ЛитМир - Электронная Библиотека

Но дело-то в том, что она, Марина, похоже, мужу своему не нужна. А если так…

Марина задумалась, нужен ли он ей. Вроде бы хорошо она к нему относилась, замуж выходила по любви. Или думала так. Вот кого она любит безумно, так это Тимку. А папочка и к сыну относится довольно равнодушно. В этой компании школьных друзей детей не любят.

Она легла, едва в замке заскрипел ключ, и неожиданно заснула крепко, не услышав, как муж жадно ест картошку с мясом прямо из кастрюли. Едва ли у него это получилось бы, если бы она присутствовала на кухне.

Утром она разогрела остатки ужина. В квартире было относительно чисто и витал аромат свежезаваренного кофе. В ванной громко шумела вода и слышался немелодичный голос мужа. Он любил петь в ванной по утрам, беда в том, что у него совершенно не было музыкального слуха.

Зазвонил его мобильник, номер был незнакомый, и Марина постучала в дверь ванной.

– Антон, телефон! Вдруг что важное?

Он выскочил, затягивая полотенце на бедрах, схватил мобильник и прошлепал босыми ногами на кухню, оставляя за собой мокрые следы. Марина нахмурилась, но ничего не сказала.

Муж закончил разговор, хотел положить мобильник, но тот выскользнул из мокрой руки и упал на пол.

– Черт! – муж нагнулся резко, полотенце свалилось, и Марина совсем близко увидела его голую мускулистую спину и то, что ниже. В том же ракурсе, что и тогда…

Она рванулась в туалет, не сумев удержать тошноту.

– Маруська, эй! – Муж стучал в дверь. – Тебе плохо?

И, увидев ее бледное лицо:

– Ты не беременная?

– Да отстань ты! – закричала Марина. – Хоть бы про ребенка спросил: как он там?

И вдруг окончательно озверела:

– Забыл, что у тебя сын есть? С глаз долой – из сердца вон? И не смей звать меня Марусей, противно!

– Точно, беременна, – огорчился муж, – ты проверься, а то поздно будет аборт делать.

«Убила бы! – в бессильной ярости подумала Марина. – И тебя, и эту стерву Камилку!»

Прошло недели две. За это время компания встречалась несколько раз. Ездили на шашлыки в выходные, были на презентации дорогих сортов виски, куда пригласил Женьку с друзьями благодарный клиент. Были на даче у Рябоконей – старый дом и огромный участок, заросший кустарником и крапивой.

По наблюдению Марины, Камилла после истории с краской полностью оправилась – была, как всегда, полна энергии и новых идей. Хотя, по рассказам Саши, отношения с шефом у нее испортились, потому что Назимов все же разорвал их предварительное соглашение и, по слухам, обратился к конкурирующему каналу.

Все же Камилла оставалась ведущей цикла передач. Ту, куда вместо нее взяли Варвару Чайкину, все равно собрались закрывать – дескать, такой формат устарел, нужно что-то более современное. Кроме того, некоторые активные телезрители писали, что ведущая неправильно ставит в словах ударения и путается в падежах. Это при том, что не говорит от себя, а читает текст на экране…

Стояла чудесная погода, и Марина не то чтобы успокоилась, но перестала воспринимать случившееся так близко к сердцу, смогла немного отстраниться. Она наврала мужу, что ходит по врачам, и он оставил ее в покое в смысле секса.

Пережить постоянные сборища школьных друзей ей помогали беседы с Георгием. Гйрой, как она теперь его называла. При ближайшем знакомстве он оказался приятным человеком – спокойный, неглупый, с чувством юмора, хороший рассказчик. Он рассказывал ей забавные случаи из тех археологических экспедиций, где участвовал вместе с дедом, про свой любимый предмет – историю. Признался, что был молодым самонадеянным дураком, когда в свое время не захотел специализироваться на шумеро-аккадской культуре, не захотел продолжить дело своего деда – дескать, все подумают, что он сам ничего не может, прячется за широкой спиной академика.

– Дед тогда обиделся, но вида не подал, он гордый был человек и чужое мнение уважал.

– А где же ты работаешь? – задала Марина естественный вопрос.

– Специализировался на истории России восемнадцатого века, работаю в историческом архиве.

