ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Алекс, прошли тысячи лет.

Мы выяснили, что среди участников экспедиции есть Спайк Нумицу, специалист по ранним сверхсветовым технологиям. Он оказался пожилым седоволосым мужчиной с длинным носом и блестящими голубыми глазами. Алекс припер его к стене и спросил, не может ли тот установить дату нанесения повреждений.

– Не исключено, – ответил он. – Буду держать вас в курсе.

– Не понимаю, зачем это нужно, – сказала я.

– Знаю. – Алекс уставился куда-то в пространство. – Но мне хотелось бы выяснить, почему «Бремерхафен» выпустили в космическое пространство и почему его орбита не соответствует расчетной.

Глава 25

Потенциальный убийца совершил особую подлость, решив расправиться с жертвой еще до того, как та закончит ужинать.

Этика Баррингтона (третье издание, 1411 г.)

Экспедиция разведки стартовала в соответствии с графиком, и несколько дней спустя мы начали получать отчеты с обоих кораблей. Похоже, Спайк и его команда обладали более крепкими нервами, чем мы с Алексом: они говорили о мумифицированных останках так, словно те были очередной находкой, которую следует описать и внести в базу.

Тем временем «Гонсалес» стал вращаться вокруг планеты джунглей, произвел разведку и объявил, что сканеры обнаружили руины под растительностью. Наши предположения подтвердились – мы действительно нашли Марголию. В тот вечер мы созвали друзей и отмечали это дело до рассвета.

Винди сообщила, что «отчет о медальонах», как она его назвала, отправлен директору: того, естественно, посвятили в наш замысел. С документами работала сотрудница, попавшая под подозрение. Оставалось лишь спокойно ждать, когда Олли Болтон соберет чемоданы и отправится в дальнюю часть Конфедерации.

Больше на нас никто не покушался.

Сославшись на усталость, Алекс решил устроить себе отпуск и улетел на острова Гуахалья.

– Остаешься за главную, – сказал он. – И не звони мне.

Поэтому я была одна в доме, когда позвонил Болтон. Я едва не выразила вслух удивления по поводу того, что он все еще в городе.

– Мне нужно поговорить с Алексом, – сказал он.

Болтон всегда старался выглядеть искренним и беззащитным. Приходилось делать над собой усилие, чтобы ощутить к нему неприязнь.

– Его нет, доктор Болтон, – ответила я.

Олли сидел за столом, расстегнув воротничок, и выглядел усталым и разочарованным.

– Чейз, давайте без формальностей. Где он?

– В отпуске.

– Где?

– Он велел мне не разглашать эту информацию.

– Вы можете с ним связаться?

– Нет.

Болтон дал понять, что я лгу и он это знает.

– Когда он вернется? Думаю, это вы можете сказать.

– Через неделю.

– Чейз…

– Хотите что-нибудь передать ему, доктор Болтон?

– Кажется, вы мне уже кое-что передали.

Он взял со стола лист бумаги, взглянул на него и бросил лист обратно.

– Прошу прощения, но я вас не понимаю.

– Палеа Бенгатта.

– Вот как?

– Полагаю, тайна раскрыта.

– Что за тайна?

– Извиняться не собираюсь.

– Я на это и не рассчитывала.

– Конкуренция. Все честно.

– Кто бы сомневался. Это не вы взорвали челнок?

Олли потрясенно уставился на меня. Похоже, на этот раз он не притворялся.

– Это вас хотели убить? – Глаза его расширились, и мне показалось, что у него перехватило дыхание. – Чейз, вы всерьез думаете, будто я способен на такое?

Нет, я так не думала.

– А вы способны?

– Нет! Я в жизни никого пальцем не тронул. И не собираюсь.

– Что-нибудь еще, доктор Болтон?

– Наверное, мне стоило догадаться. Это случилось в тот день, когда вы вернулись. – Он поколебался. – Вы одна?

– Да. А почему вы спрашиваете?

На его лице резко обозначились морщины – то ли из-за освещения, то ли от страха.

– Будьте осторожны, – сказал он.

В его словах не звучало никакой угрозы.

Я позвонила Винди.

– Болтон с тобой не связывался?

– Нет, – ответила она. – А что?

