ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

-Спасибо, Григорий...

-Не за что. Пойдем, мы тебя с Семеном проводим к Леше.

-А... а к Леше зачем?..

-Ни у меня, ни у Семена нет таких денег, для всего этого... У Леши есть. Пошли.

Снег визгливо скрипел под ногами, тусклые фонари освещали улицу призрачным светом, Рекс бежал впереди, Семен, широко шагал, держа вновь заряженное ружье на перевес, Григорий крепко придерживал за локоть Славку, которого то ли с тепла, то ли от пережитого, но вновь начало трясти... Дальше пошли темные улицы поселка, на которых ни когда не было фонарей, только луна изредка бросала свет под ноги идущим. Дача, которую снимал Леша, громадой вынырнула из-за угла, Семен распахнул калитку и пропустил во двор Григория и Славку, Рекс путался под ногами, тяжелым хвостом размахивая по сторонам.

Леша отпер и открыл после долгого и настойчивого стука, но открыл сразу, даже не спрашивая, кто пришел.

-Заходите, заходите!

-Долго спишь, -

сурово начал Семен, но Григорий остановил его движением руки и положив ладони на плечи Леши, быстро, четко и понятливо объяснил, почему они здесь. Леша стоял в белом, рубашке и кальсонах, круглая голова наголо побритая, качалась в такт словам Григория... Когда тот закончил, ответил:

-Какой разговор, братья, какой разговор. Бог велел помогать, а как его звать - не суть важно, проходите - чай будете?

-Нет, и пили уже, и время дорого...

-Я сейчас...

Славка уставился на яркий, переливающийся всеми красками алтарь, уставленный фигурками толстеньких будд и прочих вишен с кришен... У ног главного бога, самого толстого Будды, стояло блюдце с орехами и изюмом... Гирлянда из сухих цветов свешивалась с шеи счастливо улыбающегося Будды... Леша похож на своего бога... А Семен на своего...

-Вот, я готов. Здесь десять тысяч рублей, это двести долларов... Я думаю - этого хватит на все. Держи Славка...

-Спасибо Леша...

-Не мне спасибо - это не мои деньги. Это деньги нашей церкви, нашего бога... Когда разбогатеешь - зайди в любой буддистский или вашнаистский храм и положи на алтарь.. И будешь в расчете.

-Хорошо...

-А теперь я предлагаю следующее, -

Леша поднял руку, что б привлечь всеобщее внимание, хотя и так с него ни кто не спускал глаз, даже Рекс.

-Мы все вместе проводим Григория домой, - Леша сделал предупреждающий жест - я не кончил, и Григорий, начавший было возражать, замолчал.

-Проводим домой, что бы его жена с детьми не волновалась, ну и что бы мы не ходили такой толпой по пустынному поселку. А я с Семеном и Рексом отведем Славку к Юрию с Ольгой, там его ни кто искать не будет... По крайней мере до утра. Затем Семен вернется домой, а утром приятель Юрия, Иван, отвезет Славку и меня в Москву... Я помогу купить паспорт и ваучер до Польши... Ну а там видно будет. Я думаю - это самое разумное. Ну как?..

Все согласились с Лешей. Вновь заскрипел снег...

10.

В туристической бюро новоявленные бизнесмены совершенно не рассматривали паспорт. Только слегка покосились на Славку, мельком взглянули на фото в ксиве и широко оскалившись, показали десны... Все трое. Их интересовали только деньги - они хотели их вперед... Ни чего не поделаешь, это было уже шестое бюро, из дешевых, и везде хотели прайса вперед, какова практика...

Неделю до получения загранпаспорта Славка прожил у Костиных родителей. Григорий предупредил, что у френдов могут искать... И дважды Григорий звонил из телефонов-автоматов, сообщая, что Семен видел каких-то незнакомых, крутящихся возле его, славкой, брошенной дачи... Не дай бог разграбят, хозяин на него подумает... бог с ним, с хозяином дачи, главное убежать подальше...

Пролетела неделя и новенький заграничный паспорт и ваучер лежали в кармане у Славки, встретившись с Григорием возле метро «Таганская», невдалеке возле краснокирпичного театра, косящего под тюрьму, совсем рядом с видеосалоном, Славка вернул Григорию «ксиву».

-Теперь нас двое Григориев Николаевичей Круговых, - задумчиво протянул Григорий, разглядывая и возвращая заграничный паспорт Славке, и пряча в карман свой внутренний.

