ЛитМир - Электронная Библиотека

Юрий шагнул и замер от удивления. Прямо перед ним, ярко освещенная, лежала сцена. Со стоящими на ней креслами и полированным столиком, на котором возвышался графин и блестели стаканы. Сбоку раздался шум, затем аплодисменты, сначала несмелые, робкие, но с каждой секундой все возрастающие и возрастающие, грозя вот-вот перейти в овации. Повернув голову, Юрий сначало увидел полутемный зал, затем множество худых и испитых лиц с лихорадочно блестевшими глазами... Это были, судя по одежде, явно рабочие, они от всей души хлопали в ладоши и оживленно переговаривались между собою, видимо обсуждая первого российского героя дальнего космоса...

Юрия провели к столику, усадили и...

-Господа рабочие, уважаемые россияне! Позвольте вечер встречи с российским героем дальнего космоса Юрием Леонидовым считать открытым! Слово предоставляется герою дальнего космоса космонавту России Юрию Леонидову! Похлопаем господа!

Зал вновь взорвался аплодисментами, плавно, но неукротимо перешедшими в овацию, вскочив в каком-то порыве-энтузиазме, рабочие начали скандировать -

ЮРИЙ! ЮРИЙ!ЮРИЙ!

У самого Юрия такая горячая встреча выбила слезу. Такого он еще не видел, народная любовь, любовь простых россиян взволновала его, в общем-то тронутую цинизмом, в связи с виденным множество плохого, душу и ему захотелось сказать им всем что-нибудь ласковое, задушевное, что бы все они поняли, как он их любит... Смахнув слезу, непрошеную, затем другую, Юрий поддаваясь порыву, вскочил с места и подбежав к краю сцены, прокричал прямо в открытые рты блестевшие множеством железных зубов:

-Спасибо дорогие россияне! Огромное спасибо за такую встречу!!!..

Немного погодя шум утих, Юрий утер остатки слез и волнения с лица, и приступил к рассказу. Естественно, он не стал рассказывать о взбесившемся автомате по выдаче питательных зуб или вкусе воды на борту корабля... Зачем такие мелочи не являющиеся существенными, этим россиянам, разве это главное?! Юрий поведал о величии духа, о просторах космических трасс, о необъятных возможностях в деле освоения космоса, о перспективах для все россиян в связи с покорением космоса... Окончание его страстной речи было встречено аплодисментами, переросшими вновь в овации и скандирование. Взволновавшись до слез, Юрий захотел в туалет.

-Леша, мне бы отлить, где бы это сделать?..

-Да ты что, сейчас будут вопросы задавать, а потом художественная самодеятельность рабочих, ну а потом и сходишь...

-Да ты рехнулся! -

продолжил шептать Юрий, скрюченный и скорчившийся от желания.

-Я сейчас лопну, сами пивом напоили, а теперь что, издеваться вздумали?!

Юрий шипел прямо в ухо Леше, тот в свою очередь Саше, а тот, уже в ухо ведущему всего этого торжества... Ведущий пожал плечами, встал, отдернул плохо пошитый пиджак и посмеиваясь, провозгласил на весь зал:

-Уважаемые господа рабочие! Наш гость, опившись пивом, захотел в туалет, видите - он такой же, как и вы, и ни что человеческое ему не чуждо!.. ха!.. Предлагаю лучшему рабочему-передовику производства, господину стерщику-универсалу, почетную миссию - отвести героя дальнего космоса в заводской сортир!..

Слова ведущего были встречены громом аплодисментов и смехом господ чуть вновь не закативших овации со скандированием, только жалостливый вид Юрия смягчили сердца российского гегемона. И герой дальнего космоса в сопровождении передовика производства отправился в сортир.

Стоя над разбитым, но совсем немного, правильней сказать надколотым писсуаром и с содроганием избавляя от тяжести мочевой пузырь, Юрий с интересом вчитывался в местное настенное творчество. А надо заметить, что настенное творчество различается по месту нахождения данной стены, к примеру, если стена расположена в Кремле, то изречения одни, если в институте программирования и расчета, то совершенно другие... По настенному творчеству даже делают свои глубокомысленные выводу о социальном, религиозном, нравственном и других уровнях того общества, которое замарало стену. Вспомните Помпеи...

