ЛитМир - Электронная Библиотека

и показал всем присутствующим широкую, изрезанную морщинами-дорогами жизни, ладонь. Ленчик усмехнулся и достал из папки, лежащей перед ним на столе, тонкую стопочку бумаги, стиснутой полиэтиленом.

-Илья Сергеевич, я просто не успел доложить. Здесь все изложено и если кто-то поспешил вам стукнуть, так он просто в лужу пернул, я сам спешил к вам с докладом. Прошу вас ознакомится - теневые структуры предлагают правительству за помощь в транзите со стороны МВД через страну постоянного потока наркотиков из Юго-Восточной Азии в страны Западной Европы целых девять процентов от дохода! Это существенно. По предварительным данным это примерно 16 миллиардов в год...

-Интересно, интересно, -

президент напялил на нос очки и углубился в листочки. Наконец оторвавшись, крякнул и хлопнул ладонью по ним:

-Ну что же, передай им, теневым структурам, хе-хе, помню-помню, мы согласны. А может - послать на хер структуры да самим все организовать?.. А?! Ероха, как думаешь?

Ероха мельком взглянул на министра МВД, тот сделал легкую гримаску, Ероха понял ее значение и не вставая, ответил:

-Самим хлопотно. Ну и опять же международный престиж, мать его...А так ни за фуй собачий 16 миллиардов как с куста. Я думаю - нам соваться не надо, Илья Сергеевич.

-Ну-ну, отлично. С этим все. Вернемся к нашим баранам, хе-хе, помню-помню.

Все присутствующие насторожились, кроме министра здравоохранения, который норовил клюнуть носом стол.

-Ну а теперь доктор давай, ты нам всю правду расскажи, все как надо доложи, хе, помню, не дергай! Что с этим выродком, которого я в космос послал?

Министр здравоохранения мужественно боровшийся со сном вот уж десять лет, встрепенулся, откашлялся, развел руками - ни чего. Все помолчали, президент крякнул, а министр, академик, член и так далее, начал:

-Понимаете, коллеги, показания приборов, ну там разных датчиков, показали и раскрыли уникальность данного индивидуума, этого Леонидова. Его мозг хранит информацию, количество которой говорит о том, что данному индивидууму не менее девятьсот тридцать пять...

-Что?! Как это так?! Девятьсот тридцать пять?! Ни хера себе!..

Так непосредственно и с экспрессией отреагировали участники секретнейшего совещания, а Ваня Кустов, давно ставший уже уважаемым Иваном Васильевичем, когда-то с отличнейшим успехом лечивший детей, ныне же ставший бюрократом от медицины, продолжил невозмутимым голосом:

-А внешний вид и состояние внутренних органов говорят, что данному индивидууму от силы тридцать три года. И как разрешить данный парадокс - медицина не знает.

Министр развел руками, сделал недоуменное лицо, поиграл выражениями его, то есть своего лица - недоумение, легкая досада, интерес перед загадкой, и закончил:

-У меня все, коллеги.

Все присутствующие молчали, погруженные в свои мысли, а мысли их были разнообразны и хаотичны, всем хотелось понять - как же так, как же так может быть, ведь это же несправедливо! Какой-то жалкий космонавтишка, какой-то спившийся бомжара, какой-то вонючий интеллигентишка прожил Девятьсот тридцать пять лет, а выглядит на тридцать три от силы, а тут лучшие умы России, не спят-не едят, а мечтают, как приумножить Россию, возвеличить ее среди других стран, а ни какой благодарности - прожили всего ничего, 70-80 лет с небольшим лишком, и выглядят соответственно, и здоровье, и внутреннее органы, и снаружи, ну несправедливость ли неземная!..

-Ну что, какие будут предложения, по негодяю этому? -

первым нарушил тишину, уже всех придавившую к мягким удобным креслам, Президент России. Нарушил и оглядел внимательно соратников.

-Начнем по старшинству. Давай Харитоныч, расскажи, что ты там себе думаешь...

Премьер-министр Даров Иван Харитонович, которого чтоб не путать с министром здравоохранения ни когда не называли Ванькой на совещаниях, лишь Харитонычем, поморщился и начал:

-Я считаю надо отдать мерзавца в какую-нибудь лабораторию, пусть его там насквозь просветят-разрежут, может быть тогда мы и узнаем тайну...

-Теперь ты, Ероха.

Маршал КГБ насуплено оглядел собравшихся, облизнул губы:

-Это глупо. Он сдохнет в лаборатории этой, а вдруг мы не хера не узнаем. Я считаю надо продолжать слежку и подводить к нему наших агентов на предмет раскола.

