ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Если с ребенком трудно
Методика доктора Ковалькова. Победа над весом
Рожденная быть ведьмой
Новые правила. Секреты успешных отношений для современных девушек
Затворник с Примроуз-лейн
Двенадцать
Ведьма по наследству
Без компромиссов
Бизнес х 2. Стратегия удвоения прибыли
A
A

– А жить ты хочешь?

– Он по-прежнему нацеливается нам в лоб, – сказала Белль.

– Неужели больше нечем в него кинуть?

– Разве что умывальником, но времени на это нет.

– Две минуты, – сообщила Белль.

– Белль, подай питание на главные двигатели. Готовимся уходить.

– Давление нулевое, – сказал Алекс.

– Он по-прежнему нацеливается нам в лоб, – повторила Белль.

– Минута двадцать секунд, Алекс.

«Ищейка» все еще тормозила.

– Открываю внешний люк.

Шлюз находился с левого борта.

– Когда будешь выталкивать ящик, делай это аккуратнее. Не швыряй с размаху.

– Ладно.

– Нам нужно по возможности сохранить прежний курс.

– Ладно.

– Просто вывали его за борт. Когда сделаешь, скажи.

– Хорошо.

– Готов?

– Да.

– Давай.

Послышалось ворчание Алекса, затем его голос:

– Все, ящика больше нет.

– Прекрасно. Не пытайся закрыть люк, просто держись крепче. Маневр через десять секунд.

– Хорошо.

– Девять, восемь…

Единственной серьезной опасностью была та, на которую до этого намекал Алекс, – «ищейка» могла угадать мои намерения или быстро среагировать и сменить курс. Но я сомневалась, что такое возможно. Куда вероятнее было то, что я не рассчитаю расстояния и сама врежусь в проклятую штуковину.

– Четыре, три…

Двигатели «ищейки» продолжали работать на снижение скорости.

– Два…

Я запустила маневровые двигатели по левому борту, резко повернув вправо. Тотчас же сработали двигатели «ищейки» с левого борта, словно пытаясь повторить мой маневр, но было уже слишком поздно. Мы проплыли мимо, и ящик с артефактами угодил ей прямо в нос. Суммарная скорость составила примерно две тысячи километров в час.

Небо позади нас осветилось. Алекс стал жаловаться: мол, он никак не может поверить, что оказался на такое способен, и наверняка был способ получше. Сейчас, имея время на размышление, я сообразила, что мы могли наполнить контейнер водой. Что ж, ничего не поделаешь.

Мы совершили еще несколько маневров, желая убедиться, что никто нас больше не преследует.

Глава 19

Орбиты, векторы и пересечения. Когда разберешься в них, все станет ясно.

Корим Маас. В лаборатории (1411 г.)

Следующей нашей задачей была очистка линз. Выполнить эту тонкую работу я предоставила Алексу как специалисту в данной области. Когда результат наконец удовлетворил его, мы показали линзы Белль.

– Что скажешь? – спросил Алекс.

Мы смотрели на игру лучей света в линзах. Белль заметила, что те вполне прилично сохранились, учитывая их возраст.

– Можешь воспроизвести изображения? – поинтересовался Алекс.

– Думаю, да. Вставь одну в считыватель. Посмотрим, что выйдет.

Мы вернулись в кают-компанию. Я вставила первую линзу.

– Хорошо, – сказала Белль. Свет померк. Мы увидели поле под темным небом, где сияли звезды. Слева виднелись заросли темных деревьев. На переднем плане были два человека, стоявшие у калитки в деревянном заборе: маленькая девочка и женщина – видимо, ее мать. Позади калитки можно было разглядеть лужайку, дерево с качелями и дом. За домом текла река.

Изображение выглядело слегка размытым.

– Подождите, – сказала Белль. – Кажется, я понимаю, в чем дело.

Картинка прояснилась, и мы оказались в виртуальной реальности – посреди поля. На дальнем берегу реки в темноте светилось кольцо огней.

– Видимо, город, – сказал Алекс. – Где мы, Белль? Можешь определить? Это Земля?

– Не знаю. Это могло быть где угодно.

Девочке было лет девять. На ней был синий комбинезон, а в длинные золотисто-каштановые волосы была вплетена такого же цвета лента. Она с улыбкой смотрела прямо на нас и махала рукой. Взгляд матери, одетой в костюм цвета хаки, тоже был устремлен на нас. Слегка наклонив голову, мать смущенно улыбалась, терпеливо ожидая завершения съемки.

