ЛитМир - Электронная Библиотека

Ленчик возвращался от Клавдии и глазел на звезды. Да-а-а, интересно, сейчас может быть во-о-он на той звезде тоже не спит какой-нибудь... или какая-нибудь...

Карманник Чайник спал вместе со своей женой Ленкой, сводив свое семейство в цирк на новую программу и дернув, естественно успешно, неплохой такой кошелечек... С половиной месячной зарплаты Ленки... Одно пальто невестам есть...

Детский врач Ваня пускал пузыри в подушку в одиночестве, но для него это не была трагедия, так как он привык засыпать один... Эгоист.

Таксист Толик делал круги по городу, сшибая свои законные «трешки» и «пятерки», обдирая клиентов, как липку, да еще приторговывая водкой. Круги были все меньше и меньше, они сужались и сужались, а эпицентром этих кругов, был дом Клавки...

Друзья-алкоголики, эксперт и фотограф завались спать в служебном помещении морга управления внутренних дел... Где на бетонном, под мрамор, столе, лежал труп гражданина Безухова, если верить всем документам... Уже вскрытый и описанный. Он действительно скончался замерзнув от отравления... Так написал пьяный фотограф в протоколе вскрытия... Потому что его друг эксперт уже ни чего не мог написать...

Все остальные спали где-то, с кем-то и как попало. А над ними всеми висело низкое серое небо. Серое низкое небо закрыло страну... И не было в нем, в небе, ни единого просвета.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ.

Поместили Юрия в чистый и белый бокс. Но он об этом узнал, когда вернулся из того черного ничего-нигде, куда чуть не ушел насовсем... Врачи вытащили его все же.

И первых несколько дней, после выныривания из небытия, Юрия не беспокоили. Кормили, подкалывали к тем двум капельницам вдобавок и все. Еду он принимать не мог, а потому несмотря на - что его кормили - он худел. В окно светило зимнее солнышко, за дверью шаркали чьи-то ноги и слышались чьи-то голоса, возможно это были хозяева тех самых шаркающих ног... А здесь в боксе, было тихо и спокойно, даже можно сказать и так - покойно. Болезнь потихоньку начала отступать, то ли уколы сказались-сказывались, то ли организм раздумал умирать, вот вчера и аппетит появился, небольшой совсем, но все же...

Ну а сегодня, день так на шестой или седьмой от выныривания считая, с того света, подняли Юрия на трясущиеся и подгибающиеся ватные ноги и повели по пустому коридору, устеленному толстой ковровой дорожкой. Юрия то клонило на здоровенного медбрата, то кидало на стену, пот липким и холодным ручейком струился между худыми лопатками... Юрий чувствовал даже свой позвоночник, внутренностями, так ему казалось...

И привели к уже знакомому доктору-здоровяку.

-Садитесь, садитесь, уважаемый товарищ Заикин. Как себя чувствуете? Выпить же хочется?

Юрий спросил самого себя, послушал свой организм и с удивлением заметил -выпить ему не хотелось. Более того, сама мысль о выпивке вызвала тошноту, с которой он с трудом справился. Это было так удивительно, ведь последний десять-двенадцать лет выпить ему хотелось стойко и неугасимо, изо дня в день. А тут...

-Да нет, пить я не хочу, и выпить тоже, вот только слабость...

-Ха-ха-ха-ха-ха-ха! -

расхохотался доктор, запрокидывая крупную голову и широко раскрывая рот.

-А как ты думал, наука шагнула широко и далеко вперед, ха-ха-ха-ха, далеко вперед, вот мы вас и покололи препаратиком, ха-ха-ха-ха!..

И внезапно перестав хохотать, добавил угрюмо:

-Импортным американским препаратиком, дорогим до черта. Наука шагнула вперед, но это там, мы же по-прежнему клизмой да компрессорами-компрессами... Так говорите, слабость, а аппетит появился?

-Появился... но хочу вам заметить, доктор, нельзя меня посылать в космос, так как я не космонавт и не дублер, и не Заикин, а...

-Знаю, знаю, ты Безухов. Хорошо хоть не Болконский, ну это ни чего, это поправимо. А знаешь, -

доктор оживился и поменял позу за столом.

-Знаешь, если хочешь, то и оставайся Безуховым, я даже так и буду тебя называть... Но при начальстве, голубчик, ты Заикин и в космос лететь придется, так-то.

