ЛитМир - Электронная Библиотека

Не может быть, заговорил у Марины внутри спокойный здравый голос, не может быть, она бы заметила, когда их роман только начинался. Такие вещи женщина заметит раньше мужчины, когда влюблен, он меняется.

А ничего и не было, тут же возразила она самой себе. Не было никаких особенных перемен, муж правильно говорил, он с этой Камиллой знаком давно. И спали они наверняка тоже давно, еще когда он Марину и не встретил. Так с тех пор и продолжали это делать – старые друзья, с позволения сказать.

И дальше будут продолжать в том же духе. Всем хорошо, все довольны, жена-дура ничего не узнает. А если и узнает, что она может сделать? Ты это не тронь, скажет муж, я с ней знаком в три раза дольше, чем с тобой…

Вот что он в ней нашел, хотелось бы знать? Ну, интересная, конечно, эффектная, успешная, как теперь говорят. Хотя какой уж там особенный успех? Работает на заштатном канале, ведет пару передач. Или у мужиков от баб в телевизоре совсем крышу сносит? Все на нее только в телевизоре любуются, а он с ней спит… Тьфу, гадость какая!

Это ты из зависти, тут же услышала Марина внутренний голос, потому что Камилла – хозяйка жизни, все у нее есть, все мужчины у ее ног, любого она может заполучить, и работа у нее, и внешность, энергия через край бьет, всего она добьется. А у тебя – только семья, ребенок, квартира, а на работу и то эта Камилла устроила. Ну да, на тот же телеканал старшим помощником младшего дворника.

Марина как вышла замуж семь лет назад, так почти сразу и забеременела. Эти, в компании общей, еще ее жалели. Мужики похохатывали, Антона по плечу хлопали – ну, мол, ты, старик, даешь! Женщины тоже индифферентно держались. У Рябоконей детей нет, Вера с мужем науку двигают, с Лидой, тогдашней женой Женьки Плавунца, они и познакомиться толком не успели, она вскоре с Женькой развелась и в компании больше не появлялась. Камилла ничего не сказала, она вообще Марину не замечала. Не напоказ, а так просто. Ни разу ей ничего плохого или грубого не сказала – зачем? Марина ведь внимания никакого не стоит, ничего собой не представляет – к чему ее замечать?

У самой Камиллы детей нет – куда там, ей карьеру нужно делать. Далеко пойдет, больших успехов добьется. Ага, если не споткнется. С большой высоты и падать опасно, это все знают. Но пока что никакой особенно высоты Камилла не достигла.

А тогда не дождалась Марина поздравлений, лишь взгляды сочувствующие. Вот этого она никогда не понимала – как вся эта компания относится к детям. Дескать, они только жить мешают, ни к чему это все. У Лиды вроде бы ребенок был, девочка, непонятно, отец теперь видится с ней или нет, во всяком случае, Женька никогда о ребенке не говорит.

Родила Марина в двадцать шесть лет – не в восемнадцать же. До этого работала в небольшой фирме менеджером, пока в декрете сидела, фирма разорилась, всех и уволили. Отсидела дома, как положено, три года, а Тимка в садик первый год плохо ходил, вечно то насморк, то кашель – куда уж тут на работу устраиваться. Потом квартиру они купили, нужно было ремонтом заниматься. А в прошлом году Марина сунулась в пару мест – либо фирма какая-то подозрительная, либо оклад мизерный. Вот и пришлось к Камилле обратиться, она на своем канале словечко замолвила, Марину и взяли.

Должность у нее – помощник звукооператора, а на самом деле ею все дыры затыкают. Микрофоны на гостей навешивает, стулья приносит, воды там, чаю… и так далее, девочкой на побегушках, в общем. С Камиллой они редко сталкиваются, она – звезда, высший сорт, ей с Мариной и говорить-то не пристало.

И что теперь делать? Как дальше жить? Сделать вид, что ничего не было?

Снова у нее перед глазами встала та ужасная, отвратительная сцена на диване, и Марина вздрогнула, а потом затряслась в ознобе, так что проходящая мимо старушка взглянула с подозрением и на всякий случай ускорила шаг.

– Я не смогу, – сказала Марина вслух, – я не смогу этого забыть никогда!

Развод? Но что это даст? У нее нет приличной работы, и Тимке на будущий год в школу, а мама далеко, кто будет его водить, если она станет гробиться в каком-нибудь магазине по двенадцать часов? Да еще придется терпеть придирки начальства и хамство покупателей.

