ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Три товарища
Михайловская дева
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Стражи Галактики. Собери их всех
Двенадцать
Древние города
Царство мертвых
В тени баньяна
Рефлекс
A
A

Возле двери из темного стекла мерцали электронные значки – символы языка «немых». Дверь открылась, и меня ввели внутрь. Офис был пуст. Я увидела внутреннюю дверь, пару столов и три или четыре стула, все – стандартного ашиурского размера. Охранники усадили меня на стул и перестали держать, но при этом расположились рядом со мной: один возле входа, которым они воспользовались, другой – возле внутренней двери. Интересно, подумала я, загрузились ли данные на чип?

Ждать пришлось минут пять. Но вот за внутренней дверью послышался шум, затем она открылась. Вошла ашиурка в одеянии грязно-белого цвета, напоминавшем тренировочный костюм, с откинутым на спину капюшоном.

Она посмотрела на меня, затем на моих сопровождающих. Похоже, они обменивались информацией. Наконец охранники встали и вышли. Видимо, меня сочли неопасной.

Ашиурка достала из кармана переводчик, от которого тянулся провод, и повесила его на шею.

– Здравствуйте, Чейз, – сказала она. – Я Селотта Мовия Кабис. Можете звать меня Селоттой.

Несмотря на обстоятельства нашей встречи, я едва не рассмеялась. Представившись, я поздоровалась в ответ.

– Нам очень приятно, что вы решили сегодня нас посетить.

– Спасибо, – ответила я. – Прекрасный музей.

– Да. – Она обошла меня и села на стул напротив. – Можно поинтересоваться, что вы делали на «Соколе»?

Лгать не имело никакого смысла. Переводчик не мог помочь ей прочесть мои мысли, но я сомневалась, что она вообще в нем нуждалась.

– Пыталась загрузить навигационные журналы.

– Но зачем? «Сокол» стоит в зале Человечества с тех пор, как я здесь работаю. Уже лет двадцать пять.

– Большой срок, – согласилась я.

Она пристально посмотрела на меня, нисколько не скрывая, что заглядывает мне в голову.

– Что за «Искатель»? – спросила она.

Я рассказала ей все, объяснив, как корабль связан с Марголией и что такое Марголия.

– Девять тысяч лет? – переспросила она.

– Да.

– И вы надеетесь найти эту планету? Марголию?

– Мы понимаем, что это слишком оптимистично, но мы рассчитываем найти корабль.

Селотта опустила серые веки, затем подняла их снова. Зрачки ее глаз были черными и ромбовидными. Она долго меня разглядывала.

– Кто знает? – наконец проговорила она. – Одно может привести к другому.

– Как вы уже поняли, – сказала я, – мне нужна ваша помощь, чтобы получить информацию с «Сокола».

Несколько секунд она сидела неподвижно, погрузившись в размышления, а затем, похоже, пришла к какому-то выводу. Дверь в коридор открылась. Повернувшись, я увидела одного из охранников. Селотта жестом велела ему подойти. В правой руке он держал мой чип. Мне вдруг пришла в голову идея: схватить чип и бежать.

– Нет, – возразила Селотта. – Не слишком удачная мысль.

Охранник протянул ей чип, повернулся и вышел. Она рассмотрела устройства, после чего включила лампу и изучила его внимательнее. Закончив осмотр, она снова устремила на меня взгляд своих глаз с ромбовидными зрачками, и у меня возникло ощущение, будто она хочет поговорить со мной. Внезапно лицо ее сделалось удивленным; она покачала головой – совсем по-человечески – и постучала по переводчику.

– Порой забываешь, что нужно говорить вслух.

– Догадываюсь, – сказала я.

– Я спрашивала, не беспокоитесь ли вы, что найдете там выжившую цивилизацию. Людей, отколовшихся от вас девять тысяч лет назад. Вы ведь понятия не имеете, какими они могли стать.

– Знаю.

– Не обижайтесь, но люди порой бывают непредсказуемы.

– Иногда, – ответила я. – Мы не рассчитываем найти выживших. Но если удастся найти их поселение, там могут обнаружиться кое-какие артефакты, представляющие немалую ценность.

– Не сомневаюсь.

Я ждала, надеясь, что она отдаст мне чип и пожелает счастливого пути.

– Думаю, мы можем договориться.

– В каком смысле?