-Но это же глупость, отправлять в космос не подготовленного человека...

-А кто сказал, что неподготовленного? Раньше тебя же подготавливали, не даром же ты космонавт-дублер...

-Да не космонавт я, не космонавт, алкоголик- неудачник, проживший несколько уже жизней на земле! -

в сердцах выкрикнул Юрий этой бестолочи в белом халате.

-Меня в Омске задержали с паспортом этого Заикина, не верите - приведите жену или там я не знаю кого, друзей этого Заикина, они хором скажут, что я не тот, не Заикин ваш и не космонавт во все. И вообще, я хочу видеть какое-нибудь начальство, для подачи важного заявления.

Пот бежал ручьем, Юрий задыхался, перед глазами мелькали цветные мухи, да они просто рехнулись, а все началось с того неизвестного, там, в Омске... Страх спал, ведь тогда он был отравлен алкоголем, теперь же его чистый от яда мозг подсказывал наиболее верное решение - ну что ему будет, что? ведь он же действительно не Заикин, а где же сам Заикин, ворохнулся червячок сомнения, а откуда у тебя паспорт Заикина?.. а вот поезжайте в Омск и узнайте все сами и у незнакомца с твердым взглядом, и у начальника со смешной фамилией... Сквозь туман до Юрия пробился голос доктора:

-Так, значит не космонавт, и не дублер и не Заикин, и во обще несколько жизней...

Туман расползся клочками, за столом все так же возвышался доктор-здоровяк, передвигавший спокойно тетрадки и шариковые ручки, поигрывая карандашом и маленьким стеклянным чертиком... Юрий сглотнул клейкую слюну, в голове ныло, в висках стучало...

-Все? -

коротко спросил в заключении доктор. Юрий ответил в растерянности:

-Все...

Неужели доктор не видит, неужели не понимает, какой он к черту космонавт, из него космонавт, как из Брежнева балерина...

-Я ваше заявление передам по инстанции и думаю, что вскоре вы получите ответ. Ну а пока прошу в бокс.

И в сопровождении все того же огромного медбрата Юрий был водворен в теплый уютный бокс. Чем-то напоминающий комфортабельную тюремную камеру...

-Товарищ Командор, он херней мается, под дурака косит, видать паскуда в космос лететь не хочет...

Командор оторвал голову от «Плейбоя», последний номер, доставленный военной разведкой прямо из Америки для сугубо узкого внутреннего пользования и взглянул на докладывающего ему доктора. Помолчал, хмыкнул и улыбнувшись во весь рот, произнес:

-Хочет лететь - не хочет, его голос совещательный. Партия сказала надо...

-Космонавт ответил - есть! -

радостно докончил фразу доктор, отчетливо помня про вакансию на полуострове

Ямал и сложив листки доклада в зеленую папку, спросил. ^

-Я могу быть свободен?

-Да, но если этот субчик не захочет в супчик, ты мне сразу по телефону звякни, я уж так и быть - побеседую с ним лично. Всего хорошего. Дверь за доктором тихо закрылась, за окном просторного кабинета падал большими хлопьями снег, на столе вкрадчиво ждал телефон. Красный с гербом СССР Звонить не хотелось, но надо было. Командор потянулся всем своим большим телом, большим и красивым, в такие минуты он откровенно любовался собою - ну и красив, собака! и встряхнув готовой, решительно придвинул к себе телефон.

-Сережка?! Это тебя с космоса беспокоят, дай-ка мне Леонида Ильича... Секретарь товарища Брежнева, генерального секретаря КПСС и так далее уже давно привык к вольному тону и ерничеству любимца партии и генсека.

-Ну...

-Леонид Ильич, это вас отвлекает от государственных дел генерал авиации товарищ Заслонов.

-Ну...ну ты даешь, Заслонов херов, генерал авиации, ха-ха-ха-ха! Что не приезжаешь, что не привозишь нового Юрия? Али вы все там забздели, ну, ха-ха-ха-ха!..

-Ни как нет, Леонид Ильич, не забздели, если позволите, я вам в понедельник и покажу нашу гордость и надежду, нашего богатыря.

-Позволяю. Мы его тут с Костей пощупаем, насчет идейности. К явреям не сбежит? Ха-ха-ха-ха...

26
{"b":"222009","o":1}