ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Мама для наследника
Как перевоспитать герцога
Объект 217
Псы войны
Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
Лонгевита. Революционная диета долголетия
Хочу ребенка: как быть, когда малыш не торопится?
A
A

– Приду, – пообещала она.

Чашку Алекс убрал в сейф. Я вывела ее изображение на экран, размышляя о том, какова история этого предмета.

Вероятно, ее приобрели в качестве сувенира, когда «Искатель» был еще сравнительно новым кораблем и не имел отношения к переселению марголиан. Могло случиться и по-другому: чашка была на корабле во время первых полетов в колонию, и ее унесли с «Искателя» на Земле, когда тот готовился к третьему рейсу. Это было маловероятно, но все же возможно. Если бы нам удалось это доказать, ценность чашки многократно возросла бы. Впрочем, я с трудом представляла, как это удастся сделать.

Когда я заговорила об этом с Алексом, он посоветовал мне поменьше переживать.

– В двадцать седьмом веке сверхсветовой полет был грандиозным событием, – сказал он. – Скорее всего, кто-то приобрел права на торговую марку и стал производить чашки, униформы и прочие сувениры с надписью «Искатель» для продажи всем желающим.

Английские символы выглядели особенно экзотично. Маркард в разговоре со мной произнес название корабля как на стандартном языке, так и на английском, в то же время отметив, что не вполне уверен в произношении. Оригинальные аудиозаписи того времени до нас не дошли: мы могли читать тексты на этом языке, но никто не знал в точности, как должны звучать слова.

«Ис-ка-тель». Ударение на втором слоге.

Они покинули родную планету.

Куда они полетели?

«Так далеко, что сам Бог не сумеет нас найти».

Историки, занимавшиеся «Искателем», исповедовали различные подходы. Это касалось биографии Гарри Уильямса, истоков марголианского движения, обвинений марголиан в высокомерии со стороны современников, местонахождения колонии и, наконец, исчезновения марголиан. Некоторые полагали, что они выполнили задуманное и улетели настолько далеко, что даже теперь, тысячелетия спустя, выбранную ими планету никто не может обнаружить.

Большинство исследователей считали, что план был нарушен и колония погибла. Некоторые полагали, что марголиане за многие века сумели избежать препятствий, встающих перед цивилизацией, и ушли вперед так далеко, что общаться с нами им неинтересно. Я была склонна согласиться с большинством.

Марголии было посвящено несколько симуляций. Джейкоб показал мне одну из них – «Захватчик», созданную всего год назад. Герой обнаруживает, что марголиане тайно вернулись в Конфедерацию. Далеко опередив нас в развитии, они ходят среди нас незамеченными и фактически стоят за всеми действиями правительства. Обычных людей они считают низшими существами и планируют совершить переворот. Когда главный герой пытается предупредить власти, его девушка исчезает, люди начинают умирать. Далее следует бесконечная погоня по темным переулкам и коридорам заброшенной космической станции. Все заканчивается большой перестрелкой. Девушку спасают, а хорошие парни в Конфедерации отныне предупреждены об опасности.

Никто не объяснял, зачем вообще марголианам нужно устраивать у нас переворот. Но надо отдать продюсерам должное – во время погони я машинально хваталась за подлокотники кресла.

Глава 4

Кубок жизни испей до дна,

Влей в душу свою темное вино,

Ибо лишь раз он обходит вокруг стола.

Марсия Толберт. Центаврийские дни (3111 г. н. э.)

«Хиллсайд», роскошный и претенциозный клуб на набережной реки, был из тех заведений, где в меню не стоят цены: считается, что посетители этим не интересуются. Женщина-метрдотель была человеком, как и в большинстве хороших ресторанов, официанты тоже, что уже было исключением. Еще клуб держал собственного пианиста.

На столиках стояло множество жасминовых свечей. Стены и столы из темного дерева, а также картины в стиле прошлого века пробуждали ностальгию. Я заметила в зале двоих сенаторов с (предположительно) супругами. Один из них, известный сторонник корпоративных социальных пакетов, узнал Алекса и подошел к нему, чтобы поздороваться.

