ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вовсе не обязательно. Для планирования полета вполне достаточно данных спектрографического анализа.

– Готово, – сообщил Марк.

– Хорошо. – Звезды начали гаснуть. – Посмотрим, что у нас есть.

Осталось около тридцати звезд, включая десять, возле которых побывали Уэскотты. След «Сокола» был четок и ясен.

– Сохрани траекторию, – велела Шара.

Линия погасла.

– Хорошо, Марк. Теперь спланируй полет к этим десяти звездам так, чтобы минимизировать общее время, проведенное в пути. Начни с той же звезды, что и экспедиция «Сокола», – Тайо как-ее-там. Когда сделаешь, выведи траекторию полета.

Тайо 4776 вспыхнула более ярким светом. От нее снова потянулась линия, которая переместилась к Иглу, затем к звезде возле лампы. Наконец линия соединила все десять звезд, и в воздухе перед нами повис зигзаг.

– Кажется, линия та же, – сказала я.

– Давай проверим. Марк, уменьши траекторию и снова покажи первую. Наложи их друг на друга.

Искин переместил траектории так, что они оказались рядом, затем соединил их. Они оказались совершенно идентичными.

– Перейдем к предыдущей экспедиции, – сказала я.

Это была экспедиция 1386/87 года.

Траектории почти совпадали. Уэскотты снова посетили десять планетных систем, но на этот раз маршрут был не оптимальным с точки зрения расхода топлива. Отклонение произошло у шестой звезды.

Тиникум 2502.

Разница была не слишком существенной, но достаточной, чтобы понять: здесь какая-то загвоздка.

Мы сидели, глядя на звезду. Если бы Уэскотты придерживались исходной траектории, они не полетели бы к Тиникуму.

– Ладно, – сказала я. – У какой звезды они должны были побывать? Какая звезда вписывается в остальную траекторию?

Шара повторила мой вопрос, задав его искину.

– Предположим, – сказала она, – что после Тиникума две тысячи пятьсот два они вернулись к первоначальному маршруту.

– Здесь, – сказал Марк, подсвечивая близлежащую звезду.

Тиникум 2116.

– Отлично, Шара.

– Иногда и у меня кое-что получается, – улыбнулась она.

Мне хотелось отблагодарить Шару, и я пригласила ее на ланч. Мы пошли в «Хиллсайд», сели у окна, заказали напитки и завели разговор о пропавших межзвездных кораблях.

– Диаметр планетной системы Тиникума, вероятно, составляет около восьми миллиардов километров, – сказала она. – Но диаметр гравитационного поля звезды в несколько раз больше. Если «Искатель» находится на орбите одной из планет, найти его будет несложно.

– Но если он на околосолнечной орбите…

– Вам придется взять с собой больше провизии.

Да, это была непростая задача. На «Белль-Мари» имелось лишь базовое навигационное оборудование. Поиски заняли бы немало времени – возможно, годы.

– А разведка никак не поможет?

– Могу дать вам прибор вроде телескопа. Будет полегче.

– Шара, – сказала я, – ты самая замечательная женщина на свете.

– Угу. Что я получу взамен?

– Я заплачу за ланч.

– Ты и так платишь за ланч.

– Гм… – Я задумалась. – Хочешь полететь с нами? Оказаться рядом, когда мы найдем «Искатель»?

Она скорчила гримасу, будто я предложила ей съесть рубленую каракатицу.

– Вряд ли. Знаю, это будет эпохальное событие, но я не такой уж энтузиаст этого дела и не готова провести столько времени на корабле. Полет продлится месяц или два.

Принесли сэндвичи и напитки. Какой-то парень за столиком у окна строил Шаре глазки, но она делала вид, что не замечает его.

– Когда найдете корабль, – сказала она, – вы публично объявите о том, что разведка оказала вам помощь…

– Будет сделано.

– И предоставите доступ к нему. Это значит, что ты и твой босс не обчистите корабль, прежде чем мы на него попадем.

– Мы хотели бы кое-что взять. Совсем немного.

– Соблюдайте умеренность. Сумеете?

– Конечно.

Она посмотрела на меня:

– Я серьезно, Чейз.

