ЛитМир - Электронная Библиотека

Засею полюшко бобами,

Пойду в село ногами,

Не нужен мне авто,

Мне и пешком хорошо...

Ерохин отодвинул обшлаг зеленого рукава своего расшитого мундира. На волосатом запястье, толстом и рыхлом, усыпанном коричневыми пятнами пигментации покоились массивные часы, слегка издающие едва слышимый звук-писк. Нажав кнопку и выключив звук, маршал уставился на циферблат. Откуда-то из тумана, из-под цифр, возникли буквы, складывающиеся в слова секретнейшего послания-донесения-приказа - Шуту от Первого. Сообщаем, что мы не заинтересованы в ликвидации космонавта или расширения конфликта с ним. Приказываем вам отпустить космонавта. Первый.

Буквы погасли, господин маршал Ерохин тупо уставился на часы...Ни хера себе, не успели его врачи позаниматься с этим придурком, как уже приказ отпустить... Да-а-а, жаль, но ни чего не поделаешь, придется отпустить... А жаль, тайна была так близка к разгадке, молодость из этого космонавта вытрясли бы мигом...А все этот... первый... Хорошо бы его послать к черту, но тогда Президент его, своего любимца Ероху, с лица земли сотрет... Ну ни чего, ни чего, немного осталось, совсем немного ждать, еще чуток и мы его, гниду зазнавшуюся, к ногтю... Сколько крови попил, когда мы молоды были, все помню - и издевательства, и частушки, и баню... Все... Отольются волку слезы, все припомню гаду... А тогда и первого можно будет послать на хрен, пусть он те расписки себе тогда в жопу засунет, ха-ха-ха-ха!..

Отсмеявшись в волю и утерев глаза кулаком, маршал нажал кнопку. Возникшему в дверях аккуратному и подтянутому капитану-секретарю коротко приказал:

-Басова ко мне. Срочно.

Через пять минут, буквально, напротив маршала КГБ сидел на краешке кресла генерал Басов, шеф отдела по тайным связям.

-Ну вот что, Басов... Обстоятельства резко изменились, я тебе всего открыть не могу, но суть такова. Выходи на связь с этим мерзавцем, нужно космонавта срочно отпустить. Объяснение придумай сам. Или нет, пусть т.Н. голову поломает, -

с неожиданным злорадством предложил маршал.

-Да-да, пусть покрутится, а то как денежки получать - так сам, а как выдумывать-придумывать что-то, вечно мы отдуваемся... Да и вообще, зажрался сволочь, зажрался и зажился. Действуй, генерал.

-Прошу считать заседание молодой секции КПСС считать открытым. На повестке дня один вопрос - двусмысленное поведение Т.Н., если не назвать его предательским... Какие будут предложения, товарищи?..

-Господин маршал?

-Что тебе, Басов?..

-Через десять минут космонавт будет отпущен. Я уже выслал машину для встречи. А насчет т.Н. у меня есть интересное конструктивное предложение. И волки будут сыты и овцы целы. В молодой секции КПСС у меня есть пара независимых друг от друга товарищей с большим авторитетом...

-Интересно, интересно... Зайди-ка с докладом, Басов.

-Слушаясь, господин маршал.

-...А потому предлагаю - смерть изменнику и предателю интересов всех трудящихся и делу коммунизма! Кто за - прошу поднять руки, кто против - прощу обдумать свое поведение...

-Господин Президент! Докладываю! Силами возглавляемой мною Коллегии Генеральной Безопасности после блестяще проведенной операции, ни одного сотрудника не потеряно, космонавт Леонидов освобожден! Потери противника - 24 функционера КПСС!

-Ну и отлично, отлично! Ту меня самый большой молодец, Ероха!.. Ну бывай...

И все, ну сука, бывай... ни благодарности, ни похвалы... Ни чего, ни чего, совсем немного осталось терпеть, совсем немного...

Юрия вытолкнули из автомобиля на какой-то людной улице, вытолкнули, сорвали с головы ранее напяленный мешок и умчались. Он совершенно ни чего не мог понять, тем более после укола болела ягодица и плохо соображала голова... Но Юрий понял главное - он свободен! Даже рядом нет ни надоевшего секретаря, ни телохранителя, ни шофера... Ни кого!.. Одни прохожие, совершенно не обращающие внимания на героя дальнего космоса...И. Юрий быстро-быстро зашагал прочь, в какой-то переулок, затем другой, третий...Он совершено не обращал внимания ни на направление своего пути, ни на окружающий его город... Только одна мысль стучала в висках- свобода, свобода, свобода...

