ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черный человек
Альвари
Обжигающие ласки султана
Как я стал собой. Воспоминания
Жизнь и смерть в ее руках
Соль
Жизнь, которая не стала моей
Фаворитка Тёмного Короля
Вишня во льду

-Вставай, клоун-минетчик, ни кто тебя в космос не пошлет и не посылает, после Терешковой решено блядей не посылать в космос, ха-ха-ха-ха!..

Адъютант стоял, криво улыбаясь, не зная как реагировать на откровенную грубость генерала - обидой мальчонки или смехом понимающего шутку офицера, но в этот самый момент Кроха созрел и пустил струю из сифона прямо в лицо адъютанту. Командор чуть не захлебнулся от смеха...

Через полчаса все было улажено, все помирились и уселись за стол. Адъютанту было дано твердое, как, как, ну как член генерала в определенных ситуациях, слово чести - ни кто адъютанта ни куда не пошлет, в крайнем случае на... куда обычно принято посылать не Руси. Кроха извинился за экспромт с сифоном и збацал новую частушку:

Я сифоном заболела,

От сифона я слегла,

Не подумайте плохого

Сифон имя милого!

Ух ты, ах ты,

Все мы космонавты!..

В общем ужин прошел в теплой и дружественной обстановке. Ночь же еще в более горячей у дружественной. Так как. участвовали в ночном действии еще две телефонистки- сержанта... Мелькали взятые на перевес члены и пальцы, зады виляли и увиливая сдавались, губы не только шептали, но и требовали свое... Успокоились далеко за полночь.

А утром, как обычно, начались суровые будни. Командор отправился к себе в штаб советской космонавтики решать и определять кандидатуру будущего баловня судьбы и всенародного героя.

Телефонистки-сержанты нести нелегкую службу.

Адъютант уселся на исстрадавшийся зад писать подробный отчет об прошедшей ночи в особый отдел. Его дублировали, на всякий равный случай шофер Командора и дежурный караула дачи генерала.

Ну а Кроха, Ерохин Семен Иванович, беспартийный и так далее, отправился к себе домой, будучи вольным журналистом и пописывающий не только в КГБ, но и в газетки разные, не снимал он жетона на вахте и не отмечал листка в бездушном автомате... Хорошо! А по пути к дому, высаженный Командором из «членовоза» возле станции метро и напутственный начальственным, - ну бывай, если что, пришлю адъютанта или позвоню, Кроха черкнул мелом на столбе, слегка, как бы в шутку, балуясь будто бы, и уже вечером имел встречу с плечистым незнакомцем, незнакомцем для нас, так как он больше совсем не появится на страницах данной книги. Имел встречу и с подробностями пересказал основные моменты вчерашнего дня, вечера, ну и ночи.

В штабе самой прогрессивной и передовой космонавтики было как всегда тихо и спокойно. Готова Командора чуть давала о себе знать, в штанах с алыми лампасами было как будто пусто, но генерал знал твердо - это кажущаяся пустота только до поры, до времени...

Усевшись в собственном кабинете, размерами напоминающий космодром, Командор выпил американского патентованного средства против утренней головной боли и решительно нажал кнопку. Секретную. И в стене открылся секретный, наисекретнейший тайник... За полированной панелью прятался сейф. Из лучшей стали, способной выдержать и холод космоса, и жар чуждых планет. Из сейфа был извлечен секретнейший список наличного состава и Командор вдумчиво стал вчитываться в фамилии, решая нелегкую задачу - кого пригласить на сегодняшний вечер. Список был списком наличного состава блядей Командора. О, много и много бы отдало злобное ЦРУ за мгновение, за хотя бы мгновенную возможность взглянуть хотя бы одним глазком на этот список. Не выбрав ни кого и решив отложить данную задачу на после обеденное время, Командор спрятал список в сейф, тщательно запер его на ключ, и захлопнув полированную панель, нажал кнопку уже не секретную.

-Товарищ генерал, слушаю, -

раздался голос секретаря, старшины Ирины Федоровны, пятидесяти с лишним летней жены начальника спецчасти, а значит и осведомителя, но что поделаешь, мир таков и таким его надо принимать.

-Попрошу ко мне начальника отдела по личному составу со списком номер 7-а.

-Слушаюсь, товарищ генерал.

