ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Одна из женщин резко выпрямилась.

– Надеюсь, что нет, – сказала она.

– У меня уже развились, – рассмеялась Мэри.

– Продемонстрируйте, – попросил Ларри, самый молодой из пассажиров.

Мэри повернулась ко мне:

– Разве вы не читаете его мыслей, Чейз?

– Конечно читаю, – ответила я.

Похоже, никто не спешил к месту своего назначения. Фрэнк каждый вечер устраивал вечеринку с коктейлями, и мы развлекались от души. Мэри предупредила меня, что до сих пор помнит свой первый полет к чужакам: как ей было страшно!

– Советую просто расслабиться и наслаждаться жизнью, – сказала она. – Вы никогда больше не испытаете ничего подобного.

Дни, проведенные на борту «Дипси-Дудля», запомнились мне надолго.

Сразу скажу: когда я находилась среди ашиуров, все они относились ко мне хорошо и были безупречно вежливы. И тем не менее во время полета мы сознавали, что на мостике присутствует чужак, который отличается от нас не только физически, но в каком-то смысле и духовно. Было понятно, что никакой угрозы он не представляет, но подсознательно мы старались держаться вместе. Стадный инстинкт в действии.

Я подружилась с несколькими пассажирами и до сих пор поддерживаю с ними связь. В их числе – Джо Клеймур, социолог с Токсикона, изучавший, как широкое распространение телепатических способностей воздействует на общество; Мэри Ди Пальма из основанного в древности Лондона, показавшая мне такое, что я поверила в магию; наконец, Толман Эдвард, представитель торговой компании. Толман, как и я, никогда раньше не бывал в Собрании и направлялся в его центр, чтобы уладить какие-то коммерческие вопросы.

Я считаю, что все усилия, предпринятые мной для нахождения «Сокола», были оправданны хотя бы из-за нескольких дней, проведенных вместе с этими людьми. А ведь вначале была лишь простая чашка с межзвездного корабля. Сейчас, когда я пишу эти слова, на моем столе стоит еще одна – тоже с незнакомыми символами. Вместо орла на ней семиконечная звезда с ореолом. Эта чашка не с «Искателя», а с «Дипси-Дудля».

Всему, однако, приходит конец. Когда появился капитан Джапуур и сообщил, что мы прибываем через четырнадцать часов, все испытали чувство потери. Мне довелось немало полетать, но до той поры ничего подобного я не ощущала. Капитан спросил, не беспокоит ли нас что-нибудь и может ли он чем-нибудь помочь, после чего ушел.

Фрэнк отвел меня в сторону.

– Вы уже думали о том, как собираетесь общаться? – спросил он.

– В смысле?

– Есть языковая проблема.

– Как так?

Я полагала, что общение с существами, способными читать мысли, не вызовет особых сложностей.

– Вы думаете на стандартном языке. Они читают образы, но не язык. Вы можете добиться того, что они поймут вас, но все равно не поймете их.

– И что вы предлагаете?

Он открыл шкаф и достал электронный блокнот.

– Это вам поможет, – сказал он, затем включил устройство и произнес: – Помогите мне, я заблудилась, я понятия не имею, где я. – На экране появилось несколько слов на языке «немых». – Просто покажите им это. Они прочитают и смогут ввести ответ. – Он улыбнулся. – Не рассчитывайте, что они будут носить с собой голосовые модули.

– Как я прочту ответ?

Оказалось, блокнот был снабжен ашиурской клавиатурой.

– Они смогут набрать все, что пожелают сказать. Устройство переведет их слова и отобразит результат на экране. – Он нахмурился. – Для долгих бесед не подходит, но вы сумеете заказать еду и найти отель.

– Можно у вас его одолжить?

– Можно взять напрокат.

– Хорошо, – кивнула я. Получалось недешево, но я решила отнести расходы на счет «Рэйнбоу». – Что с едой? Проблемы будут?

– Некоторые крупные отели могут обеспечить вам специальное питание. Не пытайтесь есть то же, что ашиуры. Хорошо?

Я видела фотографии их еды, так что подобная опасность мне не угрожала.