Несколько минут спустя появилась Эми. Она огляделась вокруг – так, словно заблудилась, – потом заметила нас и быстрым шагом направилась в нашу сторону.

– Добрый вечер, господин Бенедикт, – сказала она, продолжая осматриваться по сторонам. – А здесь и в самом деле неплохо.

Алекс встал, пододвинул к ней стул и сказал: «Рад, что вам понравилось». Эми поздоровалась со мной и села.

На ней был отглаженный костюм цвета лаванды, и, похоже, на этот раз она позаботилась о макияже. Волосы ее были зачесаны назад и уложены намного аккуратнее, чем раньше. Взгляд стал более настороженным. Держалась она чуть прямее, чем тогда в нашем офисе. Она явно испытывала напряжение, но именно поэтому мы и пригласили ее сюда. Алекс всегда назначал встречу в «Хиллсайде», когда хотел поставить клиента в оборонительную позицию – то есть добиться чего-то, не будучи уверенным в результате.

Эми сразу же перешла к делу:

– Чейз сказала, что у вас для меня есть хорошие новости.

На самом деле это было лишь плодом ее воображения. Алекс посмотрел на меня, увидел, что было написано на моем лице, и улыбнулся.

– Чашка имеет отношение к знаменитому и очень старому межзвездному кораблю, – сказал он. – Мы полагаем, что она стоит довольно много.

– Сколько? – спросила Эми.

– Это решает рынок. Я бы не хотел делать никаких предположений. – Он достал чип. – Когда у вас будет время, заполните этот документ. Он подтверждает ваши права собственности.

– Зачем? – спросила она. – Чашка моя. Ее мне подарили.

– В девяноста случаях из ста этого достаточно. Но зачастую в подобных ситуациях возникают споры. Всего лишь формальность, но она может избавить вас от проблем в будущем.

Эми выглядела раздосадованной. Взяв чип, она сунула его в карман.

– Пришлю завтра.

– Хорошо, – кивнул Алекс. – Сразу после этого мы выставим чашку на продажу и посмотрим, что случится.

– Ладно.

Он наклонился к ней и понизил голос:

– А пока мы не знаем точной стоимости, нужно установить минимальную цену.

– Сколько?

Алекс назвал сумму. Я уже не раз присутствовала при этих сценах, но в тот момент у меня перехватило дыхание. Столько денег я вряд ли смогла бы заработать за всю жизнь. Эми зажмурилась, и я увидела, как по ее щеке скатилась слеза. Может быть, я и сама слегка прослезилась.

– Чудесно, – прошептала она срывающимся голосом.

Алекс широко улыбнулся – ни дать ни взять филантроп, от всей души желающий помочь человеку. Наши комиссионные, как обычно, равнялись десяти процентам от окончательной продажной цены. Я достаточно хорошо знала Алекса, чтобы понять: минимальная цена выглядит вполне скромно.

С минуту я думала, что Эми совсем расклеится. Поднесенный к лицу носовой платок, затем отважная улыбка и извинения – «для меня это такое потрясение».

– А теперь, – сказал Алекс, – мне хотелось бы кое о чем вас расспросить.

– Конечно.

Появился официант, и мы сделали заказ, хотя Эми теперь почти не интересовалась меню. Когда официант ушел, Алекс наклонился, почти перегнувшись через стол:

– Расскажите, откуда взялась эта чашка.

Эми затравленно взглянула на него, словно застигнутая охотниками лисица.

– Я же вам говорила, господин Бенедикт. Мне ее подарил бывший приятель.

– Когда это было?

– Не помню. Несколько недель назад.

Алекс еще больше понизил голос:

– Не будете ли вы так любезны назвать его имя?

– Зачем? Я же сказала: чашка принадлежит мне.

– Но могут существовать и другие похожие предметы. Если так, владелец этих предметов может не догадываться об их истинной стоимости.

Она покачала головой:

– Все равно я предпочла бы не говорить.

Ах, эти расставания… Алекс протянул руку и осторожно сжал пальцы Эми.

– Вы могли бы на этом хорошо заработать, – сказал он. – Мы сделаем так, что вы получите премию за находку.

11
{"b":"222016","o":1}