ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я попыталась спросить адрес у нескольких прохожих, но они лишь пожимали плечами и говорили, что понятия не имеют, где это.

– Попробуйте узнать в Городском центре, – сказал один из них, показывая на пагоду.

Я добралась до центра через пять минут и остановилась в вестибюле, выглядевшем так, словно его не коснулась история. Вдоль дальней стены тянулся ряд лифтов. Повсюду стояли потертые кресла и диваны. Я увидела лишь одного человека – пожилого мужчину, который сидел на диване, уставившись в электронный блокнот.

Я подошла к стойке. Появился аватар в мужском обличье, пышущий здоровьем и дружелюбием. Темные, зачесанные назад волосы, приятные черты, глаза чуть крупнее, чем у нормального человека.

– Здравствуйте, мэм, – сказал он. – Меня зовут Тома. Чем могу помочь?

Я назвала ему адрес. Он озадаченно посмотрел на меня:

– Похоже, его нет в атласе. Не могли бы вы немного подождать? Я посоветуюсь с руководством.

Меньше чем через минуту он вернулся.

– Мне следовало догадаться, – сказал он. – Это на выставке Нимрода, вернее, там, где раньше была выставка Нимрода. Теперь это частная собственность.

Нужное мне место находилось в девяти километрах к северо-западу от города – там, куда в былые времена отправлялись из Уэтланда караваны с туристами.

Мэтти Кленденнон жила во дворце. Высокие каменные стены, шпили в каждом из четырех углов. Входная арка, лестница с широкими ступенями, охраняемая статуями в древних одеждах. Огромные окна. Застекленные наклонные потолки. Флаги. Парапеты. Большой внутренний двор, тоже весь в статуях, зарос кустами и деревьями. Брызги от фонтана падали на дорожку. Единственным признаком упадка был заполненный пылью бассейн в галерее на восточной стороне здания.

Сперва я подумала, не приземлиться ли во внутреннем дворе, но решила, что все же не стоит, и опустилась перед главным входом. Я попыталась связаться с хозяйкой при помощи коммуникатора, но ответа не получила.

Выйдя из скиммера, я запахнула куртку, защищаясь от холодного ветра, и постояла несколько мгновений, чтобы полюбоваться зданием. Городские власти официально заявляли, что окружающие Уэтланд древние сооружения – подлинные: иными словами, они выглядят точно так же, как выглядели во времена своего расцвета Ниневия, Иераконполь или Микены, и вызывают у созерцающих их людей точно такие же чувства. Нимрод, судя по данным из моего блокнота, относился к Ассирийской империи.

Если честно, я ничего не знала об ассирийцах, кроме одной строчки из Байрона.

Поднявшись по ступеням крыльца, вырубленным, как заявлялось, в точном соответствии с оригиналом, я прошла под аркой, остановилась перед резными деревянными дверями – высокими, примерно в два моих роста, – и потянула за одно из железных колец, вделанных в них.

– Кто там? – послышался женский голос. Я решила, что это не искин.

– Чейз Колпат. Я ищу Мэтти Кленденнон.

– В чем дело? Я вас не знаю, Колпат.

– Вы госпожа Кленденнон?

– Кто же еще?

Вот ведь старая карга.

– Не могли бы вы уделить мне несколько минут для разговора о Маргарет Уэскотт?

Долгая пауза.

– Маргарет давно нет в живых. О чем тут говорить?

Деревянные двери оставались закрытыми. На них были вырезаны охотящиеся кошки и мужчины в шлемах и со щитами, каждый – с заостренной бородой.

– Могу я войти?

– Я не одна, – предупредила она.

– Ничего страшного. Я не сделаю вам ничего дурного, госпожа Кленденнон.

– Вы слишком молоды, чтобы ее знать.

– Вы правы. Я ее не знала. Но я собираю информацию о ней.

– Вы журналист?

– Антиквар.

– В самом деле? Странный способ зарабатывать на жизнь.

– Непростая работа, согласна.

Снова долгая пауза. Одна из дверных створок щелкнула и распахнулась.

– Спасибо, – сказала я.

– Идите прямо, до конца коридора. Потом сверните налево и пройдите через занавески.