А дальше пошла рутина, которую так ненавидел Командор, ему бы лететь, головой в звезды врезываясь, железной рукой вести за штурвал космического корабля, что б на пыльных планетах остались следы социализма, бороться за торжество идей ...А тут тьфу!..

Но выбирать не приходится, если ты генерал и возглавляешь Отряд космонавтов, то как говорится, тебе и карты в руки. Космические... После обеда, так и не выбрав кандидатуру в герои, Командор, по напоминанию Ирины Федоровны, пожилого крокодила, начал прием по личным вопросам.

Первой вошла Мария Леонидовна Заикина. Как узнал Командор из списка записавшихся на прием к генералу и предусмотрительно положенному на стол, справа.

-Я вас слушаю, Мария Леонидовна. Кстати, как ваш муж?

Командор не только не знал ее мужа, но даже и не помнил такого космонавта. Просто из космонавтов-женщин была только Терешкова, значит эта жирная корова жена одного из его подчиненных. Все элементарно, Ватсон!

-Итак, я вас очень внимательно слушаю, Мария Леонидовна, -

ну и корова, как же он ее гребет такую...

-Устраивайтесь поудобней, нас ни кто не торопит и излагайте все по порядку, что вас привело ко мне.

-Я право не знаю, может быть это неудобно, но я хотела бы узнать, моя дочь в этом году заканчивает, я имею ввиду учебный год, -

а он красавец, ну просто мечта курорта, так бы и отдалась ему бы здесь, прямо на столе...

-...но я хотела бы узнать, моя дочь заканчивает среднею школу и хочет поступать в Бауманское... Какие-нибудь льготы ей полагаются, как дочери космонавта?

-Сколько раз ваш муж летал в космос? -

ну-ну, корова, космонавта Заикина я что-то даже и не слыхал, ну ка, как ты теперь запоешь, да, совсем кстати, дочь семнадцати лет, давненько не было таких юных и трепетных девочек, к тому же наверно и елка, ха-ха...

-Ни разу, Илья Сергеевич, он же вечный дублер. Послали бы вы его куда-нибудь подальше, я бы вам по гроб жизни благодарна была бы... Сил уже моих нет...

И хлынули слезы... Поток слез лился из этой коровы не переставая, как из крана, Командор не спешил со стаканом и утешениями, прекрасно понимая, здесь не профком, а начальство, и если у него плачут, так с целью выпросить и побольше, чем путевка за полцены в Крым в разгар бархатного сезона...

-И так, начнем сначала, уважаемая Мария Леонидовна. Что вы конкретно желаете от меня?

Слезы мгновенно высохли, как будто слесарь перекрыл водопровод и жена дублера конкретно выложила:

-Дочь шестнадцати лет желает поступить в Бауманское, она идет на золотую медаль, по физике делает поразительнийшие успехи, поразительнийшие, -сделав паузу и облизнув толстые губы красным языком, продолжила.

-А отец еще ни куда не летал, замучил нас блядями и пьянками, только за последний год дважды лечился от триппера и гонореи, редкий день не приносят домой чуть теплого. Прощу вас, уважаемый Илья Сергеевич, помогите, не дайте пропасть девочке, талантище огромнейший и красавица редкая...

Тишина, наступившая после последних слов просительницы, только подчеркнула их двусмысленность. Командор поправил список записавшихся на прием, взглянул на жирную корову, усмехнулся и переспросил:

-Красавица говорите...

Мария Леонидовна вспыхнула от понимания и важности момента, куй железо, не отходя от кассы, и с готовностью подтвердила невысказанное, но висящее в воздухе.

-Красавица, да вы и сами можете убедится в этом. А мы уж ни за чем не постоим, -

и кокетливо повела глазами.» Ну корова, ну корова... Командор вновь усмехнулся:

-Красавица говорите, шестнадцати лет, юный цветок прерий южных... Ну что ж...

Начальственная пауза, говорящая о серьезности момента и:

-Значит так. Сегодня по вашему адресу будет подана «Волга», прощу вас здесь вот написать свой адрес, вы вместе с дочерью приглашены ко мне в гости. Совершено случайно будет присутствовать ректор с Бауманского высшего училища. Если ваша дочь нам понравится, -

Командор сделал паузу, подчеркивая важность и двусмысленность своих слов, а Мария Леонидовна только согласно махала головой и не сводила глаз с генерала-красавца, затем Командор продолжил.

6
{"b":"222009","o":1}