ЛитМир - Электронная Библиотека

-Доктор, доктор, а как вас звать?

Правая бровь доктора изогнулась дугой, изображая крайнее удивление, губки сложились в гримаску - фи, дернув плечиком, женщина в халате нахмурилась:

-Это не имеет значения, товарищ Заикин. Что у вас а лицом?

-Гололед. В Омске страшный гололед. А у вас в Москве?..

-У нас в Москве?.. -

удивилась доктор и растерянно ответила.

-У нас мосгорисполком следит за очисткой дорог и тротуаров...

Быстрые и прохладные пальцы ощупали лицо, саднящее от боли, доктор пробормоала скороговоркой!

-Челюстно-лицевые кости целы, повреждений черепа не наблюдается, опасности для здоровья нет, одевайтесь.

Покачиваясь, Юрий натянул предложенное ему старшиной - синие трусы до колен, синюю майку, красный трикотажный костюм с надписью на груди «СССР», синие носки, какие-то спортивные тапки, но не кеды, толстые и высокие, с надписью латинскими буквами, он не успел прочитать, подгоняемый старшиной, на голову колпак вязанный, в которых бегают лыжники, и в сопровождении другого старшины покинул душевую. Длинный коридор с дверями по сторонам, в конце распахнутая дверь, виднеется аэродром, почти впритык подогнанный микроавтобус «Рафик» скорой помощи, хмурый детина в белом халате распахнул дверь и подсадил Юрия. Внутри другой хмурый детина без единого слова подхватил его здоровенной рукой и усадил в кресло. Похоже на психоперевозку, может у меня белая горячка и мне все мерещится...

Хлопнула дверь, стекла матовые, от водителя салон отделен перегородкой... Ну точно, в дурдом везут, в дурдом... Автомобиль взревел и помчался.

В дурдом, дурдом, дурдом, дурдом, стучало не переставая в голове, Юрия вновь замутило, он очень плохо переносил езду в автомобилях, автобусах, троллейбусах, трамваях, поездах, пароходах и полеты самолетом... Но желудок был пуст, даже желчь вышла вся и дальше позывов к рвоте у Юрия слава богу, не пошло, но зато появилась страшная резь внизу живота... Машина мчалась и мчалась, почти не притормаживая, в голове было пусто, все мысли улетели, пришло безразличие и страшное, страшное, страшное желание опохмелится...

-Фамилия, имя, отчества, год рождения?

-Юрий... Юрий Иванович Безухов... 1946 года рождения...

Молодой и здоровый доктор удивленно вскинул голову от стола и уставился с веселым недоумением на Юрия.

-Так-так... Значит имя и отчество с годом рождения ты себе оставил прежние, а фамилию решил сменить? Ну молодец, Безухов это тебе не Заикин, правильно! -

доктор заулыбался во весь рот и подмигнув Юрию, вновь склонился над столом и зацарапал дальше шариковой ручкой.

-Заикин Юрий Иванович, 1946. На что жалуемся, майор?

-Опохмелится бы, доктор... -

просительно протянул Юрий и облизнул пересохшие губы.

-Опохмелится? -

вновь удивился доктор и внимательно поглядел на Юрия.

-Опохмелится... Я думаю после осмотра я смогу в этом помочь. Встать! -резко скомандовал садист в белом халате и зашарил по голому тощему телу Юрия здоровенными волосатыми ручищами, бормоча себе под нос:

-Истощение, печень увеличена, дерма отвратительна, явно следы потребления суррогатов...

Вывернув Юрию веко, затем другое, долго и придирчиво рассматривал глаза, слепив их светом лампы. Оттолкнув довольно таки недружелюбно жертву на стул, доктор вышел из кабинета, ни чего не сказав Юрию.

За дверью послышался взволнованный голос садиста:

-Послушайте, я не знаю, на какой помойке вы нашли этого бомжа, но не то что в космос, я его даже... даже в жопу не послал бы, боюсь не дойдет, сдохнет! Вы что же, с ума сошли со своим Командором?! Это же труп, труп, труп!!! Ему жить осталось полчаса!.. Я не дам ему похмелится и он сдохнет! Сдохнет! А вы хотите его послать в дальний космос! Да вы просто е...

-Не выступайте доктор! Если хотите, можете изложить свое мнение на бумаге, даже свои возражения, Командор с удовольствием прочтет, а сейчас делайте то, что вам положено делать - осмотр, назначения и прочую фуйню. Вам понятно?!