Ступая по каменным плитам, я вошла в полутемный зал. Стены его были испещрены клинописью, а стоявшие вокруг каменные цилиндры изображали принимавших дань царей, лучников на башнях – точно таких же, как вокруг дворца, – рубящихся на топорах воинов, сверкающих существ, протягивавших с неба какие-то таблички. Вдоль двух стен тянулись стойки с топорами, копьями и стрелами. У входа стояли щиты.

Следуя указаниям Мэтти, я прошла через другую дверь в широкий коридор, поднялась на лифте на четвертый этаж и свернула налево. Послышался стук каблуков по камню, и появилась Мэтти Кленденнон, совершенно не похожая на свое изображение. Я ожидала увидеть дряхлую полуизможденную старуху, но Мэтти была прямой как штык. Она прямо-таки излучала энергию и двигалась по каменному полу словно кошка – высокая, властная, с серо-зелеными глазами и изящными, выразительными чертами лица. На губах ее играла улыбка.

– Добро пожаловать, Чейз Колпат, – поздоровалась она. – У меня редко бывают гости.

На ней была одежда песочного цвета и солдатское кепи, какие порой надевают, отправляясь на раскопки. Несмотря на ее восемьдесят лет, этот костюм вовсе не выглядел нелепо.

– Рада с вами познакомиться, госпожа Кленденнон, – сказала я.

Она перевела взгляд на окружавшие нас резные таблички.

– Как выяснилось, именно на них записан «Эпос о Гильгамеше», – сказала она.

– Правда? – Я попыталась изобразить удивление, решив, что старуха выжила из ума.

– Ну, не в буквальном смысле, конечно, – пояснила она, заметив мою реакцию. – Это копия дворца в Хорсабаде. Того самого, где Джордж Смит нашел клинописные таблички.

Она повела меня по длинному коридору. Каменные стены и полы сменились бархатными портьерами, толстыми коврами и роскошной мебелью. Мы свернули в комнату, где стояли современные кресла и диван. Занавески на двух окнах смягчали солнечный свет.

– Садитесь, Колпат, и расскажите, что привело вас в дом Саргона.

– Потрясающе, – заметила я. – Как так вышло, что вы тут живете?

Она приподняла седую бровь:

– Комплимент или упрек? Что-то не так?

– Нет, – сказала я. – Просто… слегка необычно.

– А где бывает лучше? – Она внимательно посмотрела на меня, словно определяя, друг я или враг, и в конце концов приняла благоприятное для меня решение. – Хотите выпить?

Пока она смешивала пару «Черных Бенни», я отодвинула занавеску и выглянула в окно. Вместо Уэтланда, который я ожидала увидеть на горизонте, передо мной предстал город с минаретами и башнями.

– Багдад, – сказала она. – Во времена расцвета.

Проекция.

– Вам надо было бы увидеть его ночью, когда зажигаются огни. – Она протянула мне бокал с напитком. – Я решила, что жизнь на Окраине не слишком мне нравится. И вернулась в лучшие времена.

Я окинула взглядом комнату с кондиционером, синтетическими стенами и установкой виртуальной реальности.

– Не считайте меня идиоткой, – рассмеялась она. – Здесь собрано лучшее, созданное в обоих мирах. Багдад романтичен, но им лучше любоваться издали.

Я попробовала «Черный Бенни» и похвалила вкус.

– Мой любимый. – Она хотела сесть, но передумала. – Идемте, Колпат, я вам кое-что покажу.

Вернувшись в коридор, мы пару раз свернули, миновали несколько комнат и вошли в огромный зал, где солнечный свет лишь частично рассеивал мрак. Все вокруг было заставлено глиняными горшками и опять же резными каменными цилиндрами.

– Каждая группа – рассказ о какой-либо истории, – сказала Мэтти. – Вон там – деяния Синаххериба. Справа от вас – славные дела Асархаддона. А там, – она достала фонарь, включила его и направила луч на постамент, – не что иное, как Хрустальный трон.

– Что такое Хрустальный трон?

– Трон Саргона, моя дорогая. Да вы, похоже, не слишком прилежно учились?

– Иногда мне и в самом деле так кажется.

Она рассмеялась звенящим смехом: казалось, в воздухе рассыпаются ледяные кубики.

– Вы в каком-то смысле охранник? – спросила я.

– Да, в каком-то смысле. На самом деле за охрану отвечает искин. – Она улыбнулась. – Это на случай, если у вас вдруг возникнут какие-нибудь мысли.

29
{"b":"222016","o":1}