– Возможно, мы отдадим вам чип.

– На каких условиях?

– Если вы найдете то, что ищете, я буду рассчитывать на щедрое пожертвование.

– Вы хотите получить часть артефактов?

– Думаю, это была бы разумная сделка. Детали оставляю на ваше усмотрение. Полагаю, вам можно доверять.

Она встала.

– Спасибо, Селотта. Да, если у нас все получится, я постараюсь не обидеть музей.

– Все через меня лично.

– Конечно.

Она, однако, не стала отдавать чип.

– Чейз, – сказала она, – меня удивляет, что вы сразу не пришли к нам.

Я стояла перед ней, изо всех сил делая вид, будто попытка кражи была для меня вполне разумным поступком.

– Прошу прощения, – ответила я. – Честно говоря, я не знала, разрешите ли вы сделать это.

– Или просто хотели забрать все себе.

– Я этого не говорила.

– Вы об этом подумали. – Она положила чип на стол. – Жду от вас вестей, Чейз.

Глава 15

Действительно важный выбор мы делаем лишь однажды. Не важно, идет ли речь о выборе спутника жизни или пути вторжения – второй возможности не будет. И поэтому нужно сразу принимать правильное решение.

Мара Делона. Путешествия с епископом (1404 г.)

Вернувшись в отель, я вставила чип в блокнот и первым делом проверила наличие каких-либо упоминаний о Марголии, погибшем корабле и артефактах любого рода.

– Результат отрицательный, – последовал ответ.

– Ладно, сделай тогда распечатку. Посмотрим, что там есть.

– Хорошо, Чейз. Данные охватывают десять экспедиций начиная с тысяча триста восемьдесят первого и заканчивая тысяча триста девяносто вторым годом.

В отеле имелось несколько разновидностей безалкогольных напитков, которые предлагались гостям. Ожидая распечатки, я попробовала один из них – со вкусом лайма. Он оказался совсем неплохим.

Когда Уэскотты в последний раз летели на «Соколе», они исследовали девять звезд, но ни одна не была двойной. Приводились обычные подробности о каждой звезде – масса, температура, возраст и множество прочих данных. Имелись также сведения о планетных системах, если те существовали. (У звезды Бранвайс 4441 планет не было.) Все то же самое, что и в исходном отчете, – и ничего больше, насколько я могла понять.

Все данные полностью совпадали.

Я перешла к предыдущей экспедиции, состоявшейся в 1390–1391 годах: тогда Уэскотты исследовали десять систем. Снова полное совпадение.

Я просмотрела данные об остальных полетах, включая первую экспедицию Адама на «Соколе», но не нашла ничего необычного.

Неделю спустя я снова была на Такманду, где нашла сообщение от Алекса. «Не жалей сил, – писал он. – Возвращайся с добычей, и можешь считать себя младшим партнером».

Ну да, конечно же, Алекс. Все, что было, повторяется в точности.

С нескрываемым облегчением я освободила номер в отеле и, сев в челнок, отправилась на орбитальную станцию. Не могу описать свои чувства, когда десять дней спустя я снова увидела «Белль-Мари».

Поднявшись на борт, я мило поболтала с диспетчерами, чтобы мне побыстрее дали разрешение на вылет, рассказала Белль, как я скучала по ней, уселась в кресло на мостике и начала предстартовую проверку. Через пятнадцать минут я уже летела домой.

Полет занял четыре дня, в течение которых я постоянно жалела о потраченных впустую силах и времени. Я читала, смотрела симуляции, а когда вошла в зону радиовидимости Окраины, связалась с Алексом.

– Как дела? – спросил он.

– Я скачала данные с искина. Но ничего нового нет.

Мы не стали включать видеосвязь. Ответы приходили с двенадцатиминутной задержкой – радиоволнам требовалось время, чтобы дойти туда и обратно. Я поудобнее устроилась в кресле.

– Ладно. Сохрани чип. Может, удастся что-то из него извлечь.

Неужели он думал, что я могла выбросить чип за борт?

– Оптимист, – сказала я.

Когда я пришвартовалась к Скайдеку, Алекс уже ждал меня. Последовали улыбки и бодрые заверения: мол, я не виновата, что там ничего не оказалось, беспокоиться не о чем. Посмотрим еще раз: вдруг что-нибудь найдется?

43
{"b":"222016","o":1}