ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не делай этого, – прошептал он.

На пороге появился мой сосед из квартиры напротив, Чой Гандерсон – худой, хрупкий старик.

– У вас все в порядке?

– Да, Чой, – ответила я. – Все хорошо.

Он уставился на сломанную дверь. И на Хэпа.

– Что случилось?

– Мелкая неприятность, – рявкнул Хэп. – Все нормально, папаша.

– Интересно, что с электричеством? – сказал Чой, и на мгновение мне показалось, что он намерен вмешаться. Я надеялась, что он не станет делать этого.

– Не знаю, – бросил Хэп. – Иди лучше к себе и жди ремонтников.

Луч фонаря упал на открытую дверь напротив.

Чой снова спросил, все ли со мной в порядке, а затем сказал, что позвонит Уэйнрайту, домовладельцу. Он ушел. Я услышала, как закрылась его дверь.

– Вот и хорошо, – сказал Хэп. – Ты не настолько глупа, как кажешься. – Он обвел лучом комнату. – Где она?

– Хэп, – как можно спокойнее спросила я, – что вам нужно?

Он завел было речь о том, что я и сама это знаю, но вдруг оборвал ее на полуслове и застыл, уставившись на меня.

– Ты из этих… что занимаются опросами?

Я шагнула к нему:

– Да.

– Ты та самая сучка, что приходила ко мне? – Вены на его шее напряглись.

– Совершенно верно, – отрицать было бесполезно.

Я хотела сказать что-то еще, придумывая на ходу подходящую фразу, но он заговорил первым:

– Ты помогала ей меня обмануть.

– Никто вас не обманывает, Хэп.

Схватив за плечо, он отшвырнул меня к стене.

– Сейчас я с тобой разделаюсь, – прорычал он. Что-то бормоча насчет того, как он поступит с «этими чертовыми сучками», Хэп заглянул в кухню, смахнул локтем несколько стаканов, проверил ванную и направился в спальню.

Почесав у себя под мышкой, он распахнул дверь – ему пришлось проделать это вручную, поскольку электричества не было, – и посветил внутрь.

– Выходи, Эми, – сказал он.

Та что-то пропищала, и Хэп вошел в спальню. Я попыталась найти хоть какое-нибудь оружие, глядя, как по спальне мечется луч фонаря. Эми то умоляла его, то пронзительно кричала.

Он выволок ее за волосы. В ее руке был зажат мой коммуникатор.

– Полиция уже летит сюда, Хэп, – как можно более ровным голосом проговорила я. – Лучше бы вам убраться подобру-поздорову.

Но Эми, которая никогда не отличалась наличием мозгов, отрицательно покачала головой.

– Я никуда не звонила, – сказала она и обратилась к Хэпу: – Я не хотела, чтобы у тебя были неприятности.

– Ты и так доставила мне кучу неприятностей, тварь. – Он отобрал у Эми коммуникатор, швырнул прибор на пол и растоптал. Затем он заломил ей руку и подтащил к входной двери, которую попытался закрыть пинком. Дверь снова распахнулась. Еще один пинок, с тем же результатом. Тогда он толкнул Эми в мою сторону, закрыл дверь и припер ее стулом. Теперь Хэп мог быть уверен, что никто не войдет и не помешает ему развлекаться, а кроме того, никто не покинет комнату. Поэтому он переключился на нас. – А теперь, дамы, поговорим о чашке.

Положив фонарик на боковой столик, Хэп швырнул Эми на диван, не сводя взгляда с меня. Он оказался проворнее, чем можно было предположить по его виду.

– Рад снова встретиться с тобой, Колпат, – сказал он. – Ты ведь торгуешь антиквариатом и не имеешь никакого отношения к опросам. Зачем ты приходила ко мне домой?

Хэп сжал мясистые кулаки. Я поняла, что, если дело дойдет до драки, она закончится очень быстро.

В коридоре снова послышались голоса.

– Я думала, что там, откуда взялась чашка, могут быть и другие, – врать не было никакого смысла.

– Тебе мало того, что ты ее украла? – Он схватил Эми за руку и вывернул так, что женщина вскрикнула. – Где она, любовь моя?

– Отпустите ее, – сказала я, направляясь к Хэпу, но он лишь сильнее стиснул руку Эми. По ее лицу потекли слезы.

Мне нужно было оружие.

Позади нас, на полке, стоял тяжелый бронзовый бюст Филидора Великого. Я не смотрела на него, не желая привлекать к нему внимание. Но я знала, что бюст там. Если удастся отвлечь Хэпа…

Он склонился над Эми:

– Где чашка?

