ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не знаю, что бы я без тебя делал, Чейз, – добавил Алекс. Он думал, будто я ужасно себя чувствую, но на самом деле единственным чувством, которое я испытывала, было разочарование. Три недели почти несъедобной еды и игры в мысленные прятки с «немыми» – ради чего? – Где данные? – наконец спросил Алекс.

Распечатка лежала в одном из моих чемоданов.

– Ладно, – сказал Алекс, стараясь приободрить меня. – Достань ее. Взглянем по пути домой.

– Данные ничем не отличаются от официальных.

Алекс вопросительно посмотрел на меня. Я дала ему распечатку, он направился к причалу с челноками. Мы прошли шагов пять, когда его глаза вдруг вспыхнули. Свернув документ в трубку, он помахал им над головой.

– Что? – спросила я.

– Каждая отдельная операция помечена датой. Мы знаем, в какой последовательности они посещали каждую систему. Отличная работа, Чейз. Ты гений.

– Почему это настолько важно?

– Подумай. Ты же работала в разведке, когда еще не было квантовых двигателей и расстояние действительно имело значение.

– Ну да.

– Допустим, в ходе экспедиции нужно побывать у десятка звезд. Как вы определяли последовательность облета?

Это было просто.

– Мы составляли план экспедиции так, чтобы общее расстояние, преодолеваемое нами, сводилось к минимуму.

– Именно. – Он сжал мою руку. – Теперь мы можем выяснить, отражен ли в отчете их реальный маршрут. Если они не выбирали кратчайших путей, летя от звезды к звезде, значит они что-то меняли. И возможно, нам удастся установить, где находится «Искатель».

Я поинтересовалась, как мы установим это, но он заговорил об экономии топлива.

– Твоя подруга Шара сейчас в отпуске, где-то на островах. Когда она вернется, мы покажем ей наши материалы. Может, Шара сумеет определить точнее.

– Ладно.

– Кстати, тебе звонила Делия. Свяжись с ней, когда сможешь, хорошо?

Вечером следующего дня я встретилась с Делией в «Лонгтри», бистро в центре города, возле парка Конфедерации. Темные углы, деревянные панели, свечи, тихая музыка. Место предложила она, но заведение принадлежало к числу моих любимых.

Когда я пришла, Делия уже сидела за столиком. Темные волосы обрамляли ее привлекательное лицо, на котором читалась легкая тревога. Одета она была скромно – зеленовато-голубая юбка, белая блузка и жакет на тесемках без рукавов. О богатстве говорил лишь коммуникатор, вделанный в золотой браслет на запястье.

– Рада вас видеть, Чейз, – сказала она. – Спасибо, что пришли.

Несколько минут мы поговорили о погоде. Потом я заметила, что не ожидала увидеть Делию в Андикваре.

– Я специально прилетела, чтобы встретиться с вами, – ответила она.

Появился робот-официант, представился, принял заказ на напитки и поспешно удалился.

– Хочу сообщить, – сказала я, – что мы получили данные с искина «Сокола». Они полностью совпадают с официальными.

– Хорошо. – Делия осторожно улыбнулась. – Но когда-нибудь у вас все получится?

– Не знаю.

– Не нравится мне это.

– Да уж.

Принесли напитки. Делия подняла бокал.

– За «Искатель», – проговорила она. – Где бы он ни был.

– За «Искатель», – согласилась я.

– Они хотят, чтобы вы нашли корабль, – сказала Делия. – Я знаю, им не хочется, чтобы он пропал навсегда.

– Думаю, вы правы.

Делия поправила воротник жакета, как будто ей что-то мешало.

– Чейз, я знаю, что ваши поиски затрагивают и моих родителей. До меня доходят кое-какие обрывки информации.

– Нет, ваши родители тут ни при чем, – ответила я. – Нас интересуют экспедиции.

– Говорите как хотите, но это то же самое. Слухи уже распространяются. Мне звонят и спрашивают, в каком тайном заговоре могли участвовать мои отец и мать.

– Жаль, – заметила я. – Мы старались вести себя как можно осторожнее. Насколько мне известно, никто никого ни в чем не обвинял.

– Расследование само по себе равно обвинению. С сожалением вынуждена сказать, что я буду крайне благодарна, если вы прекратите свои поиски.

Я посмотрела в окно. Мимо спешили люди, кутаясь на холодном ветру.