Тут же, в сортире этого секретного завода №74, изречения были туманны загадочны, видимо ждали своего часа и своего исследователя... По самому верху под потолком, огромными буквами чем-то было выцарапано - СОТРЕМ АМЕРИЦКОЕ НА ФУЙ! Ниже целый ряд мелкими кривыми буквами, выполнены различнешими материалами - чем-то коричневым, синими чернилами, чем-то ржавым, глубоко процарапано было следующее - ДА ЗДРАВСТВУЕТ КИТАЙ - ОН ПИШЕТ МАЛО И НЕ ГЛУБОКО! ШАМАЕВ ФУЕСОС! КОГДА ГОРИТ ДУША, А В КАРМАНЕ НИ ШИША, ИДИ СЮДА И ПЕЙ, И СРАЗУ СТАНЕТ ВЕСЕЛЕЙ!.. Ну и много еще всего разного, но все для Юрия загадочное и таинственное...

Закончив и застегнувшись, Юрий вышел в коридор, тускло освещенный мелкими грязными лампочками и удивился - оставленного им в коридоре передовика не было ни где видно. А он даже не запомнил, с какой стороны они пришли... Что же теперь делать?.. Ну ни чего страшного, если и заблужусь, то какая-нибудь душа выведет меня отсюда... Герой дальнего космоса бесстрашно ринулся коридору, дергая все подряд двери, которые оказывались на его пути, Поворот коридора, Юрий увидел чуть приоткрытую дверь и ринулся туда.

За дверью был цех. С длинными рядами столов, заваленных какими-то электронными приборами, с потолка свешивались резиновые шланги которых были одеты большие пистолеты, только с тонкими стволами, крыша была стеклянная, а по стенам висели плакаты по технике безопасности.

Подойдя к ближайшему столу-верстаку, Юрий взял в руки какую-то деталь что ли, все издырявленное дырками и усаженное жуками диодов-триодов черт знает что и чем... Ярко содранным металлом блеснула чистая полоска на общем серо-окисленном виде...Он взял другую деталь и удивленно уставился - полоска явно была доведена не до конца своей содранностью и остались четыре латинских буквы - РАNА...., а дальше так же блестел металл свежий... Юрий заинтересовался и углубил свои поиски. Результат раскопок был неожидан - он нашел две совершено одинаковых детали-плато, но на одной сияла надпись латинскими буквами - РANASONIK, а на другой гордо блестела свежо содранная полоса... Юрий вспотел в предчувствии какой-то разгадки, но за спиной уныло скрипнула ободранная дверь и раздался весело-пьяненький голос передовика:

-А вот вы где, а я вас ищу-ищу, а вы тут, господин космонавт, нашей работой интересуетесь! И правильно делаете, без нас не было бы ни чего... Мы, рабочий класс России-ик, ик, ик, -

разъикался передовик Храпов. Но справился и продолжил:

-Мы, рабочий класс есть основа благополучия нашей с вами Родины...

Юрий обернулся и всмотрелся в «рабочий класс»... Грязная спецовка, изодранная, давно не стиранная, измызганно-затасканная, растоптанные огромные бесформенные ботинки, в его, Юрия, прежней жизни, при проклятом социализме именовали попросту - говнодавы, на худой, морщинистой шеи с огромным кадыком кокетливо-грязный синий платок... Гегемон капитализма... Из слезящихся выцветших голубых глаз, непрерывным потоком лились печаль и тоска...

Юрий подошел и поддаваясь какому-то непонятному наваждения, схватил передовика за грязную и худую руку, и тихо спросил:

-Ну, а вообще, как. вы тут живете?..

Рабочий вновь икнул, в лицо космонавту пахнуло несвежим и сурогатом, а уж в запахах Юрий был высокий специалист, и совершенно трезвым голосом ответил:

-Херово.

Вернувшись в зал в сопровождении передовика, Юрий был усажен в первый ряд среди администрации завода и своих сопровождающих. Слева оказался толстяк, он сдавленно прохрипел что-то Юрию на ухо и чуть громче сказ директор... Юрий догадался - это директор, интересно, а кто же хозяин этого завода... Но размышлять было некогда - на сцене бушевала художественная самодеятельность завода. Кружились пары, разодетые в российско-псевдо-национальные костюмы, юбки поднимали пыль, сияли кокошники и металлические зубы самодеятельных артистов, одним словом было весело. Затем пришел черед частушек, исконно российской эпохально-современной поэзии-музтворчества, и все как одна на животрепещущую производственную тему. Не знакомый со спецификой производства и только смутно догадывающийся о том, что здесь что-то сдирают, Юрий все равно смеялся от души, так как было смешно, как и всему залу.

56
{"b":"222009","o":1}