ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мы прошли по складам: в одних хранились так и не использованные припасы, в других стояли ряды шкафов. Вскрыв несколько шкафов, мы обнаружили там многочисленные предметы багажа, замерзшие до состояния камня.

Артефакты имелись в избытке. В столовых были шкафы со стаканами и чашками вроде той, что принесла к нам в офис Эми Колмер. Большинство стаканов разбились, но некоторые уцелели. Мы заполнили ими несколько контейнеров.

– С Шарой проблем не будет, – сказал Алекс. – Тут на всех хватит.

Находки должны были понравиться нашим клиентам. Мы взяли лампы, посуду, авторучки и прочее, в первую очередь предметы с надписью «Искатель». На корабле оказалось, кроме того, немало игрушек – плюшевых зверушек, детских книжек, машинок, кубиков, игрушечных пистолетов. Мало что сохранилось в первозданном виде, но, учитывая возраст артефактов, мы были рады и этому.

Я бы предпочла закончить осмотр до того, как мы начали выносить вещи, но их оказалось очень много – настолько большим был корабль. Мы переходили из помещения в помещение, и Алекс указывал на ридер, или незнакомое устройство, или полотенце – твердое как доска, но опознаваемое как полотенце. Мы забирали все это и вскоре оказались нагружены разнообразным добром. Собранные вещи мы понесли на «Белль-Мари», но когда вышли наружу, Алекс выронил свою ношу, и все уплыло. Ему, однако, удалось спасти табличку с надписью про Абудай.

Я рассказываю обо всем этом, чтобы подчеркнуть: мы действовали не слишком организованно. Нами двигало желание узнать, что случилось с «Искателем» и, соответственно, с самой Марголией, и одновременно – стремление добыть ценные артефакты. И еще, возможно, небольшое чувство вины в связи с тем, что мы забирали вещи с корабля. Не спрашивайте почему. Прежде эта проблема не вставала.

– Я почти жалею, что их так много, – сказал Алекс.

Я поняла, что он имеет в виду. Если бы артефактов с «Искателя» было мало, они стоили бы сумасшедших денег. Другое дело – целый корабль, набитый ими. Если даже разведка заберет все для музеев и выставок, само их существование снизит цену того, что имелось у нас на продажу.

Что ж, ничего не поделаешь.

Мы едва успели вернуться, когда Белль подала голос:

– Кажется, я заметила еще один корабль.

– Где, Белль?

– Сейчас он исчез. Может, это всего лишь какая-то вспышка. Он слишком недолго был в поле зрения, чтобы я могла его зафиксировать.

– Далеко?

– Тридцать миллионов километров. На этом расстоянии находится кольцо астероидов.

– Ладно. Если он снова появится, дай знать.

Глава 18

Современные технологии дают возможность путешествовать во времени – естественно, не в классическом понимании. Прыжки вперед и назад через века, вероятно, всегда будут недостижимы для нас. Мы не можем отправиться во времена Цезаря и предупредить его, что в марте лучше держаться подальше от форума. Но мы можем вернуться в его мир, узнать, о чем он думал, и услышать биение его сердца.

Жасмин Каланна. Путешествия (1365 г.)

Блуждая по чему-то вроде «Искателя», неизбежно задумываешься о федерациях и правительствах, которые жили и умирали, пока корабль вместе со своими безмолвными пассажирами одиноко вращался по далекой орбите. Надвигались темные века, совершались торговые революции, случались природные катастрофы. Рождались, расцветали и исчезали религии. Были войны, диктатуры, погромы, мятежи, поражения. Порой наступал золотой век, порой – период всеобщего процветания, порой – эпоха грандиозных общественных и художественных свершений. Приходили и уходили великие люди, наравне с чудовищами, провидцами, мятежниками и художниками. Торжествовала и отступала наука. Брукинг совершил свою знаменитую попытку достичь шарового скопления Мессье 4 (и, к счастью, вернулся живым). Родились и прожили свои жизни триллионы людей. Прошло больше половины письменной истории.

– Ты когда-нибудь бывал в месте древнее этого? – спросила я Алекса.

– На Земле – да, – ответил он. – Но никогда не видел ничего подобного.