И, заметив, что Марина невольно поморщилась – что за работа в архиве, во всяком случае для мужчины,одна пыль веков, – подмигнул и рассказал, чем он зарабатывает на жизнь, поскольку зарплата его и правда невелика.

– Составляю на заказ родословные. Вот обращается ко мне человек, просит узнать, кто были его предки. Фамилия у него хорошая, дворянская, но корни давно утеряны. Сама понимаешь, столько всего в стране произошло, особенно за последние сто лет. Вот я ищу записи старые, упоминания. Церковные книги очень помогают, дворянские родословные книги, да много документов есть.

– А если окажется, что никакой он не дворянин, тогда что?

– В корень смотришь, – усмехнулся Георгий, – тогда по обстоятельствам, от клиента зависит. Иному лучше и соврать, чтобы неприятностей не иметь. Пускай человек гордится, кому от этого хуже?

Ей нравилось его слушать. Голос негромкий, приятный, речь немного старомодная, без всяких сленговых и грубых словечек, но живая. В его рассказах герои древней истории выглядели реально существующими людьми.

Так, римский диктатор Гай Юлий Цезарь был, оказывается, лысый, оттого и носил все время лавровый венок, чтобы лысину прикрыть. А царица Елизавета Петровна любила, чтобы ей перед сном не меньше получаса чесали пятки.

Великий полководец генералиссимус Суворов вставал очень рано и, будучи в походе, самолично проезжал по лагерю и будил солдат криком петуха.

Император Наполеон ел очень быстро, все подряд, одновременно из нескольких тарелок – суп, жаркое, десерт. Запихивал все это в себя в течение десяти минут и бежал заниматься государственными делами.

А деятель времен Французской революции 1789– 1799 гг. Марат, оказывается, был заколот в ванне вовсе не потому, что принимал ее после встречи с любовницей. У него была серьезная болезнь кожи, поэтому, чтобы избавиться от зуда, он вообще все время проводил в ванне – и работал, и принимал посетителей.

Слушая Георгия, Марина невольно думала, что, если бы в школе им рассказывали хоть что-то живое и интересное об этих исторических личностях, тогда их можно было бы представить себе воочию. И – как знать? – возможно, она заинтересовалась бы, стала бы читать, потом захотела бы учиться дальше. И не работала бы в зачуханной фирмочке по продаже кондиционеров, и не познакомилась бы с Антоном, когда он пришел заказывать большую партию.

И не вышла бы за него замуж. И не застала бы его на диване с Камиллой.

Конечно, все может быть… Но тогда она не встретилась бы с Георгием. С Герой.

Осознала эту мысль Марина не сразу. Разъезжаясь с дачи Рябоконей, уславливались встретиться через три дня. У Женькиной девицы Леночки, оказывается, намечался день рождения, она приглашала в новый ночной клуб.

– Я не смогу, – пробормотала Марина, – у нас корпоративная вечеринка.

Она сказала это просто так, потому что поймала себя на мысли, что жалеет, что не увидится с Герой. Он еще многое должен ей рассказать, и вообще их беседы придавали ей сил. В своих разговорах они по негласному соглашению не касались никого из присутствующих. Марина не расспрашивала его о том, как они познакомились с Камиллой, хотя невольно задавала себе вопрос, отчего сошлись такие разные люди. Он тоже не касался ее семейной жизни, может быть, почувствовал, что ей это неприятно?

Зато с интересом слушал ее рассказы о Тимке, какой он большой и умный ребенок и как она по нему скучает.

Так что сейчас она сказала, что не сможет пойти, просто машинально. Станут они из-за нее переносить встречу, как же…

Но ее услышали.

– Ой, я тоже не смогу! – спохватилась Камилла. – Спасибо, Маринка, что напомнила!

Вот как, оказывается, ее все-таки замечают! Марина поскорее отвернулась, чтобы никто не видел ее лица.

Поход в ночной клуб отложили, несмотря на то что Леночка надула губки.

В коридоре возле лестничной площадки Марина увидела секретаршу босса Сашу и костюмершу Лилю. Лиля с задумчивым видом лизала леденец на палочке. Саша читала ей нотацию:

10
{"b":"222013","o":1}