ЛитМир - Электронная Библиотека

Но по-видимому где-то там, на небесах или еще где, где решаются судьбы людские, обоснованно посчитали - смерть в тридцать два года, да еще при столь благородных обстоятельствах, есть смягчающей причиной и послали Юрия на новый жизненный круг, круг земной.

Юрий родился снова. И осознал свое новое рождение довольно рано - лет так в двенадцать, когда сосед хотел надрать ему уши, поймав в собственном огороде. Деревенский мальчишка, в заплатанных портках и рваной рубашке, вскричал так на соседа-мужика, что тот от неожиданости сел прямо в грядки с луком... И после этого Иван заявил - зовут его теперь Юрий, и он дворянин, и заговорил таким изысканным штилем, вставляя в речь хранцузкие слова, что вся деревня ахнула и по темноте своей решила - сошел с ума. И ни кто уже больше не трогал Юрия, так как обижать юродивых - грех.

Так и жил Юрий, жил и жил, и вырос в красивого парня, явно белой кости, и все бы шло прекрасно, но не суждено видать было Юрию прожить юродивым, не для того его провидение бросило на новый круг... Проходили через деревню красногвардейцы, к этому времени уже и революция приключилась, и гражданская война вовсю полыхала, так вот проходили красногвардейцы через деревню и решили побаловаться дворянкой. Дворянка та застряла среди всеобщей неразберихи и сумятицы в этой деревни, вот ею и решили побаловаться те красногвардейцы. По праву победителей этой жизни, ну и по праву мести, мол наших бабок крепостных дворянчики волокли на сеновал, а прочь мы не можем...

Взял Юрий вилы и запорол насмерть первого победителя, рвущегося получить свое, затем второго, затем третьего... Видит командир в кожаной куртке - весь отряд может потерять в бесславной битве у сарая и застрелил Юрия. Что там дальше с дворянкой, мы можем только догадываться - конечно вышла замуж за командира-большевика и вместе с ним строила социализм в отдельно взятой стране с боем у народа. Естественно, клеветники и извратители социалистической действительности могут усомнится в таком окончании данной истории, но разговор не про них, а про Юрия.

В третий раз он уже родился умнее и ни кому не открывал своего происхождения и ни кому не рассказывал об своих прежних жизненных кругах. Могли не только в сумасшедший дом посадить, но и расстрелять, как социально чуждый элемент. Родился Юрий в семье простого советского ответственного партработника, отмеченного всеми мыслимыми наградами от молодой республики. Тут и ордена, бляхи в ладонь, и именное оружие, бывшее графское, и дача, отнятая у купца, и авто «Паккард», принадлежавший расстрелянному генералу, и паек усиленный, вырванный изо рта народа, и спецобслуживание, и прислуга, и многое, многое, многое другое... Одним словом, Юрий попал в свою стихию, в привилегированную семью. Но вновь неизвестные силы резко изменили предначертанный богами круг... Молодая, но зубастая республика рабочих и крестьян, наградила номенклатурного папу Юрия очередным призом в этой жизненной гонке - расстрелом. Шел 1937 год.

Пострадали и мама, и сестра, и Юрий...Все поехали в лагеря...Юрий получил в свои неполные шестнадцать лет полновесный десятилетний срок. Тюрьмы, лагеря, каторги, этапы, нет смысла их описывать, во все времена они были одинаково-гнусные, но только бывшие рабы создают более гнусные и страшные каторги.

Грянул 1941 год, да так, что заложило уши. Юрий как потомственный дворянин и сын собственной страны, написал заявление с просьбой об отправки на фронт и...подучил довесок к сроку, как за попытку подготовки к побегу и перехода к врагу. Умные люди, воры, подсказали молодому зеку выход из данной ситуации. Как стать из врага народа его другом...Надо только зарезать кого-нибудь, получить новый срок и... Естественно, облечь это Юрий в дуэль не мог. В этих условиях его бы ни кто не понял. А потому пришлось пренебречь моралью и бонтоном. Юрий зарезал доносчика, давно мозолящего всем ворам глаза, получил добавку к сроку, был удостоен чести быть отправленным в другой лагерь, а оттуда Юрий и сбежал совместно с двумя уголовниками. Те подались воевать в Ташкент, Юрий же украв документы - на фронт. Ярость его не знала границ... За что он был удостоен звания сержант, двух орденов и целой горсти медалей. Но в 1945 году один особо въедливый особист, обратил внимание на такую мелочь, как не использование Юрием в своей речи ненормативной лексики, то есть попросту говоря, Юрий не ругался матом. Этот особист, заинтересованный такой интеллигентностью у простого сержанта с Урала и из рабочей семьи, сделал запрос. Ответ превзошел ожидание. Черным по белому было написано - Иван Никифорович Белов умер от алкоголизма в 1944 году, но! в 1942 году у него украли эти самые документы...