Мы сидели в одной из столовых. Переборки в лучах фонарей выглядели серыми и холодными. На одной из них, возле двери, виднелось едва различимое пятно – то ли от давно протекшей воды, то ли от пролитого кофе; известен ли был кофе в те времена? Пятно напомнило нам о том, что когда-то сюда действительно приходили люди, разговаривали, жевали бутерброды, пили холодное пиво. Интересно, подумала я, сидел ли хоть раз за одним из этих столов Гарри Уильямс?

Мы забрали очередной контейнер с артефактами, четвертый по счету. Среди прочего в нем лежали белая рубашка-пуловер и куртка. На правом кармане рубашки была вышита эмблема корабля, а на спине куртки – силуэт «Искателя». Оба предмета одежды пребывали в исключительно хорошем состоянии, хотя и задеревенели. Но я знала, что после доставки на «Белль-Мари» они оттают.

Сделав опись, мы сложили все в кают-компании. Несмотря на успех, Алекс был, как и прежде, не в духе. Это открытие было величайшим в его – да и чьей угодно – карьере, но удовлетворения он явно не испытывал.

– На самом деле это не наша находка, Чейз, – сказал он. – Корабль нашли Уэскотты.

Конечно, никакой проблемы в этом не было. Но я решила ему подыграть.

– Колумб тоже не первым открыл Америку, – ответила я. – Но ему хватило ума объявить об этом, так что открытие – его заслуга. Целиком и полностью.

– Все дело в огласке, – сказал Алекс.

Какая, собственно, разница?

Он уставился в переборку:

– Пожалуй, надо снова поговорить с Гарри.

– Зачем? Что ты надеешься выяснить? Он знает о нем, – я посмотрела в сторону «Искателя», – не больше нас.

– Понимаю. Но я все равно хочу с ним поговорить.

Белль подчинилась. Появился Гарри Уильямс, сидящий в мягком кресле.

– Привет, – весело сказал он. – Рад вас видеть, друзья. Где мы теперь? Еще одна странная планета?

Прежде чем кто-либо успел ответить, он увидел «Искатель» в иллюминаторы на мостике, и взгляд его посуровел.

– Что случилось? – требовательно спросил он.

– Взорвались двигатели, – ответил Алекс. – Это все, что нам известно.

Гарри подошел к иллюминатору и взглянул в него. В глазах его промелькнул страх.

– Похоже, корабль по максимуму нагрузили пассажирами, – продолжал Алекс. – Мы думаем, что большинство из них были детьми.

– Когда это случилось?

– Этого мы тоже не знаем, – ответил Алекс. – Нам известно не больше, чем вам.

– Что насчет колонии?

– Пока мы даже не выяснили, где она находилась.

Голос Гарри дрогнул.

– Вы нашли «Искатель», но не знаете, где находилась колония? Как такое может быть?

– Корабль дрейфует в системе, где нет ничего даже близко похожего на нужную вам планету. Мы понятия не имеем, как он здесь оказался и откуда прилетел.

– Неужели все так сложно? – спросил Гарри. – Просто ищите планету класса К.

– Вы меня не слушаете, Гарри. В этой системе нет планет класса К.

Гарри недоверчиво покачал головой.

– Где мы сейчас? – спросил он.

Я объяснила: в системе Тиникума 2116. Так же как и в прошлый раз.

– Вам известно, когда была основана колония? – спросил Алекс. Чувствовалось, что он постепенно раздражается.

– Нет. Я же вам говорил. Я всего лишь программа.

– Я спрашиваю вас не как аватара, а как Гарри Уильямса. Когда первый корабль с колонистами покинул Землю, Уильямс знал, куда они летят?

– Нет.

– Вы не знали?

– Нет. Не в том смысле, как вы спрашиваете. Я не мог никому рассказать, где находится планета. Я был там и знаю, как она выглядит. Но я не знаю ничего о том, как лететь к ней.

– Итак, вы просто знали, что она где-то есть.

– Да. Подробности мне не требовались. Они не имели значения. – Несмотря ни на что, он сумел улыбнуться. – Вы можете сказать, что планета находится в пятнадцати градусах к западу от Антареса, и я не пойму, о чем вы говорите.

52
{"b":"222016","o":1}