– Еще одно, Чейз. В нашем центре обслуживания всегда найдется кто-нибудь, говорящий на стандартном языке. Другой вариант – связаться с нами по коммуникатору. Вам помогут попасть в нужное место.

Той же ночью мы высадились на орбитальной станции Ксиалы, забрали багаж и в последний раз попрощались друг с другом – удачи и все такое. Капитан Джапуур вышел, чтобы пожелать нам счастливого пути. Все пожали друг другу руки и обнялись. Держась вместе, мы вышли в вестибюль, полный «немых». Все они были выше нас, имели по шесть пальцев на руках и предпочитали одежду мрачных цветов – кроме одной женской особи в желтой шляпе вроде сомбреро. Они разглядывали нас так, будто мы, как гласит старая поговорка, явились с Башубала. Фрэнк чуть задержался, сказал, что все будет в порядке, и пожелал нам удачи. Похоже, больше всего он беспокоился за меня. И вот я осталась одна.

Из моей жизни дважды уходили любимые мужчины – те, с кем меня связывали серьезные отношения и о чьем уходе я до сих пор сожалею. Но еще ни разу я не смотрела никому вслед, испытывая настолько дурные предчувствия.

Проходившая мимо ашиурка с двумя детенышами заслонила их от меня, словно я могла представлять опасность. Ощутили ли они внезапную обиду, которую почувствовала я? Какой смысл в телепатических способностях, если им не сопутствует сопереживание?

К счастью, вестибюль был почти пуст. Я подошла к одному из порталов и взглянула вниз. Над краем планеты поднималось солнце. Прямо подо мной, над большим материком, еще царила ночь. На западе заходила единственная большая луна, освещая мягким светом ряд горных вершин.

Удивительно, но аватар в центре обслуживания оказался точной копией меня.

– Чем могу помочь, Чейз? – спросила женщина.

Мой боркаратский рейс был подтвержден. Корабль отправлялся на следующий день. Женщина-аватар порекомендовала мне отель, оформила бронирование и пожелала приятного вечера.

Должна признаться, выглядела она неплохо.

Анатомическое строение «немых» схоже с нашим – по крайней мере, если говорить об удалении отходов жизнедеятельности. Полагаю, способов функционирования разумного существа не так уж много. Сила тяжести действует в любом случае, так что орган для приема источников энергии должен находиться в верхней части тела, система переработки – в середине, а устройство выброса – внизу. Я хочу сказать, что номера для людей в отеле «Гобул» на самом деле предназначались для «немых». Все предметы были крупнее, чем у нас, и, если честно, я не без труда справилась с туалетом.

Я пошла в ресторан, пытаясь привыкнуть к новому окружению. В итоге оказалось, что я сижу, словно идиотка, уверенная, что все за мной наблюдают – за настоящей мной, а не просто внешней оболочкой, которую мы привыкли выставлять на всеобщее обозрение. Главная сложность заключалась в том, что мне было крайне неприятно находиться в их обществе. Я изо всех сил пыталась скрыть эмоции, зная, что они видны каждому. По словам Джо Клеймура, «немые» в той или иной степени способны закрывать свой разум друг от друга: вероятно, рано или поздно все они составят сущность, обладающую единым сознанием. Но пока что этого не случилось. Еще Клеймур пугает, что с нами может произойти то же самое.

Ко мне подошли двое и поздоровались. Я ответила с помощью блокнота, но это было хлопотно. Они сказали, что никогда не видели настоящего человека, и я поняла, что таким образом мне хотят польстить. Но я все равно чувствовала себя, словно зверь в зоопарке.

Несколько минут спустя они ушли. Принесли мою еду, и я начала поспешно поглощать ее, пытаясь улыбаться окружавшим меня «немым»: те упорно таращились на меня, когда считали, что я не смотрю в их сторону. Вернувшись в номер, испытала большое облегчение.

Мелькнула мысль о том, что надо все бросить и пусть Алекс сам ищет «Сокол».

Он наверняка занялся бы поисками.

Он ничего не сказал бы мне, не стал бы меня осуждать, но я прекрасно его знала. Алекс полагал, что с мужской работой справится и мальчишка. Или женщина.

39
{"b":"222016","o":1}