Она неуверенно огляделась:

– Наверное, я оставила ее в спальне.

Поставив Эми на ноги, Хэп толкнул ее к открытой двери:

– Принеси.

Шатаясь, Эми побрела в сторону спальни. Я прислушивалась к голосам в коридоре. Кроме Чоя, моими соседями были молодая робкая женщина и девяностолетний старик. На помощь рассчитывать не стоило. Я надеялась, что кто-нибудь позвонил в полицию.

Вернулась Эми, сообщив, что не может найти чашку и вообще не помнит, куда ее дела. Хэп не успел ее ударить: я сдернула подушку и показала ему чашку. Оскалившись, Хэп взял ее, полюбовался, покачал головой – «кто бы подумал, что этот мусор стоит столько денег?» – и сунул в карман. Чашка обо что-то ударилась, и я поморщилась. Неужели она просуществовала девять тысяч лет лишь затем, чтобы ее разбил этот варвар?

– Сколько она стоит? – спросил Хэп, обращаясь к пустому пространству между мной и Эми.

– Вероятно, тысяч двадцать, – ответила я.

– Ладно. – Он бросил взгляд на карман. – Неплохо.

После короткого раздумья он жестом велел Эми снова сесть на диван и направил луч фонаря на меня. Я прикрыла глаза рукой, заслоняясь от яркого света.

– Если вы сейчас уйдете, – сказала я Хэпу, – я готова обо всем забыть.

Ну да, как же. Только у меня появилась идея, как вывести его из строя…

– Угу, – с ледяной улыбкой ответил он. – Конечно готова. Ведь если ты попытаешься хоть что-нибудь мне сделать, я сломаю твою нежную шейку. – Ясно было, что ничто не доставит ему большего удовольствия. – Ладно. Получай.

Он снова улыбнулся и, прежде чем я успела что-либо сообразить, меня сбил с ног обжигающий удар в челюсть.

– Вставай, – сказал он.

Перед глазами вспыхивали огни, пол качался.

– Хочешь еще? – он поднял ногу, нацелив ее мне в ребра. – Вставай же! – Я посмотрела на него, боковым зрением заметив бюст Филидора, увы, безнадежно недосягаемый. Пошатываясь, я поднялась на ноги. Голова кружилась, и я ухватилась за подлокотник дивана, чтобы не упасть. – А теперь вот что мы сделаем, Колпат.

Хэп явно считал, что ему позволено все. Оставалось лишь восхищаться вкусами Эми в отношении мужчин.

– Сейчас ты позвонишь куда надо и переведешь двадцать две тысячи на мой счет. – Он достал карточку. – Вот номер. Я продаю тебе чашку, ты снова забираешь ее. Вполне честная сделка.

Я решила не спорить с ним.

– Она принадлежала мне. Сколько я себя помню, она была в нашей семье. И никто, кроме меня, не должен получить этих денег.

Конечно же нет.

Он полез в тот же карман, где лежала чашка, и достал коммуникатор, который протянул мне.

– Звони, – сказал он.

– Я не помню номеров счетов. Мне нужен искин.

Хэп замахнулся кулаком, и я попятилась, но он тут же понял, что без меня своих денег ему не получить. Он снова полез в карман, на этот раз в левый, достал синий вафлеобразный предмет и около минуты возился с ним. Затем вновь вспыхнул свет, замигали лампочки Кармен.

– Не выйдет, – сказала я. – Полиция отследит, куда ушли деньги.

– Нет. – Он улыбнулся моей наивности. – Это сеть. Деньги ходят по ней кругами. Никто никогда не узнает.

Неосторожные слова – ведь они означали, что нам с Эми осталось жить недолго. Хэп опять сунул руку в карман, достал скремблер и направил его на меня.

– Действуй, – приказал он.

– Кармен?

– Да, Чейз? – Голос ее изменился, став более низким, почти мужским, в знак того, что она готова помочь чем угодно. Я взяла карточку Хэпа и поднесла ее к считывателю.

– Переводим двадцать две тысячи, – сказала я.

– Погоди, – остановил меня Хэп. – Сколько у тебя на счету?

– Не знаю. Нужно посмотреть.

Новый удар. На этот раз он не застал меня врасплох – я успела слегка уклониться. Но все-таки Хэп опять сбил меня с ног.

– Не трогай ее, – попросила Эми. – Она ничего тебе не сделала.

– Сколько? – повелительно спросил он.

27
{"b":"222016","o":1}