Будучи арестованным, Юрий во всем признался, так как сказалось дворянское происхождение и был направлен этапом на Родину. Ордена, медали и погоны с ремнем были отобраны, впереди ждал расстрел, но... Но вновь вмешался его величество случай. В ответ на оскорбление начальника конвоя Юрий плюнул ему в лицо, за что и был убит на месте при попытке к бегству.

Следующее свое рождение Юрий ощутил через уши. Это после того, как маленький мальчик Юрка катался на льдинах и утонул в реке Иртыш. Но был вытащен из воды сердобольным прохожим, который не только умело сделал искусственное дыхание, но и надрал ему уши. Бывший утопленник осознал, что он это он. Тот самый... Потом был институт, где Юрия пытались учить среди всего прочего и французскому языку, но поняв бессмысленность данного занятия, выгнали студента прямо в армию. Юрий знал французский, как родной. Пролетела армия, затем не неудачная женитьба, затем вторая, и Юрий понял, какую шутку с ним сделал некто - он, Юрий Иванович, имел несчастье рождаться все время в стране, где его знания ни кому не нужны, его благородство всех смешит, рассказы о прежних жизнях, даже поданные друзьям-собутыльникам, как пьяные видения, встречали насмешку, кивки головой и подкрутки пальцами у виска... Все были искренне уверены, что Юрий-граф, как его звали у гастронома в клубе «Выпей сам», был псих и алкоголик. И поняв всю никчемность собственного жизнесосуществования Юрий Иванович опускался все глубже и глубже в омут. Тот трюм был русским кабаком...Увы, русского в советской стране оставалось все меньше и меньше, кабаки существовали только в уличных песнях, а потому пить приходилось где попало, с кем попало и только то, что попало...

...Этот морозный день начался для Юрия Ивановича Безухова так же обычно, как и все другие дни его последней жизни его последних лет.

За окном было серо, часы на стене показывали полчетвертого, но секундная стрелка не двигалась и было это полчетвертого серого предутреннего, насквозь промороженного рана или после обеденного, так же насквозь промороженного дня, пронизанного тоской и прочими гадостями, Юрий-граф не знал... Но это незнание было не самое тягостное из того тугого клубка терзавших его усталое сердце и изможденный ум, жизненных передряг и прочей гадости... Наиболее удручало Юрия полное отсутствие информации о своем местонахождении. Нет-нет, он конечно догадывался, что в данное, конкретное время, в данный конкретный временной отрезок, он находится на территории СССР. Пограничники не спят и граница на замке... Карацупа с Джульбарсом бдят, не спят и прочая. Но вот более конкретная информация отсутствовала напрочь, даже город проглядывал не очень... Туманно, как берег морской. Начинали пить вчера или уже позавчера вроде бы в Омске...

Значит, вчера или позавчера, в такой же морозный день, Юрий проснулся точно также, совершенно не зная где, когда и с кем он находится. Но позже все прояснилось и частично встало на места. Проснулся тогда он у Ляльки, давней подруги его давнего приятеля по «Бабьим слезам». Но самого Генка не было, а растерзанная Лялька валялась под боком и всем своим видом как бы говорила о первородном грехе и прочих безобразиях. Затем пришел Генок, сцен не было, так как Юрий был давний друг Генка, а Лялька... Что Лялька, торжественно и неумолимо идет всепобеждающее учение вечно живого и всеми любимого вождя и прочая, прочая, прочая... Когда-то давным-давно, Генок был штатным политинформатором в обществе «Знания» Но неустойчивость либеральных демократических институтов Запада, крах гуманистической философии древних греков и эксперименты советского правительства в области распределения алкогольных напитков среди народонаселения... Спился Генок, дошел до ручки и хронического алкоголизма и все тут. Ну а Лялька, что Лялька, когда-то известная поэтесса в очень узком кругу, но... смотри выше плюс домогательства директоров издательств в обмен на тиражи и славу, подорвали ее веру в человечество и если б не Генок, еще не известно, как низко ей пришлось бы пасть...

11
{"b":"222009","o":1}