ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Был лишь один неприятный момент. За нас вступился Олли Болтон. Выступая в передаче «В дебрях информации», он объявил, что быть коллегой Алекса Бенедикта – большая честь для него.

– Мы с Алексом близкие друзья, – сказал он. – Я хорошо его знаю. Он всегда был готов служить обществу. Порой он совершал недостойные поступки, но это же можно сказать и обо мне. Он выходил за рамки закона и приличий, но я заходил еще дальше.

– Лицемерный подонок, – сказал Алекс.

– Алекс Бенедикт прав, – продолжал Олли. – Не будь таких, как он, многие свидетельства прошлого веками дрейфовали бы в космосе. Собственно, они могли вообще не найтись.

В тот день, когда главной темой новостей стало «убийство на южном побережье» – так его начали называть, – погода наконец улучшилась: весна дала о себе знать. Щебетали птицы, все цвело, легкий ветерок шевелил занавески.

Винди позвонила Алексу, присоединившись к хору комплиментов.

– Ты почти убедил меня в том, что нам нужно больше торговцев антиквариатом, – сказала она. – Можешь считать это искренней, хотя и вынужденной похвалой.

– Спасибо.

– И еще одно. В разведке поговаривают о том, что тебя нужно привлечь в качестве консультанта. Тебе это интересно?

Алекс задумался.

– Винди, – наконец сказал он, – ты знаешь, что можешь просить меня о чем угодно и когда угодно и я сделаю все, что смогу. Но вряд ли у меня возникнет желание вступать в официальные отношения.

На ее лице отразилось разочарование.

– И тебя никак не убедить?

– Извини, нет. Но все равно спасибо.

– Собственно, я так и думала. Но все же послушай: мы готовы взять вас обоих. Вознаграждение постоянное, времени на это уйдет немного, зато вы испытаете удовлетворение, зная, что заняты серьезным делом. Кроме того, мы будем одобрять все ваши сделки. У вас появится прикрытие.

– И разведка станет полностью контролировать наш бизнес.

– Алекс, это будет полезно для всех.

– Спасибо за предложение.

Позвонил и Болтон.

– Давно собирался с тобой связаться, – сказал он. – Невероятная удача. Марголия! Разве хоть один из нас сможет тебя превзойти?

В голосе его звучала неподдельная радость – и ни капли зависти.

– Спасибо, Олли, – бесстрастно ответил Алекс.

– Жаль, что я не побывал там с вами.

Алекс с трудом скрывал свое презрение.

– Или чуть раньше нас.

– Да, не отрицаю. Так или иначе, я послал тебе ящик лучшего корнотского вина. Прими его вместе с моими поздравлениями.

– Знаешь, – сказал Алекс, когда Болтон отключился, – чем больше я его слушаю, тем больше склоняюсь к мысли, что Винди права и мы все воры.

– Ну, насчет него можно не сомневаться.

– Угу. – Он постучал пальцами по подлокотнику кресла. – Возможно, доктору Болтону пора расплатиться за Гидеон-пять.

Три дня спустя я приехала в офис Винди с пакетом документов.

– Знаешь, что такое медальоны Блэкмура?

– Конечно. – Она глубоко вздохнула. – Ты ведь не хочешь сказать, что Алекс их нашел?

– Нет, – ответила я. – Но нам бы хотелось, чтобы так считал Олли Болтон.

Я положила бумаги ей на стол. В верхней говорилось, что, по мнению Алекса, медальоны находятся на «Балюстре», имперском корабле, летавшем триста лет назад.

Винди с сомнением покачала головой, но затем улыбнулась:

– И где он?

– Вращается вокруг сверхгигантской звезды Палеа Бенгатта. Корабль был поврежден в бою, и его там просто бросили. Нам бы хотелось, чтобы ты передала эти документы в офис директора. Женщина, которую ты подозреваешь в сливе информации, еще работает там?

– Да. Мы ей ничего не говорили.

– Хорошо. Пусть все остается по-прежнему. Пока.

Винди взглянула на отчет:

– Палеа Бенгатта? Где это?

– В дальней части Конфедерации. Надо лететь в сторону Рукава Персея.

– Ладно.