– Знаю. Не проблема.

– Хорошо. – Она отхлебнула из стакана с коктейлем, но мысли ее блуждали где-то далеко. – Хочешь знать правду о разведке, которую мы не выкладываем широкой публике? – сказала она, поколебавшись. – Так вот, главная наша цель – поиски другой цивилизации. Конечно, это неофициально. Официально мы составляем перечень космических объектов. Каждая система попадает в каталог. Указываются физические характеристики звезд и планет, данные о расположении планет в каждой из систем, всяческие аномалии и так далее. Но те, кто летает на кораблях, знают, что большая часть полученной информации попадает в архив, после чего о ней забывают. Кого интересует температура на поверхности очередного газового гиганта?

– Ты хочешь сказать, что…

– Газовые гиганты, как правило, исследуют с большого расстояния. Это делается довольно быстро. То же происходит с самыми близкими и самыми далекими планетами. По правилам требуется обследовать все, что есть в системе, но почти никто не проявляет такой тщательности. Ты работала у нас и знаешь все это. А значит, если «Искатель» находится на орбите одной из планет, на ней, скорее всего, есть условия для жизни. Отталкивайтесь от этого.

– Мы вообще не уверены, что он находится в той системе.

– Тем интереснее все будет. – Шара съела кусок сэндвича. – Вкусно. Мне здесь нравится.

– А что с телескопом?

– Договорюсь, чтобы вам его дали. – Она наконец заметила авансы парня и устало вздохнула. – Когда вы улетаете?

Вернувшись в офис, я рассказала о нашей беседе Алексу. Тот торжествующе вскинул кулак.

– Кажется, дело пошло, – сказал он.

Я сообщила ему о звонке Винди.

– Олли Болтон. – Он скорчил гримасу. – Почему я не удивлен?

– Вряд ли мы можем что-то сделать. Разве что применить физическое воздействие.

– Мне тоже так кажется.

– Ну, тебя это не сильно раздражает.

– Это часть нашего бизнеса, – сказал Алекс. – Нас перехитрили.

– Это не часть бизнеса. Это взяточничество.

– Давай пока не думать об этом, Чейз. У нас есть дела поважнее.

На «Белль-Мари» не было крепления для телескопа, и нам пришлось ждать несколько дней, прежде чем его изготовили и установили.

Пока шла работа, Алекс попытался разведать что-нибудь о Джоше Корбине, который приходил к Делии и расспрашивал ее о «Искателе». Но ничего существенного выяснить не удалось, кроме того, что он время от времени консультировал Болтона. Это мы знали и так.

Тем временем в офис на мое имя пришла посылка, к которой прилагалась открытка следующего содержания:

«Чейз, я всегда о тебе помню. То, что я позволил тебе уйти, – самая большая глупость в моей жизни. Позвоню вечером. Джерри».

Несколько лет назад я была близко знакома с человеком по имени Джерри Унтеркефлер, но особой страстностью он не отличался.

В прошлом году, когда мы занимались «Полярисом» и на нас несколько раз покушались, решено было установить в доме систему безопасности высшего класса. Я уже собиралась вскрыть посылку, когда Джейкоб велел мне осторожно положить ее на стол и предупредить Алекса. По его настоянию мы оба покинули дом.

Час спустя полицейские вынесли посылку. Мы с Алексом стояли на лужайке.

– Наноботы для расчистки территории, – сказал Фенн. – Примерно за четыре минуты они превратили бы дом в парк с тремя каменными скамейками. – Он посмотрел на меня. – Одной из скамеек стала бы ты.

Мне сделалось не по себе.

– Кто хочет вашей смерти? – спросил Фенн.

Мы понятия не имели, кто мог зайти настолько далеко, чтобы решиться на убийство. Целый час мы отвечали на вопросы и пытались вычислить подозреваемых. Мы рассказали Фенну про «Искатель», про Джоша Корбина. И про Олли Болтона.

– Думаете, за этим стоит Болтон?

Алекс ответил, что он не знает. Я не отношусь к поклонникам Болтона, но мне не верилось, что он мог организовать убийство.

46
{"b":"222016","o":1}