ЛитМир - Электронная Библиотека

– А тебе-то что? – Охранник покосился на Марину, потом перевел взгляд на один из мониторов. – А вот и она, как раз приехала, так что вовремя успеет…

Витя как мужчина Камиллой восхищался. Если бы она его замечала при встрече, он бы ее вообще боготворил.

Марина взглянула через его плечо на экран и увидела, что Камилла подошла к двери лифта на первом этаже.

Ничего не сказав охраннику, она вернулась в коридор.

Отсюда к кабинету шефа вели две двери: главная, через большой холл, где размещались разные выставки и проходили презентации, и еще одна, через боковой коридорчик, которым почти никогда не пользовались. Марина повесила на главную дверь табличку «Осторожно, окрашено», а сама скользнула во второй коридор. Перед самой дверью она прислонила к стене стремянку, на ее верхнюю ступеньку поставила открытую банку с краской. Потом вывернула лампочку из бра, так что коридор погрузился почти в полную темноту.

Проделав все это, Марина спряталась за дверью кладовки, откуда все было видно: она не могла пропустить зрелище, которое так тщательно подготовила.

Прошло чуть больше минуты, и за дверью послышались приближающиеся шаги. По резкому, энергичному стуку каблуков Марина узнала Камиллу.

Та на мгновение задержалась перед развилкой, прочла предупреждение на табличке и толкнула вторую дверь. Войдя в полутемный коридор, чертыхнулась, шагнула вперед…

И тут стремянка покачнулась, и с верхней ступеньки упала банка.

Краска расплескалась по коридору, но большая ее часть попала на одежду и волосы Камиллы.

Камилла издала дикий вопль, затем из ее уст посыпались такие ругательства, каким позавидовали бы портовые грузчики.

Марина осторожно выглянула из своего укрытия.

Камилла стояла перед дверью с непередаваемым выражением лица. Весь ее костюм был залит жизнерадостной зеленой краской, волосы тоже позеленели и слиплись, несколько зеленых клякс красовались на щеках и на подбородке.

– А что, – прошептала Марина еле слышно, – в этом что-то есть! Говорят же, что Назимов любит все зеленое… может быть, зеленая ведущая ему тоже понравится!

Прислушавшись к себе, Марина осознала, что это – один из самых приятных моментов в ее жизни. А ведь это еще не конец! Впереди будет еще масса удовольствий!

В этот драматический миг зазвонил мобильный телефон Камиллы.

Судя по всему, это звонила Саша, чтобы узнать, где находится Камилла и успеет ли она на совещание.

С трудом справившись с яростью, Камилла проговорила:

– Передай Никите Андреевичу, что я буду через пять минут!

Спрятав телефон, она бросилась в костюмерную.

«Упорная женщина, – не могла не восхититься Марина, – удар держит, что твой боксер. Али Мухаммед!»

И крадущимися шагами отправилась вслед за Камиллой в костюмерную.

Камилла ворвалась туда, как цунами врывается в сонный курортный поселок.

Увидев ее, Лиля испуганно залепетала:

– Ой, что это с вами…

– Только слово еще ляпнешь – сотру в порошок! – рявкнула Камилла. – Быстро принеси какой-нибудь растворитель!

Лиля забыла о своем самочувствии. Через секунду она принесла флакон растворителя. Камилла принялась оттирать краску от лица и волос. С лицом она кое-как разобралась, правда, от растворителя кожа покрылась красными пятнами. С волосами дело обстояло гораздо хуже – они превратились в зеленые сосульки, и все попытки Камиллы оттереть их от краски привели к тому, что у нее на голове образовалось зеленое воронье гнездо.

– Черт! – рявкнула Камилла. – Ничего не получается… дай какой-нибудь платок или шарф…

Она обвязала голову шарфом, посмотрела на себя в зеркало… и еще больше перекосилась.

– Нет, все равно пойду! – сказала она, ни к кому не обращаясь, и подошла к шкафу с одеждой. Открыв его, нашла свой запасной костюм… и снова затряслась от ярости. Прекрасный костюм нежно-оливкового цвета покрывали художественные черно-лиловые разводы. Сочетание цветов было поразительное.

Повернувшись к Лиле, Камилла ткнула той в лицо перемазанный вареньем костюм и заорала:

– Ты, сволочь, что устроила? Что ты сделала с моим костюмом? Да я тебя сегодня же на улицу вышвырну! Да ты больше никакой работы не найдешь, будешь улицы подметать!