– Это всего лишь брошенный корабль. Их там несколько. Остались после моринданских гражданских войн.

– И в чем суть?

– «Балюстр» был боевым крейсером. На его поиски потребуются месяцы, а может, и годы.

– Ты объяснила, как туда попали медальоны?

– Все в примечаниях, – сказала я. – Безумие на самом верху.

– Думаешь, Болтон на это купится?

– Мы думаем, что он не сможет удержаться.

Алекс включил в отчет подлинную документацию, которую смог найти, и одновременно поддельную – данные о характере повреждений, копии флотских меморандумов, фрагменты личной переписки.

– Собственно, это история о том, как один руководитель сбежал на военном корабле вместе с медальонами, когда все начало рушиться. – Я пожала плечами. – А правда – кому она известна?

– Да уж, от вас можно ожидать чего угодно.

Один из документов был посвящен планам «Рэйнбоу» совершить полет туда. «Отправляемся через пять недель, как только устроим все дела». Перечислялись источники, и вообще все выглядело весьма официально.

– Я займусь этим, – пообещала Винди.

– Спасибо.

– Не за что. Всегда приятно видеть, как торжествует справедливость, пусть и в мелочах. Надеюсь, все получится. Кстати, наша экспедиция на Марголию стартует через неделю. Мы хотим видеть вас с Алексом на прощальной церемонии.

– Обязательно, – сказала я.

– Может быть, Алекс скажет несколько слов?

Церемония проводилась в здании разведки, в недавно построенном зале Пирсона. Разумеется, там присутствовал Понцио, а также кучка политиков и команда ученых. Их было около десятка, и они собирались лететь на двух кораблях. По обеим сторонам зала парили виртуальные изображения самих кораблей, «Эксетера» и «Гонсалеса». Когда-то мне доводилось пилотировать «Эксетер»; с тех пор его оснастили новейшими датчиками. «Гонсалес» вез оборудование для раскопок.

Алекс по этому случаю оделся с иголочки – темно-синий пиджак, белый воротничок, серебряные запонки. Винди представила нас гостям.

– Вы не представляете, что тут творится, – сказала она. – Настоящий цирк.

Хозяева раздавали закуски и напитки. Как только собрались все ученые, нас провели в конференц-зал. На подиум вышел незнакомый мужчина, который, видимо, был тут главным. Все замолчали, и он представил Алекса – «джентльмена, совершившего открытие».

Когда стих шквал восторженных аплодисментов, Алекс показал в мою сторону, заявив, что без меня он ничего не смог бы сделать и так далее. Собравшиеся начали оборачиваться. Я встала, и все снова захлопали. Алекс рассказал о ходе экспедиции, остановился на том, что больше всего могло заинтересовать присутствующих, – вроде поисков наземной станции на Марголии, вероятнее всего находившейся в окрестностях экватора, – продемонстрировал несколько фотографий и попросил задавать вопросы. Первый из них касался навигационных проблем, и Алекс переадресовал его мне.

Когда вопросы закончились, Алекс пожелал всем удачи и сел. Председательствующий вновь стал за кафедру. Сделав несколько коротких замечаний, он поблагодарил всех пришедших и объявил перерыв. Позже я узнала, что это был Эмиль Бранков, главный исследователь и руководитель команды.

Мы пошли обратно в главный зал. Алекс сказал, что ему хотелось бы выяснить, когда взорвался «Искатель».

– Интересно, не случилось ли это в две тысячи семьсот сорок пятом году.

– Когда орбиты были ближе всего друг к другу?

– Да. Это очень сложно выяснить? Когда взорвались двигатели?

– Если кто-нибудь из них знаком с особенностями тогдашнего кораблестроения, можно что-то сделать. На кораблях есть множество часов и таймеров. Наверное, тогда было так же. Вопрос лишь в том, как вычислить момент отказа двигателей. – Я заметила, что один из молодых членов команды с интересом наблюдает за мной. – А зачем тебе это?

– Не знаю. Наверное, до сих пор пробую зондировать почву. – Взгляд его сделался странным. – Не знаю, в чем дело, но что-то тут не так. Мне кажется, что мы обязаны узнать правду. Ради них.

63
{"b":"222016","o":1}