Президент перевел взгляд на Ленчика и министр МВД вытянулся не вставая с кресла:

-Мое мнение - ввести его в элиту, когда привыкнет - бросить его на дно. За рассказ пообещать вернуть назад. Ну а там видно будет.

Министр здравоохранения, не дожидаясь взгляда Президента, ни разрешения, начал говорить сам:

-Ну, может быть и то и другое и принесет какой-либо результат, но я не уверен в успехе...Видите ли, человеческий организм такая сложная штука, и настолько мало изучен...

Президент кинул короткий взгляд на министра и рявкнул на разговорившегося:

-Заткнись, доктор. Значит предлагаю такое решение - смесь предложенного Ерохой и Ленчиком. Введем паскуду в высший свет, приставим к нему агентов, окружим его блядями и пидарастами, закружим ему голову, влюбим его в жизнь, а потом раз, -

Президент с размаху ударил по столу кулаком и продолжил свою глубокую мысль.

-На дно, в тюрягу, под расстрел! И в виде спасения - правда! Но кота тянуть за хвост не будем, на все-про все даю два месяца. Все свободны... Оставшись один, не считая помощника, Президент задумался и пригорюнился, он

сидел в глубоком кресле, опершись локтем на деревянный подлокотник и подперев морщинистую щеку ладонью... В эту минуту он напоминал старую бабу, печалившуюся о прожитой жизни, в уголках нечистых глаз, старость, накапливались слезы. Внезапно Президент встрепенулся и подмигнув помощнику, забормотал:

-Ты че дергаешь меня за рукав, ты что, с ума сошел, какое такое предупреждение, какое такое распоряжение, когда это я просил, а не пошел бы ты Славик, в жопу?!..

По кремлевскому коридору, выбравшись из страшного подземелья, спотыкаясь на ковровой дорожке, брели участники секретнейшего совещания, шаркая ногами, тяжело дыша и кряхтя... Годы, годы... Первым шел премьер-министр, приотстав от него шагов на пять, брел министр МВД, буквально по пятам шаркал шеф КГБ, замыкал шествие лучших людей России министр Ванька. Часовые в отлично подогнанной форме, стоящие по углам извилистого коридора, тянулись изо всех сил, ели глазами столь высоких особ, тая просто, по демократически шествующих по кремлевскому коридору, а ведь казалось могли бы удумать что-нибудь, ну там заставить в каталках себя катать или к примеру, на руках носить, а так сама скромность...

Старший лейтенант Козявкин ошалело подумал, тараща глаза на бредущих старцев - так вот почему нам не дают патронов...

Ероха нагнал Ленчика и тяжело дыша, с присвистом, прошептал, наваливаясь на плечо главного опера страны.

-Слышь, Ленчик, девять процентов это конечно ништяк, а куда ты подевал еще один?

Ленчик остановился, освободил генеральское плечо из-под маршальской лапы и с чувством собственного достоинства ответил:

-А нам с тобою нужно хоть что-то иметь? Нужно...Вот я и подумал - тебе пол и мне полпроцента. Всем хорошо и нам ништяк.

-Ну тогда другое дело...

Премьер-министр Даров И.Х. мечтал о ванне. Его всегда при посещении Кремля пробивал липкий противный пот, и спасти от гнусного запаха могла только ванна. А потом любимый лобзик...

Ну а министр Ванька мечтал о кровати. Он просто хотел спать.

Москва вечерняя ни чем не отличалась от других вечерних городов нашей планеты, хоть в данное время, хоть в какое угодно в прошлом. Москва вечерняя возвращалась домой, в теплые квартиры, уютные комнаты, так сказать в лоно семьи.

Стройные толпы рабочих, отработав смену на заводах, фабриках и стройках, торопились к домашним очагам, что бы съесть заработанный ужин, питательный и вкусный, усесться возле телевизоров для просмотра любимых передач - «А нука Россиянки!», «Россия - Родина моя!», «Клуб находчивых россиян», телефильма - шла сто двадцать третья серия двухсот серийного боевика «Россия в огне пожарищ», чемпионата на кубок России по лапте... Кто-то спешил на уютные огни театров, московские рабочие всегда славились интеллектом и тягой к театрам, кто-то спешил занять столик в ресторане, благо ресторанов было много и они были сказочно дешевы, даже малоквалифицированный рабочий, ну например на разборке изделия «А», всегда мог себе позволить зайти в ресторан, хотя бы раз в неделю...

43
{"b":"222009","o":1}