ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не знаю. На этот вопрос нам и нужно ответить.

– Почему они не сообщили о находке корабля?

– Его присвоила бы себе разведка, а потом к нему слетелись бы все обитатели Конфедерации. Видимо, Уэскотты этого не хотели. Сказав, что корабль был обнаружен ими позже, независимо от разведки, они могли заявить на него права. – Алекс не скрывал волнения. – Будем исходить из этого предположения. Первым делом нужно найти «Искатель». Корабль должен находиться в одной из тех систем, где они побывали.

– Сколько планетных систем посетила последняя экспедиция разведки, в которой они участвовали? – спросила я. – Это известно?

– Девять.

– Тогда все довольно просто. Марголия – землеподобная планета, расположенная в пригодной для жизни зоне. На обследование девяти систем потребуется время, но задача вполне решаема.

– Вряд ли все так легко.

– Почему?

– Если мы правы, получается, что Уэскотты знали, где находится «Искатель». Но им, судя по всему, пришлось совершить несколько полетов. При этом, по словам Делии, они нигде не высаживались. Значит, потерянную колонию они не нашли. Почему?

– Сдаюсь.

– Получается, колония и «Искатель» находятся в разных системах.

– Может, они нашли планету и просто не разрешили Делии выйти из корабля.

– Они должны были сказать хоть что-то, обнаружив Марголию. Тебе так не кажется? Открытие века! К чему изображать собаку на сене? Нет, я все-таки думаю, что «Искатель» и Марголия находятся в разных местах.

– Значит, нам предстоит обшарить девять планетных систем в поисках корабля?

– Да.

– Что ж, и это выполнимая задача. Но все равно потребуется время.

– Чейз, мы не уверены даже в том, что они нашли корабль во время последней экспедиции. Может, это случилось раньше и они сочли разумным какое-то время ничего не делать. В конце концов, как это выглядело бы со стороны? До срока ушли из разведки, а через пару лет совершили величайшее открытие в одной из систем, где недавно побывали с официальной миссией?

Район поиска явно расширялся.

– Сколько систем посетила предыдущая экспедиция?

– Одиннадцать. – Алекс подошел к окну. Был холодный пасмурный день, близилась буря. – Пожалуй, следует поговорить с Уэскоттами. – Он сплел пальцы и оперся на них подбородком. – Джейкоб?

– Да, Алекс?

– Будь так добр, дай нам Адама и Маргарет Уэскотт.

Обоих давно не было в живых. Алекс, естественно, имел в виду аватары, но не факт, что те вообще были созданы.

Даже в отсутствие аватара достаточно опытный искин мог собрать все данные о человеке и создать искусственную личность – конечно, с определенной погрешностью.

Уже около трех тысячелетий люди создавали собственные аватары – «дар» будущим поколениям. Сеть переполнена ими. По большей части это творения мужчин и женщин, которые ушли в загробный мир, не оставив никаких следов, кроме потомства и всего созданного ими в киберпространстве. Такие аватары, разумеется, оказывались крайне ненадежными, отражая идеальное представление каждого о самом себе. Их наделяли умом, добродетелью, отвагой – качествами, которые не были присущи человеку при жизни. Сомневаюсь, что кто-либо помещал аватар в сеть, не внеся в него заметные усовершенствования по сравнению с оригиналом. Даже внешне аватары выглядели лучше.

Ни Маргарет, ни Адам своих аватаров не оставили, но Джейкоб заверил, что у него хватает информации о них для создания достоверных моделей.

Сперва возле двери материализовалась Маргарет. Ее черные волосы были коротко подстрижены по моде давних времен: все выдавало женщину из девяностых. Взгляд у нее был властным, как и подобает пилоту, готовому противостоять любым трудностям за тысячи световых лет от дома. Синий комбинезон, нарукавная нашивка с надписью «Сокол».

Несколько мгновений спустя посреди комнаты появился Адам в строгой одежде – красный пиджак, серая рубашка, черные брюки. Он выглядел лет на сорок с небольшим. Черты продолговатого лица говорили о том, что этот человек редко улыбается.