– Я с ним только что разговаривала. Он не клюнул.

– Я так и думала. Вы его недооценивали.

– Угу. Похоже на то.

– Теперь ты разрешишь мне избавиться от шпионки? Директору не очень хочется постоянно следить за всем, что он говорит или делает.

– Да, конечно. Поступай, как считаешь нужным. – Я заметила, что Винди чем-то обеспокоена. – У тебя все в порядке?

– Да. Просто жаль, что кое-кто уйдет безнаказанным.

– Мне тоже.

Я подумала, не сообщить ли о звонке Болтона Алексу, но затем решила сделать это, когда он вернется. Ни к чему напоминать о делах во время отпуска.

Через два дня я узнала от Винди, что Бранков высадился на Марголии и начал раскопки.

– Они нашли одно из поселений, – сказала Винди. – В тридцати-сорока метрах ниже подстилки джунглей.

– Какой там климат?

– Влажный и жаркий.

– Да, условия нелучшие.

Все, что осталось от поселенцев, наверняка превратилось в кашу, и уже давно.

Час спустя появилось первое заявление о находках вместе с фотографией Бранкова, держащего в руке камень: одна его сторона была относительно гладкой. По словам Бранкова, этот камень некогда был частью стены.

Вечером, выступая на ужине с бизнесменами, директор рассказал, как он отнесся к новости, и добавил, что очень ценит вклад Алекса Бенедикта: тот приложил «беспримерные усилия» для сохранения мест раскопок.

Для Кольчевского это оказалось уже слишком, и он в очередной раз не выдержал. Впрочем, к его выходкам уже привыкли: никто не обращал на них особого внимания. Однако ему удалось найти союзников. Ходили слухи, что он стоит за проектом закона, согласно которому сбор артефактов без соответствующей лицензии признается преступлением. Алекс всегда утверждал, что подобный закон не может быть принят, ведь обеспечить его исполнение практически невозможно. Я сообщила об этом Винди и, к своему удивлению, услышала:

– Рано или поздно ты все равно об этом узнаешь, так что скажу сразу: я из тех, кто поддерживает этот закон. Думаю, у нас неплохие шансы на то, чтобы его протолкнуть.

Ее слова почему-то застали меня врасплох. Винди напомнила, что разведка всегда готова помочь «Рэйнбоу», но…

– Вам, похоже, всегда мало. – Спохватившись, она покачала головой и улыбнулась. – Извини.

На следующий день она переслала мне сообщение от Спайка Нумицу. Судя по всему, Нумицу находился в каком-то оперативном центре.

– Алекс, – сказал он, – взрыв на «Искателе» случился в две тысячи семьсот сорок втором году. В начале года. Завтра мы собираемся взглянуть на машинное отделение. Если что-то узнаем, я сообщу.

Я передала его слова Алексу. Тот сидел в расслабленной позе на какой-то веранде, в пляжной одежде, с бокалом вина в руке. За верандой виднелся океан.

– Отлично, – довольно проговорил Алекс. – Чейз, что скажешь?

– О чем?

– Две тысячи семьсот сорок второй год.

– Не понимаю.

– Помнишь, когда это произошло?

Он имел в виду сближение станции, луны и Марголии – дату катастрофы.

– Да. В две тысячи семьсот сорок пятом.

– Через три года после гибели «Искателя».

– И что?

– Чейз, у них оставалось как минимум три года. Подумай. Три года на то, чтобы спастись.

– Они пытались, – сказала я. – И восстановили «Искатель». Но это не помогло.

– Думаешь, они так легко сдались?

– Сдались? Да брось, Алекс. Они оказались в безвыходном положении. После того как взорвался «Искатель», они больше не могли совершать межзвездные полеты. Сверхсветовой связи тогда не существовало. Что, по-твоему, они могли сделать?

– Чейз, среди них хватало умных людей. Там были техники, физики, инженеры. Они знали, как работает сверхсветовой двигатель.

– Что толку, если они не могли его построить?

– Но у них было целых три года.

64
{"b":"222016","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дама сердца
Помолвка с чужой судьбой
Ремейк кошмара
Чудо любви (сборник)
Ее худший кошмар
Метро 2035. За ледяными облаками
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Предприниматели
Верховная Мать Змей