ЛитМир - Электронная Библиотека

-Понимаете, друзья-товарищи, однополчане по борьбе с зеленым змием... Все в этом мире взаимосвязано и соединено тонкими, но тем не менее крепкими нитями. Если на нас свалилась эта пакость: революции, Сталин с Ежовым...

-Сталина прощу не трогать. Мужик был хоть суров, но справедлив. зарубите это на носу, милейший, -

волнуясь и теребя кильку за хвост, решительно вставил в речь Юрия свое пояснение Слава, худой молодой человек, известный в их узком круге как любитель женщин.

-Слава, ты не прав, а потому и волнуешься, -

Серый веско, но вежливо осадил Славу. И продолжил:

-Я оттянул двенадцать, пусть за дело, за уголовку, но видал сиволапых, политических... Их тогда троцкистами-фашистами обзывали. Когда умер этот сапожник, в лагерях такое творилось!..

Серый покачал головой и сладко зажмурился:

-По нам автоматчики стреляли, а мы все равно орали свое...

И широко разинув беззубый рот, забыв про окно, за которым продолжался утренник, выкрикнул с удовольствием, как бы возвращаясь в то незабываемое время:

-Гуталин сдох! Гуталин сдох! Гуталин сдох!!!

из распахнувшегося настежь окна на собутыльников смотрели глаза - веселые учеников класса примерно пятого и полные ужаса-отвращения глаза молоденькой учительницы...

...Гул. Темно. Гул. Гул. Его куда-то послали. Он летит. Какие-то голоса, снег, зима, холодно, голодно... Снег... А это радуга, мама, чья это мама, не моя, моя давно уже умерла...

... Куда вас сударь занесло... занесло...

-...А Сейчас пятиминутка здоровья. Разведите руки в стороны и начинайте сводить, начинайте сводить, начинайте сводить, начинайте...

...Юрий гладит ее по лицу, мягкая кожа...

...Начинайте сводить, начинайте сводить, начинайте, начинайте, начинайте...

...Мне не хочется есть, мне совсем не хочется есть, мне ни капельки не хочется есть, мне совсем-совсем не хочется есть, ну ни крошечки...

-...Здравствуй.

Темнота, была тишина... Теперь кто-то пришел...

-Ты кто?..

-Я это ты. Подними пожалуйста руки над головой, раз уж так получилось и начинай сводить, ха- ха-ха-ха!!! Я тебя добром прощу, негодник...

...Светло. Тишина. Гула почему-то нет. Наверно кончилось горючее и космический корабль «Партия» остановился в черноте космоса... Сколько прошло времени с того момента, как панель выдала последнею тубу - ни кто не знает... И совсем недавно кончилась питьевая вода... В голове стало тихо и ни чего не капает...

-...Привет. Ты валяешься, а солнце уже встало. А что мы под одеялом прячем, а, ой! какой хоросый, и уже наготове, ну точно пионер...

-...Привет. Сегодня уже двенадцатый день, сударь, как вас занесло... И вы должны дать ответ, согласны ли вы на пост императора всего Марса?.. Пора дать ответ...

-...Привет, большего мерзавца мы еще не встречали. Да-да, не встречали! Посуди сам - за все свои жизни ты выпил алкогольных напитков различнейшей градусности -

вина 345.678.912 литра как белого, так и красного, включая конечно и

розового;

суррогатов вина, выпускаемого в СССР 10.987.654.231 литров;

водки 87.659 литров;

коньяка 34.756 литров;

самогона 8.765 литров;

медицинского спирта и препаратов на спирту, включая жидкость от

мозолей и средство от ревматизма 1.975 литров;

различнейших суррогатов 93 литра 125 грамм...

помимо всего этого вы вступили 12.345 раз в интимную связь с женщинами, девушками и лицами не достигшими совершеннолетия, а так же один раз в гомосексуальную связь...

-Я грешил, но я и каялся! -

изо всех сил кричит Юрий, но даже сам не слышит собственный крик, а что говорить про неизвестного, чей голос так гневно гремит...

-А посему, за все твои грехи и жизнь твою греховную приговариваешься ты к самому страшному наказанию - изгнанию из собственной жизни...