Алекс представил нас друг другу. Оба аватара сели в кресла, возникшие рядом с ними. Последовали замечания о погоде и о том, как хорошо выглядят офис и дом. Конечно, аватарам было все равно, но Алексу этот процесс, похоже, помогал прийти в нужное настроение. Ему уже приходилось прибегать к услугам аватаров, чтобы подтвердить или опровергнуть данные о существовании и/или местонахождении предметов старины. Но при этом Алекс применяет свой метод. Если его спросить, он ответит, что главное – создать иллюзию беседы с реальными людьми, а не виртуальными образами.

Дом Алекса стоял на пологом склоне и продувался со всех сторон. От порывов холодного северо-восточного ветра дребезжали стекла, качались деревья. Чувствовалось, что скоро пойдет сильный снег.

– Близится буря, – сказала Маргарет.

Деревья росли рядом с домом, и порывы ветра бывали настолько сильными, что Алекс опасался, как бы одно из них не рухнуло на крышу. Он поделился с Маргарет своим беспокойством и перешел к экспедициям. Как долго Адам работал в разведке?

– Пятнадцать лет, – ответил тот. – Я участвовал в тех проектах на протяжении пятнадцати лет. По общему времени пребывания в космосе я стал рекордсменом.

– А какую его часть вы провели на корабле?

Он посмотрел на жену:

– Мы почти все время оставались на борту. В среднем получалось так: одна экспедиция в год продолжительностью от восьми до десяти месяцев. Иногда больше, иногда меньше. Между полетами я обычно занимался научной работой или лабораторными исследованиями, а иногда брал отпуск.

– Надо полагать, Маргарет, вы не всегда были его пилотом. Вы слишком молоды.

Она улыбнулась – комплимент польстил ей.

– Адам уже летал четыре года к тому времени, как появился на «Соколе».

– Этот корабль пилотировали только вы?

– Да. Я летала на «Соколе» с первого своего дня в разведке. А на втором году познакомилась с Адамом.

– Во время нашей первой совместной экспедиции, – вмешался Адам, – мы решили пожениться.

Он посмотрел на жену.

– Любовь с первого взгляда, – сказал Алекс.

Адам кивнул:

– Любовь всегда случается с первого взгляда.

– Мне повезло, – сказала Маргарет. – Он хороший человек.

Алекс взглянул на меня:

– Чейз, когда ты работала в разведке, у тебя не возникало мысли выйти замуж за кого-нибудь из твоих пассажиров?

– Ни в коем случае, – ответила я.

Улыбнувшись, Алекс снова повернулся к Адаму:

– Вы говорите, что никто не провел на кораблях разведки столько времени, сколько вы. Пятнадцать лет в космосе, и, как правило, вместе с кем-нибудь еще на борту. Рядом с вами некого поставить. Второй рекордсмен провел в космосе всего лишь восемь лет.

– Баффл.

– Прошу прощения?

– Эмори Баффл. Это он второй.

– Вы его знали?

– Я с ним встречался, – улыбнулся Адам. – Он трудился не покладая рук. И я знаю, что вы с Чейз думаете про нас.

– Что же?

– Будто мы асоциальны. Но это не так.

– Никогда так не считала, – возразила я.

– Послушайте, на самом деле я любил быть в компании. И Маргарет тоже, даже больше меня. Но я весь отдавался работе.

– Он был лучшим, – кивнула Маргарет.

Большинство пилотов не задерживаются в разведке: приходят, набираются опыта и уходят. В других местах лучше платят, а возможностей для общения куда больше. Длительные полеты с горсткой спутников – хорошо, если не с одним-двумя, – бывают утомительными. Когда я работала в разведке, мне не терпелось оттуда уйти.

– Вы оба любили кататься на лыжах?

– Я любила, – ответила Маргарет. – Господи, это я уговорила его поехать в Ориноко…

– На лыжный курорт?

– Да. Мы уже бывали там несколько раз. Адам катался мало, но у него неплохо получалось.

– Что, собственно, случилось в Ориноко?

– Землетрясение. То была ирония судьбы. Объявили лавинную опасность и велели никому не показываться на склонах. Плохие погодные условия. Но вместо схода лавины случилось землетрясение.

21
{"b":"222016","o":1}