Резко взвизгнув тормозами, на том самом месте, где всего минуту назад был вытолкнут из автомашины Юрий, застыл автомобиль битком набитый людьми в штатском, но с одинаковыми неприятными лицами. То ли бандиты, то ли КГБ, прохожие старались побыстрей проскочить неприятно действующий на нервы, автомобиль. Старший удивленно покрутил головой по сторонам и скомандовал: -Искать!

Бандиты или сотрудники КГБ выпрыгнули из авто и придерживая шляпы, волками разбежались по сторонам, дергая за плечи прохожих предпочтительно мужского пола, заглядывая в лица, в запаркованные автомашины, подъезды, кафе и магазины... И с виноватыми лицами, разводя руками, возвращались к старшему, нервно дергавшему плечевую кобуру с пистолетом-пулеметом «Росинка». Когда вернулся последний то ли сотрудник, то ли бандит, все с такой же виноватой, но все равно неприятной мордой, старший коротко ругнулся - суки, и полез в автомобиль докладывать по радиотелефону. Бандиты или сотрудники облегченно закурили.

На окраине Москвы, столицы России, в довольно-таки престижном районе, застроенном кирпичными особняками средней руки, не дворцы, но все же и не хижины бетонные многоподъездные-многоэтажные, из нового блестящего лаком автомобиля вышел отлично одетый господин, внешним своим видом напоминающий преуспевающего адвоката или хозяина небольшой, но успешно расталкивающей локтями конкурентов, фирмы. Заходящее солнце сверкнуло на его дорогих очках в золотой оправе и небольшой аккуратной лысине, обрамленной светлыми волосами. Больше ни чего солнце не успело осветить, так как в тихую улицу ворвался старенький мотоцикл когда-то друзей по давно канувшему в Лету Варшавскому Договору, то есть вишневая «Ява», на нем восседали двое молодых людей с закутанными лицами... Представительный отлично одетый господин при виде мотоцикла и седоков в стареньких кожаных куртках внезапно засуетился, как мелкий воришка в супермаркете, и на подгибающихся ногах бросился к чугунной калитке собственного особняка, видимо вспомнив английское - мой дом, моя крепость... Но было очень поздно, солнце падало куда-то за лес, где-то была слышна музыка, а сидящий за спиной водителя мотоцикла молодой человек с закутанным лицом выхватил из-под куртки обрезанный автомат старинный «Калашникофф», опору всех революционных сил мира и прогресса, раздалась длинная очередь и мотоцикл скрылся за углом.

А господин, уже в испачканной собственной кровью одежде, медленно падал на чугунную калитку, пытаясь сведенными пальцами ухватиться хоть чуть-чуть за жизнь, но увы - безуспешно... Последний луч (романтично!) напоследок сверкнул осветив на скрюченном пыльце черный перстень с криптограммой - серп и молот...

ГЛАВА. ШЕСТАЯ.

Ночная Москва жила своей обычной жизнью. Из-за зашторенных окон казино доносился приглушенный рокот, как будто океанский прибой шумел за плотными шторами, то накатываясь на белый песок, то вновь и вновь отступая, смывая с зеленной поверхности столов свою добычу... Это богатые москвичи и гости столицы успешно проигрывали свои доходы и накопления. Из гостеприимно распахнутых дверей ресторанов, охраняемых строгими и степенными швейцарами в униформе, неслась разухабистая громкая удалая музыка, говорящая постороннему больше о широкой душе российского народа, чем все труды философов сложенные вместе в одну кучу. Звон приборов и хрусталя, мелодичное звяканье фарфора и фаянса, пение пополам с мычанием, крики, тосты и заздравицы пытались перебить музыку, но напрасно. Изредка подгулявших гостей (ресторана, а не столицы), выносили на руках официанты и грузили в мгновение ока подкатывающие такси. Хлопали дверцы автомобилей, подпившие клиенты уносились в без сознательном состоянии стремительно в даль и жизнь продолжалась своим чередом.

50
{"b":"222009","o":1}