Я ощущала приближение дождя и шепот ветра среди листвы. Судя по желтому сиянию в затянутом облаками небе, вечер был лунным. Девочке хотелось подбежать к нам и обнять нас, но, видимо, ей велели позировать, что она и делала.

– Все? – спросил Алекс.

– Угу, – ответила я. – Давай следующую, Белль.

Те же двое на крыльце дома, который выглядел обжитым. Ступени крыльца слегка покосились, фонарный столб накренился, на крыше не хватало нескольких листов шифера, а рама одного из больших окон нуждалась в ремонте. Постройка не из тех, которыми хотят удивить друзей. Но перед домом росло множество цветущих кустов, создававших ощущение уюта.

Облака слегка разошлись, и мы смогли увидеть луну – полную и яркую, по размерам чуть больше спутника Окраины. Из окон лился свет. Теперь женщина – в белой блузке и черных брюках – смеялась, явно чувствуя себя свободнее, и наклонялась, чтобы подхватить ребенка на руки. Выглядела она очень привлекательно. Волосы у нее были такими же, как у девочки: золотисто-каштановые, с рыжеватым отливом. Чувствовалось, что эта женщина счастлива и радуется жизни.

– Интересно, кто они такие? – спросил Алекс.

Я пожала плечами:

– Может быть, она стала капитаном «Искателя».

– Непохоже, чтобы она пилотировала межзвездные корабли. У нее все время уходило бы на ребенка.

– Я про девочку, – уточнила я.

– Это не Земля, – сказала Белль.

Голос ее, казалось, доносился откуда-то из-за деревьев.

– Откуда ты знаешь? – спросил Алекс.

– Это не земная Луна.

Три голограммы изображали реку – широкую и спокойную. На одной присутствовала та же женщина: стоя возле дерева, она задумчиво глядела на противоположный берег.

Две голограммы восстановить не удалось. Остальные семь снимались в окрестностях дома. Была картинка, на которой мать и дочь стояли в открытых дверях, что позволяло заглянуть внутрь. Я сумела различить кресло и стол со стоящей на нем лампой. Девочка была на всех семи.

На крыльце стояли два стула и столик с цветком в горшке. Кто-то набросил на спинку одного из стульев пиджак. На лужайке лежала брошенная игрушечная тележка. И еще мы увидели дорожку, соединявшую дом с калиткой.

Вернувшись к реке, мы пристальнее вгляделись в светящееся кольцо на противоположном берегу.

– Можно поближе? – попросила я Белль.

Она навела фокус на кольцо и быстро устремилась к нему. Кольцо увеличилось, превращаясь в отдельные огни вроде фар каких-то машин.

– Ладно, – сказал Алекс. – Давай еще раз взглянем на комбинезон девочки. Вблизи.

Прямо перед нами появилась девочка, которая смеялась и прижималась к матери. На комбинезоне виднелась нарукавная нашивка. Я узнала и комбинезон, и нашивку.

– Он с «Искателя».

– Детский, – сказал Алекс. – Вероятно, сувенирный. – Он посмотрел в небо, но звезды скрывались за облаками. – Это Марголия.

Я легла спать с мыслями о том, как хорошо было бы снова оказаться дома, и уже задремала, когда в дверь каюты постучал Алекс. Включив лампу, я накинула халат и сказала, что можно входить.

Алекс держал в руке чашку с кофе.

– Прости, что беспокою, Чейз.

– Ничего страшного. Что случилось?

– Я кое о чем подумал и хотел бы обсудить это.

В каюте был только один стул, и я села на койку, уступая его Алексу.

– Выкладывай, – сказала я.

– Мы с тобой говорили о некоей катастрофе. О том, что это – единственная правдоподобная причина, по которой всех этих ребятишек запихнули на «Искатель». Их пытались спасти.

– Наверняка. Иначе и быть не могло. Колонию постигло бедствие. Вирус, голод или даже нашествие инопланетян.

– Тебе не хватает воображения, Чейз.

– Не хватает воображения? Тебе мало инопланетян?

– Нам обоим известно, что здешняя планетная система довольно необычна. Мы смогли найти только три планеты, и одна из них движется по странной орбите.

– Ничего удивительного, Алекс. Странные системы есть повсюду.

55
{"b":"222016","o":1}