-Да... Теперь мы братья- близнецы... Проблем в бюро не было?

-Только когда получал, сейчас, как то странно посмеивались... Да нет, вроде бы ни каких. А что? -Когда у тебя автобус?

-Через два часа... Я хочу тебя проводить... Видишь ли, может они тебе отдали и звякнули... И деньги поимели, и правильные граждане...

-Ну не знаю, я думаю - это ерунда... Григорий положил на плечо Славке руку и прервал того:

-Я хочу тебя проводить до автобуса... Послушай, вчера были похороны отца Алексея и я сочинил следующие строки:

Последний лист уж сорван ветром

И кинут под ноги холмам...

мой чай остыл

луна глядит в окошко

ты ждешь меня учитель и я приду...

-Гриша, прекрати херней маятся... Очень прощу тебя - прекрати.

-Он мне снится... Я ведь не успел к нему сходить, а он просил...

-Гриша, прекрати?

-Пойдем, Вячеслав, тебе пора.

Григорий остановил Славку за углом, они не сразу подошли к автобусу, скромно стоящему невдалеке от гастронома «Смоленский», а замедлив шаг, выглянули из-за угла... Многочисленные пассажиры суетились и запихивали в багажное отделение какие-то просто гигантские сумки, огромные свертки и коробки из мятого картона... И Григорий, и Славка сразу увидели двух молодых людей, неторопливостью и не суетливостью так сильно выделяющихся из общей толпы торговых туристов - «челноков» эти двое, в кожаных полупальто, несмотря на морозец, и пыжиковых шапках, выделяла уверенность в своем деле - они неторопливо рассматривали каждого пассажира, входящего в автобус... Как будто искали кого-то...

-По моему это по мою душу, - грустно промолвил Славка.

-Может быть и не по твою, но рисковать не следует... Что будешь делать, Слава? -

-Махну стопам в Вильнюс... Там френды, может помогут нелегально перейти в Польщу...

-Может тебе нужна какая-нибудь еще помощь?.. Тебе все передавали привет, все, и Семен с женою, и Юра с Ольгой и детьми, Костя, Маша, Леша, Лариса, Иван, все.

-Ты им тоже всем передавай привет, всем, привет и огромное благодарю за все. За все... Григорий прижал Славку к груди, затем пожал руку и проводил взглядом, заодно следя за теми двумя в кожаных полупальто... А те уверенно продолжали свое дело - разглядывали садящихся пассажиров, негромко переговариваясь чему-то своему.

Славка быстро перебежал широченный проспект, воспользовавшись какой-то заминкой где-то там, на перекрестке, возле светофора, справа и за спиной остались громады Калининского проспекта, стекло и сталь, перебежал и нырнул в толпу спешащих по своим делам хмурых москвичей и суетливых, мешающихся под ногами, гостей столицы... Надо выбираться из Москвы... надо выбираться из Москвы... надо выбираться из Москвы... лучше всего махнуть на электричках до Калинина, который Тверь... но садится не в Москве... а на какой-нибудь станции... до нее городским добраться... из Калинина-Твери на Смоленск стопом, холодно, но... но что поделаешь... зато безопасно... безопасно... безопасно... ну а там Таллинн, дом родной... френдов куча... куча... и климат помягче... политический... а все благодаря перестройке, перестройке и ускорению, черт бы их побрал с гласностью их ней...

Славка раздвигал прохожих, огибал, уступал место особо наглым и настойчивым, краем зрения фиксировал все окружающее вокруг, будучи настороже... как волк... обложенный флажками... в голове тревожно, но и вместе с тем радостно стучало - в дорогу, дорогу, дорогу... На углу над пьяным бомжом задумчиво замер мент, глядя куда-то вдаль, заколоченные досками и заклеенные плакатами автоматы для газированной воды, обклеенная витрина какими-то листовками, черный провал окна брошенного дома, свернув за угол, Славка застыл как вкопанный... Прямо через неширокую улицу возвышалось памятником советскому каннибализму высотное здание в кружеве шпилей, башенок, фигур и прочих излишеств, все засыпанное снегом, со звездой на главном шпиле... Звезда на шпиле, бомж спящий на снегу и задумчивый мент над ним - вот портрет моей Родины... Может заплакать - саркастически спросил кто-то внутри Славки, а не пошел бы ты в жопу!..

17
{"b":"222008","o":1}