-Вполне, товарищ адъютант Командира отряда космонавтов. Через час бумага будет готова.

Хлопнула дверь, врач вернулся и усевшись за стол, вновь зацарапал по бумаге. Замерзший голый Юрий, весь посиневший и трясшийся крупной дрожью, но больше не от холода, а от похмелья, выдавил из себя, пытаясь осмыслить то, что услышал:

-Доктор...док... тор, меня хотят... хотят послать в космос?..

-Да представь себе, эти мерзавцы хотят тебя угробить таким оригинальным способом...

-Док... тор... я... хочу... сделать... сделать важное... важн... заявление, -Юрий протряс эту фразу, сглотнул сухой комок, застрявший в горле, откашлялся и продолжил.

-Я не космонавт и не Заикин, я Безухов, это все придумал неизвестный в Омске...

Доктор мельком глянул на кандидата в космос и пробормотал:

-Реактивный психоз или симуляция, какая к черту разница....

И продолжил писать.

Юрию стала страшно, он подошел, сложив на груди худые руки, подошел вплотную к столу, доктор недовольно вскинул голову и бесцеремонно пихнул Юрия на стул.

-Сядь и сиди. Сейчас санитар уведет тебя в бокс. Ни в какой космос я тебя не пущу. Сиди.

Жесткий стул холодил голые ягодицы, от пола дуло, от окна тоже, в горле скрипело и было сухо, страшно хотелось пить, голова разламывалась, жить не хотелось... Совсем. Хотелось выпить... Водки, одеколона, тормозной жидкости, «бормотухи», чесночной настойки от ревматизма, мозольной жидкости или стеклоочистителя... Было все равно... Просто сильно очень сильно сильно сильно хотелось выпить... Так сильно хотелось выпить, что Юрий упал со стула. В обморок...

-Проходите, док, садитесь поудобней, располагайтесь. Что будете пить - коньяк, ликер, ром, виски, бренди или предпочитаете спирт медицинский? -голос Командора был успокаивающий и убаюкивающий, но только не доктора капитана Михальцова, знающего Командора вот уже шесть лет. -У вас, док, какие-то претензии к нашей кандидатуре? -

Командор сидел развалившись всем своим огромным тренированным телом в мягком кресле за полированным столом и улыбаясь, прямо кат крокодил, смотрел на доктора. Капитана Михальцов решительно пересек кабинет необъятных размеров и усевшись в кресло, положил на край стола тонкую стопку листков, скрепленных металлической скрепкой.

-У меня все здесь изложено... -

доктор толкнул по поверхности стола стопку, но Командор остановил ее своей огромной дланью ровно посередине столешницы. И так же улыбаясь, вкрадчиво произнес:

-Док, перед тем как я возьму эти бумаги в руки, я хотел бы услышать от вас вот что. Нам нужен врач на станцию подготовки, это №3, как вы знаете, она расположена в районе полуострова Ямал, зимой там до -70 доходит... Есть мнение послать вас. Что вы на это думаете?..

Ямал, Крайний Север, жена сразу уйдет к Ярохину, ну сука Командор, знает чем брать, ну тварь, ну молодец, это ж надо придумать, ну умница... Все это и многое другое пронеслось в голове у доктора Михальцова и облизнув губы, он протянул руки к листочкам.

-Э, нет, батенька, -

Командор хлопнул по листочкам широкой ладонью и проворно сгреб их в ящик стола, захлопнув его тут же.

-Я ознакомлюсь как-нибудь, в свободную минуту. Ну, не смею задерживать, Заикина в кратчайший срок приведите в должный вид и с богом. Когда будут делить ордена, я про тебя, док, не забуду.

На подгибающихся ногах покинул капитан Михальцов огромный кабинет Командора и в голове доктора билась испуганной птицей только одна мысль - напиться бы..

Засыпая в объятиях несовершеннолетней Заикиной, вот ведь блядь, не целкой оказалась! Командор удовлетворенно подумал - пусть летит... Привезет мне звезд на погоны. Юрий, не о чем ни думал и ни чего ему не снилось, так как он умер. Только мечущиеся вокруг него врачи, помня о гневе Командора, не верили в это и делали все и даже сверх этого «все», что б вернуть Юрия на эту грешную землю, но по видимому, он не собирался возвращаться...

25
{"b":"222009","o":1}