Лиля, которая до этого молча сносила ее придирки, подбоченилась и бросила в ответ:

– А вот фигушки! Никуда ты меня не уволишь, я беременная! По судам затаскаю! Ты мне за моральный урон огромные деньги заплатишь, и на работе меня восстановят! И плевала я на твой костюм, так тебе и надо, выдра зеленая!

Камилла в бешенстве замахнулась на Лилю с самым своим зверским выражением лица, так что Марина в дверях забеспокоилась и решила вмешаться. Будь что будет, но беременную Лильку надо спасать, как бы чего не вышло.

В это время снова подал голос Камиллин телефон. Снова звонила секретарша босса.

– Никита Андреевич спрашивает… – начала она.

– Иду! – рявкнула Камилла.

Она вытащила из шкафа первую попавшуюся кофточку (которая оказалась велика ей на два размера) и какую-то юбку (в которую она, наоборот, еле втиснулась), бросила в зеркало еще один злобный взгляд и помчалась в кабинет директора.

Случайно попавшиеся в коридоре сотрудники испуганно жались к стенке.

Секретарша Саша ахнула и проводила ее изумленным и ошарашенным взглядом, но даже не попыталась остановить. Камилла влетела в кабинет и с порога проговорила:

– Никита Андреевич, извините, я…

Шеф, увидев в дверях форменное чучело с головой, замотанной красным шарфом, из-под которого выбивались слипшиеся зеленые пряди, в первый момент лишился дара речи. Затем он сглотнул и машинально проговорил:

– Разрешите представить вам Камиллу Нежданову, нашу ведущую… ведущую…

– Что? – Назимов приподнялся со своего места и побагровел. – Вы хотите, чтобы это… это… было лицом нашей рекламной кампании? Да никогда в жизни!

– Но… – проблеял шеф, – но…

– Господин Назимов, – Камилла решительно отодвинула шефа, – позвольте, я объясню.

– Простите, – решительно сказал Назимов, на этот раз фирменный напор Камиллы не произвел на него никакого впечатления, – мне не нужно ничего объяснять, я и так все вижу. И способен сам принять решение, не слушая ничьих советов и объяснений. Но у меня правило: никогда не принимать решений второпях. Поэтому сейчас я скажу только, – он демонстративно отстранился от Камиллы, сморщив нос, потому что от нее невыносимо несло краской, – я скажу, Никита Андреевич, что ваша кандидатура мне совершенно не подходит. Об остальных деталях поговорим позже.

И, не прощаясь, он вышел из кабинета.

Марина перехватила Сашу в коридоре. Та, не отвечая, махнула рукой в сторону курилки. Марина свернула за ней, и в ответ на предложенную редактором Соней сигарету покачала головой.

– Ой, девочки! – закричала Сашка, забыв затянуться. – Ой, у нас такое было!

Они внимательно выслушали обстоятельный рассказ Саши, как Камилла явилась на совещание в ужасном виде, как Назимов ушел, едва ли не хлопнув дверью, и как опомнившийся босс долго возил Камиллочку мордой об стол за то, что сорвала важнейшие переговоры. Ведущую-то мы найдем, орал шеф, брызгая слюной, хоть полгорода перешерстим, но найдем. Незаменимых у нас нет. Но дело в том, захочет ли Назимов с нами теперь иметь дело…

– А она что? – спросила Соня, жадно затянувшись и стараясь не пропустить ни слова.

– Оправдывалась, конечно, говорила, что ее на студии кто-то подставляет, нарочно гадит… А шеф тогда еще пуще разъярился – я, орет, в этих ваших бабьих дрязгах разбираться не желаю! Это, орет, твое дело – с коллективом отношения налаживать! Меня это не касается! Ну, я тогда потихоньку убежала, а то Камиллочка выйдет, ни за что мне не простит, что я все это слышала.

– Так ей и надо! – решительно сказала Соня, которая, Марина знала, не так давно получила от Камиллы нагоняй в таких выражениях, что и вспомнить противно. – Никто ей сочувствовать не станет, все ее терпеть не могут! А вот очень интересно, кто это ей подгадил? Неужели Варька Чайкина постаралась? Хотя ее на рекламу к Назимову вряд ли возьмут, не та у нее весовая категория…

8
{"b":"222013","o":1}