ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Справочник писателя. Как написать и издать успешную книгу
Там, где цветет полынь
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Метро 2035. За ледяными облаками
Всплеск внезапной магии
Мастер Ветра. Искра зла
Злые обезьяны
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Время злых чудес
A
A

– Странно, – сказал Алекс. – Обычно в таких случаях дарят цветы или конфеты.

– Угу. Но Хэпа обычным не назовешь. Из этой чашки я пила, когда жила у него, и он решил не создавать себе лишних сложностей.

– Вы из нее пили? – в ужасе переспросил Алекс.

– Угу. А в чем проблема?

– Ни в чем. – Алекс быстро взглянул на меня. – Никаких проблем нет.

Наступила неуютная тишина.

– Я ее не крала, – сказала Эми. – Я же просила вас с ним не общаться. Это он так сказал? Вранье. – Впервые за все время она посмотрела на меня. – Очень на него похоже. Узнал, что чашка стоит каких-то денег, и хочет получить ее назад.

– Хэп ничего не знает, – спокойно ответил Алекс. – Проблема не в Хэпе.

– А в ком? – спросила Эми.

– Есть вероятность, что Хэп владел чашкой незаконно.

– То есть Хэп ее украл? Вы это имеете в виду?

– Не Хэп. Вероятно, его отец.

К ее щекам прилила кровь.

– Может, вы просто вернете мне ее и мы обо всем забудем?

– Можно поступить и так. Но та, кого мы считаем настоящим владельцем, знает, что нам известно о местонахождении чашки. И скорее всего, она предпримет что-нибудь.

– Спасибо, вы мне очень помогли, господин Бенедикт. А теперь, пожалуйста, верните мою чашку.

– Чтобы получить чашку назад, – столь же бесстрастно продолжал Алекс, – другая сторона должна подтвердить права собственности. Не знаю, сумеет ли она это сделать.

Эми уставилась на Алекса:

– Пожалуйста, отдайте мне мою чашку.

– Как хотите, – вздохнул Алекс. – Но вы совершаете большую ошибку.

Извинившись, он вышел из офиса. Эми сидела прямо, как доска.

– Возможно, мы сумеем договориться о вознаграждении за находку, – сказала я.

Она быстро кивнула.

– У нас не было другого выбора, – продолжала я. Это звучало уклончиво, но отчасти было правдой.

Казалось, Эми сейчас расплачется.

– Оставьте меня в покое.

Вернулся Алекс с чашкой в руках, показал ее Эми и упаковал в контейнер.

– Постарайтесь, чтобы с ней ничего не случилось.

– Не бойтесь, я позабочусь об этом.

– Хорошо.

Она встала, и Алекс открыл перед ней дверь.

– Полагаю, с вами свяжется полиция.

– Угу, – бросила она. – И почему я не удивлена?

– Не нравится мне все это, – сказала я Алексу, когда Эми ушла.

– Закон есть закон, Чейз. Бывает.

– Если бы не стали совать нос в чужие дела, ничего бы не случилось.

Он глубоко вздохнул:

– В соответствии с нашим этическим кодексом, мы должны выяснять происхождение всех подозрительных вещей. Если мы начнем сбывать краденое, нам придется нести ответственность. Представь: мы продали чашку, и тут появляется госпожа Кейбл.

– Она никогда не узнала бы об этом.

– Вполне могла бы узнать, если бы чашка появилась на рынке. – Он налил кофе в две чашки и протянул одну мне. – Нет. Мы делаем все как положено. – Своим тоном Алекс ясно давал понять, что тема закрыта. – Я просмотрел запись твоего разговора с Делией Кейбл.

– И что?

– Я поискал сведения о ее родителях. Знаешь, чем они зарабатывали на жизнь после ухода из разведки?

– Понятия не имею.

– Ничем. Маргарет получила наследство и была полностью обеспечена.

– Видимо, немалое наследство, если они ездили кататься на лыжах и летали бог знает куда.

– Похоже, так и есть. Все права перешли к ней вскоре после того, как она вышла замуж. Они могли делать все, что хотели. А Делия в итоге стала состоятельной женщиной.

– Ладно. Нам это что-нибудь дает?

– Возможно. Сколько стоит аренда межзвездного корабля?

– Кучу денег.

