среди волосатых ублюдков пятьдесят два Славки! -

старлей удивленно уставился на экран, как будто впервые видел данный список.

-Да... Можно написать диссертацию - «Влияние имени Вячеслав на индивидуума в контексте склонности...» и так далее. Сколько лет?

-Тридцать... Тридцать с небольшим...

Число в углу монитора уменьшилось до тридцати шести.

-Борода, усы, -

число упало до тридцати двух.

-Очки, -

бормотал гений по подсказке Сергея Сергеевича, а его пальцы так и порхали по клавишам, как у вдохновленного пианиста. Число было уже двадцать шесть.

-Ну еще давай, давай майор приметы, характер, чем колется, как трахается, что любит, все давай майор, все!..

-Рост примерно сто семьдесят - сто семьдесят пять сантиметров... Двенадцать.

-Возможно пишет прозу, -

неуверенно произнес Сергей Сергеевич, но ура! число скакануло и застыло на шести...

-Еще давай, -

старлей Егоров лихорадочно обличал губы и покосился на майора.

-Все...

-Херово, но не страшно, шесть не пятьдесят два.

Загудело и откуда-то из потрохов компьютера полезла полоса бумаги.

Егоров небрежно оторвал ее и швырнул Сергею Сергеевичу.

-Держи. Фото, адреса, адреса друзей, где бывает, с кем спит, с кем пьет и так далее. Они суки все тут у меня! - и треснул кулаком по, монитору. По экрану поползли цветные полосы.

-И если среди этих шести твоего Славки нет - приходи снова... Что-нибудь придумаем еще. Привет тете!

-Привет...

Сергей Сергеевич выбрался из вонючей комнатушки и спустился па узкой железной лестнице. Ну что же, придется катить к товарищу Воронину, тем более время еще рабочее, возможно он на месте, а позвонишь гаду и сбежит... Конечно на месте, бабки кует.

-Его здесь нет. Сергей Сергеевич почти подпрыгнул на мягком шведском стуле.

-Как...как это нет?..

-Нет и все. У меня отличная зрительная память. Он совсем другой, чем эти.

Сергей Сергеевич проклял товарища Воронина, старшего лейтенанта-техника Егорова, хиппов и самого себя. Мысленно...

6.

А)

Привольно раскинувшись или похабно развалившись, от полярного безмолвья до знойного Дальнего и Верного, от чахоточно-промозглого Петербурга до тоскливо-трахомистой Камчатки, белый морозным пятном лежала Российская Империя. Матерь славянских народов, жандарм Европы, тюрьма народов... Сверху на нее падал белый пушистый снег. Укрывая грязь и блеск, нищету и богатство, белой шубой. Или белым саваном. Кому что больше нравится, кому что ближе к душе. Или не имеющим души господам материалистам, произошедшим от мистера Дарвина, к чему-нибудь другому.

Уже отгремели фейерверки и хлопки шампанского, уже отгорели свечи, лучины, керосиновые лампы и лампы г. Яблочкина, погасли газовые фонари на улицах российских городов. Там, где они есть. И пришло новое хмурое утро. Такое же как вчера, позавчера и такое же, какое придет завтра. Одно только отличие было этого хмурого заснеженного утра от длинной череды таких же хмурых утр, заметно или незаметно промелькнувших над Российской Империей за все время ее существования.

Это утро пришло вослед за ночью... Эка невидаль! Но ночь эта разделила не только два разных дня, ночь эта разделила два века... Разделила, оставив 19 там, во вчерашнем вечере, а утром уже был 20... А такое случается лишь раз во сто лет.

Российская Империя спала, накрывшись снежным одеялом, после веселой, разгульной ночи, которая разделила века - грубо-утонченный, кроваво-свободный 19 от неизвестно пока какого, но уже дающего много поводов для раздумий 20...

Кружился снег, затейливым узором украшая, что мог украсить, ложился толстым слоем на все, что имелось в Российской Империи. Перечислять не будем. Скажем кратко - хоть и раздирали Империю социальные, экономические, политические, этнические, религиозные, территориальные, классовые, имущественные и прочие противоречия, но белый снег укрыл и их... Покрывалом. Хотя бы на время, до весны. Российская Империя спала...

11
{"b":"222008","o":1}