Страшная сила раздавила Юрия, втерла его в кресло, истолкла, смешала с обивкой, с пружинами, с... Изо всех сил темнота ударила Юрия по остаткам и разметала их по кабине.

Конец первой части.

Часть вторая. «РОССИЯ».

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

Очнулся Юрий на удивление легко и радостно, совершенно целый, как будто это не его разбрасывало по кабине осточертевшего корабля. В голодном и измученном теле ни чего не болело, казалось он родился вновь, в очередной раз и не на муку, как прежде, а на счастье. Тело было совершенно легким, но не как в полете, с надоевшей невесомостью, а с какой-то приятной тяжестью, но одновременно и с легкостью... Он даже не обделался, правда и не чем было, просто какая-то приятная тяжесть вдавила его в кресло и по-видимому, корабль уже ни куда не летел, так как не было слышно гула, он наверно уже прилетел, приятно так мелькало в голове, сейчас меня наверно встретят марсиане еще какие инопланетянки... В кабине было тихо, покойно и темно. Но ни как в могиле, а совершенно по другому. Как-то так, что Юрий не мог объяснить даже себе самому, как бывает в детстве, в далеком безоблачном детстве - лежишь под одеялом, накрывшись с головой, а впереди то ли праздник светлый и хороший, то ли просто воскресенье...

Резко, противно звякнуло над годовой металлом, раздалось надрывное, скребеще-скребущее по коже и нервам, скрежетание. Юрий дернулся всем телом, привязанным к креслу, и...

И по резко зажмурившимся глазам ударил яркий, ярчайший, ярчайше яркий свет, солнечный свет, пробивший тонкую пелену век, свет давно забытый в столетиях полета, тысячелетиях космического плена!.. Это было солнце, земное солнце, такое яркое и такое ласковое...

-Ты че ревешь, мэн? Обосрался со страха, что ли?!

Родная русская речь, лишь только одно резануло ухо, один лишь «мэн», а в остальном... Сердце защемило, в груди чего-то сдавило и захотелось уткнутся кому-нибудь в теплую под мышку, дурно пахнущую потом и одеколоном «Шипр», и долго-долго поплакать, от радости, от пролетевших переживаний, от всего плохого, что теперь верно, осталось позади...

-Доставай его из этой кастрюли, а то он там сидит и ревет, а его здесь все ждут! Ну!..

Сильные и дружественные руки отстегнули надоевшие ремни, оторвали истрадавшуюся тощую задницу Юрия от паскуднейшего кресла и больно ударив об край люка плечом, выдернули его на белый свет...

Сквозь занавес остатков слез Юрий увидел ярко-зеленые деревья, ярко-синее небо, ярко-желтое солнце и ярко-разноцветных несколько автомобилей незнакомой ему марки, импортные поди, застывших на ярко-изумрудной траве...Когда-то гордый покоритель дальнего космоса, корабль «Партия», лежал немного на боку, помятой, ржаво-опаленной тушей, совершенно инородней на этом пиру красок... Сильные руки, принадлежащие плечистым парням, одетым немного странно - белые джинсы, яркие разноцветные футболки с надписями на груди по-русски, в каких-то толстых ярко-разноцветных, явно спортивных ботинках и круглых, обтягивающих головы, кепках-жокейках с длинными козырьками, повернутые у всех назад, поставили его на землю. На траву... На долгожданную почву... Ноги подогнулись от притяжения и ностальгии, Юрий плюхнулся на мягкость и шелковистость родной травушки-муравушки, одуряющий запах цветов и распаренной под летним солнцем, а он сразу определил - лето! травы, кружил голову, бабочки и стрекозы, какие-то мухи и мушки жужжали и кружились над ним, выбивая слезу умиления. Над головой Юрия загремел все тот же начальственно-ироничный басок:

-Так парни, эту хреновину нужно подправить, не мог наш космонавт летать на таком тракторе, давай тащи сюда все, что привезли, будем доделывать космолет!.. А где гример, черт вас возьми, совершенно нельзя работать в таких условиях, где этот алкаш херов, немедленно тащите сюда гримера! И снимите с него эту рвань, он что - каторжник?! Он что - сбежал?! Подберите скафандр по размеру! И шевелитесь, шевелитесь, мать вашу за ногу, у нас через десять минут и один час эфир, собаки!

32
{"b":"222009","o":1}