– А они арендовали корабли постоянно. Но нет никаких сведений о том, что они где-либо задерживались. Делия говорит, что они втроем совершили множество полетов, но не помнит ни одной высадки с корабля. Единственное ее воспоминание – о станции. Тебе это не кажется странным?

– Люди, работающие на разведку, обычно нигде не высаживаются.

– Но они не работали на разведку. Это было уже после их ухода. Ты знаешь, что они уволились, когда Уэскотту оставалось всего шесть лет до официальной пенсии? Как ты думаешь, почему он ушел раньше?

– Во-первых, у них была маленькая дочь. Возможно, их не устраивал тот образ жизни, которого требовала работа в разведке.

– Может, ты и права, – немного подумав, согласился Алекс. – Но потом они начали летать самостоятельно.

– Знаю.

– Так куда же они летали?

– Даже предположить не могу.

– Возможно, стоило бы выведать у Делии еще что-нибудь.

– Она тогда была ребенком, Алекс, и вряд ли помнит многое. Ей это казалось скорее увеселительными прогулками.

– Чейз, прошло тридцать с лишним лет. Тогда еще не знали квантовых двигателей и любое космическое путешествие занимало недели. Ты бы согласилась без большой необходимости провести несколько недель на корабле с шестилетней девочкой?

– Пожалуй, с шестилетним ребенком на борту будет даже веселее.

– Не прошло и полугода после их ухода из разведки, – продолжал Алекс, пропустив мои слова мимо ушей, – как они снова начали летать. За свой счет.

– Ладно. Признаюсь, мне и самой это непонятно. Так что это нам дает?

Он уставился куда-то поверх моего левого плеча:

– Ясно, что это были не просто увеселительные прогулки. Думаю, во время одной из экспедиций разведки они что-то нашли. Мы не знаем, что именно, но они хотели присвоить находку. Поэтому они молчали. Поэтому они уволились до срока – и вернулись в то место.

– Ты же не хочешь сказать, что они обнаружили Марголию?

– Нет. Но, возможно, они ее искали. И поэтому совершили несколько полетов.

– Господи, Алекс, это была бы находка столетия.

– Находка всех времен, дорогая. Ответь мне на один вопрос.

– Если смогу.

– Когда ты летала с исследователями из разведки, кто определял место назначения?

– Насколько я понимаю, сам исследователь, а если их было несколько – руководитель группы. В любом случае они представляли начальству план, где указывалась зона полета, излагались его цели и особые причины для его совершения, помимо общей разведки. Если руководство одобряло план, экспедиция отправлялась в путь.

– А могли они передумать по дороге? Поменять планы?

– Конечно. Иногда такое случалось. Если они замечали более интересную звезду, им ничто не мешало отклониться от основной цели.

– И естественно, они вели журнал.

– Естественно. По возвращении из экспедиции его копия представлялась руководству.

– Журнал как-то проверялся?

– Что ты имеешь в виду?

– Откуда в разведке знали, что исследователь летал именно в то место, о котором говорил?

Странный вопрос.

– Вообще-то, корабль привозит данные, собранные в посещенных им системах, – объяснила я.

– Но ведь искин тоже вел протокол?

– Конечно.

– Журнал сверяли с протоколом искина?

– Не знаю. Зачем это делать? С чего предполагать, что кто-то станет врать?

– Я просто спрашиваю. Допустим, человек нашел нечто такое, о чем не хочет распространяться и докладывать разведке. Тогда разведка может никогда об этом не узнать?

– Вряд ли.

– Чейз, я думаю, что они нашли «Искатель».

– Ты имеешь в виду ту космическую станцию? Но Делия говорила об огнях.

– Детская память порой подводит.

– Думаю, не будь там огней, она бы запомнила это. Такое нельзя не заметить.

– Возможно, она видела отражения навигационных огней их корабля.

– Ладно. Но если так, хоть я совсем не верю в это, они должны были найти и Марголию.

– Не обязательно.

Я откинулась на спинку дивана, чувствуя, как из него выходит воздух.

– Это всего лишь чашка, – сказала я. – Они могли взять ее где угодно. Кто знает, где она валялась несколько тысяч лет?

– У кого-нибудь на чердаке?

– Вроде того.

Алекс попытался выдавить из себя смешок, но тщетно.

– Если они нашли «Искатель», то почему не нашли Марголию?

20
{"b":"222016","o":1}