И квартиру придется делить, и уж тут Антоша покажет себя во всей красе. Что-то ей подсказывает, что он не сильно расстроится от ее решения. Он не слишком привязан к Тимке, относится к нему неплохо, но не сумасшедший отец. Так что разлуку с сыном он переживет, а ее, судя по всему, он вообще никогда не любил и не ценил. Но нужно все же признать, что все это время он их содержал. И жили они безбедно, квартира куплена на деньги мужа, так что он постарается выделить ей какую-нибудь однушку на краю света, и тем, скажет, будь довольна. Там небось ни магазинов, ни школы приличной нету. А он без них заживет припеваючи – вон, того же Женьку Плавунца взять, после развода девиц меняет как перчатки, отдыхать по четыре раза в год ездит.

Опять же Камилла при Антоше останется, можно будет не скрываться. Куда ж она денется, если они с пятого класса дружат? Ты это не тронь, я с ней знаком был, когда тебя и знать не знал… Вот так вот.

Получается, что развод – это для Марины не выход. И отвадить эту дрянь от дома тоже никак не получится – они ведь компанией все время вместе. Каждую неделю встречаются, а уж летом-то и подавно. То за город на шашлычки, то в ресторан, то еще куда-нибудь. Антон поэтому и велит ей на все лето Тимку к бабушке отво зить, чтобы никто не мешал развлекаться на всю катушку.

И сколько же женщин из-за детей и денег терпят измены мужа? Нужно успокоиться и смириться.

На скамейку уселась толстая старуха и злобно покосилась на Марину. Потом достала мобильный телефон и заговорила с какой-то Люсей, причем орала так, что с соседнего дерева испуганно вспорхнула стайка воробьев. Марина побрела по аллее, сгорбившись и волоча ноги. Потом вышла на улицу и направилась куда глаза глядят. Люди, косясь, обходили ее, пока какой-то подвыпивший мужик не налетел с ходу и не обругал неприличными словами.

Марина очнулась и отступила в сторону. И оказалась перед витриной магазина, где отражалось вовсе что-то уж несусветное – потертые джинсы, грязные кроссовки, куртка, хотя на улице тепло, все в летнем, а она, как бомжиха, в куртке, да еще и рукав чем-то измазан. Ну, в поезде, конечно, и так хорошо было, у Валерки в вагоне грязь.

А теперь ясно, отчего люди косятся. Да еще и физиономия у нее жуткая. Волосы растрепаны, глаза не накрашены – ужас.

Она торопливо прошла два квартала до торгового центра, там в туалете умылась и кое-что наспех набросала на лицо. Глядя на себя в зеркало, Марина решила, что пустить это дело на самотек она никак не может.

«Ты такая успешная и самоуверенная? Мужчины падают вокруг тебя пачками? У тебя впереди большое светлое будущее? Ну-ну, это мы еще посмотрим. На самом деле ты просто жадная, наглая стерва. Ты хочешь забрать себе все – успех, деньги, даже чужих мужей. Как бы не подавиться».

Марина вдруг осознала, что ужасно хочет есть, просто до одури. На часах без малого двенадцать, а она рано утром выпила в поезде только чашку отвратительного чая. Валерка, подлец, даже печенья не дал, а в чай, наверно, соду добавляет, чтобы темный был. Ох и жулик!

Она поднялась наверх и нашла относительно приличное кафе. Завтраки еще не кончились, и она заказала омлет с грибами, большую чашку кофе с молоком и слоеную булочку с маком. К омлету принесли теплый багет и розеточку масла с укропом. Марина ела и продолжала мысленный монолог.

«Я не стану бороться с тобой за своего мужа, это ни к чему не приведет, да и смысла большого в этом нет. Я отвечу тебе твоим же оружием. Раз ты отобрала у меня моего мужа, то я отберу твоего. Так будет справедливо. Я вообще отберу у тебя все – работу, успех, удачу. А стало быть, и деньги. И вот тогда посмотрим, что станется с твоей замечательной аурой. И будут ли мужчины смотреть на тебя с вожделением. И кому ты вообще будешь нужна».

Мимо стеклянных дверей кафе прошла женщина, чем-то похожая на Камиллу, – высокая яркая шатенка, волосы пышные. И Марина увидела, как ненавистная Камилла щурится презрительно – что ты, серая мышка, мелкая мошка, можешь мне сделать? Да тебя никто вообще не замечает, в упор не видит!

3
{"b":"222013","o":1}