– Я не могу этого сделать, – ответила я.

– Я готова компенсировать вам потраченное время.

– Но ведь ваши мать и отец хотели бы, чтобы «Искатель» нашли. Вы сами это сейчас сказали.

– Да, они хотели бы этого. А я не хочу, чтобы пострадало доброе имя моей семьи.

– Простите, – сказала я. – Мне действительно очень жаль.

От ее прежнего дружелюбия не осталось и следа.

– Они мертвы и не могут себя защитить.

– Делия, никто никого ни в чем не обвиняет. Никто не утверждает, что они совершили скверный поступок.

– Подделка отчетов, если она действительно была, – это уголовное преступление?

– Да. Полагаю, да.

По ее щекам потекли слезы.

– Прошу вас, подумайте о том, как вы поступаете с нашей семьей.

Вернулся официант, чтобы принять заказ на еду. Судя по тому, какой оборот принимали дела, я сомневалась, что нам доведется поужинать. Делия посмотрела на меня, затем на меню и хотела что-то сказать, но передумала.

– Особое, – сказала она. – С кровью.

Сырое мясо.

Я заказала запеканку из рыбы бока; для читателей с других планет поясню, что она по вкусу напоминает тунца. Я также попросила принести еще порцию напитков и приготовилась к продолжению разговора.

– Кстати, – сказала Делия, – ко мне приходил еще один человек, который интересуется моими родителями.

– Вот как? Кто же?

– Его зовут Корбин. Кажется, Джош Корбин. – Она прикусила губу. – Да, правильно. Джош. Молодой парень, лет двадцати с небольшим.

– Что его интересовало?

– Сказал, что пишет историю экспедиций разведки.

– Он спрашивал про «Искатель»?

– В общем, да.

Я едва не подпрыгнула. Кто-то еще знал о корабле.

– И что вы ему сообщили?

– Я не видела смысла что-либо скрывать и рассказала ему примерно то же, что и вам.

Пока я приятно проводила время в обществе Делии, Алексу позвонил продюсер шоу Питера Маккови. Они слышали о поисках Марголии и собирались «осветить» их на следующий день. Приглашались несколько гостей. Не будет ли он так любезен поучаствовать?

Алекса нисколько не обрадовал тот факт, что о наших усилиях уже пошли разговоры, но, похоже, в этих условиях сохранить тайну было невозможно. Он попытался вежливо отказаться, но ему ответили, что всеобщий интерес прикован именно к нему и его присутствие необходимо. Как заявил продюсер, если он будет упорствовать, им останется лишь сообщить зрителям, что Алекса Бенедикта приглашали, но он отказался. В студии придется поставить пустое кресло – символ его отсутствия.

Алекс уже бывал на подобных шоу и всегда принимал главный удар на себя.

– Там не дают сказать ни слова, – жаловался он мне. – Тебя заваливают вопросами, а беседу ведут в нужном им направлении. И если твой ответ не нравится, тебя обрывают на полуслове.

Еще одна трудность заключалась в том, что Алекса всегда воспринимали скорее как дельца, а не искателя истины. Создавалось впечатление, будто в желании заработать есть что-то дурное.

Но Алекс решил, что пустое кресло – это плохо. Поэтому он согласился.

На следующий день вечером мы с ним отправились на студию. Конечно, шоу можно было сделать дистанционным, но устроители хотели, чтобы участники приехали к ним. Можно было поправить им макияж и заболтать их, чтобы они расслабились и потеряли бдительность перед началом трансляции.

Именно Питер Маккови открыто обвинил Алекса в отсутствии патриотизма, когда всплыла информация о Кристофере Симе. Это был невысокий, коренастый, чернобородый человек с неизменной улыбкой на лице, носивший свой фирменный синий пиджак с белым шейным платком и белой же ленточкой в петлице. Слегка претенциозно – но именно этого ждала от него аудитория.

Кроме Алекса было еще двое участников – доктор Эмили Кларк, сомневавшаяся, что марголианским колонистам вообще удалось ступить на поверхность выбранной ими планеты, и некий Джерри Рино, настаивавший, что Марголия не только существует, но и влияет на нашу повседневную жизнь, действуя на подсознание людей при помощи магнетической силы. Он заявлял, что это – источник нашей духовной мощи. Рино написал на эту тему несколько книг и пользовался огромной популярностью среди оккультистов.

44
{"b":"222016","o":1}