ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Опять ты за свое. Не понимаю, какое это имеет значение. Чтобы производить нужную им разновидность энергии, требуется высокоразвитая промышленная база. Не важно, сколько у тебя умных людей: в лесу такую базу не создашь.

Я не раз говорила Гарри Уильямсу, что вся эта история меня удивляет. Если тем людям действительно хватало ума, почему они не обследовали окрестности планеты, прежде чем отправиться туда вместе с детьми?

– Нет, – покачал головой Алекс. Что-то привлекло его внимание. – Мне нужно идти, Чейз. Но нам до сих пор чего-то недостает.

Сказать о звонке Болтона я забыла.

Меньше чем через час, когда я уже собиралась домой, снова позвонил Болтон.

– Он еще не вернулся, – сказала я. – Будет дня через два-три.

– У меня срочное дело.

– Что случилось, Олли?

Он выглядел таким встревоженным, что от моей неприязни не осталось и следа.

– Я не хочу говорить по открытому каналу. Не могли бы мы встретиться?

– Извините, Олли, но я занята.

– Прошу вас. Это очень важно.

Я дала ему понять, что недовольна всем этим.

– Когда и где?

– Может, в «Брокби»? В восемь?

– Давайте в семь.

Я держу в загородном доме комплект чистой одежды, так что возвращаться в свою квартиру мне не пришлось. Приняв душ и переодевшись, я сунула в карман скремблер, хотя и не думала, что Олли может физически угрожать мне. Взяв служебный скиммер, я направилась в город. Солнце уже касалось горизонта.

Частный клуб «Брокби» окружен высокой стеной. Здесь любят бывать тяжеловесы из политических и деловых кругов, а также всевозможные знаменитости, и поэтому клуб хорошо охраняется. Еще на подлете меня спросили, кто я такая. Я назвала свое имя и объяснила, что у меня назначена встреча с доктором Болтоном.

– Одну минуту, пожалуйста. – Я стала снижаться, медленно делая вираж над крышей, где находилась посадочная площадка. – Очень хорошо, госпожа Колпат. Добро пожаловать в «Брокби». Прошу передать нам управление. Мы поведем вас на посадку.

Несколько минут спустя я вошла в обеденный зал. Метрдотель сообщил, что доктор Болтон еще не прибыл, но показал мне столик. Было ровно семь часов.

Прошло двадцать минут. Я по-прежнему сидела в одиночестве. Подошел местный аватар и спросил, не хочу ли я чего-нибудь выпить, пока жду. А может быть, закуски?

Я отказалась.

Через полчаса я подумала было ему позвонить, но решила: «К черту». Уходя, я попросила метрдотеля передать мои наилучшие пожелания Болтону, если он все же появится.

Меня пробудил от глубокого сна голос Кармен:

– Тебе звонят, Чейз. Похоже, что-то важное.

Сперва я решила, что это Болтон.

– Инспектор Рэдфилд, – сообщила Кармен.

На улице было еще темно. Что ему нужно, черт возьми? Вдруг у меня возникло дурное предчувствие: с Алексом что-то случилось. Схватив халат, я поспешила в гостиную.

Появилось изображение Фенна на переднем сиденье полицейской машины. Вид у него был слегка потрепанный.

– Извини, что беспокою в такую несусветную рань.

– Ничего страшного, Фенн. Что случилось?

Он поморщился. Похоже, меня ждало дурное известие.

– Олли Болтон мертв, – сказал он. – Кто-то перерезал топливный шланг в его скиммере.

Несколько мгновений я переваривала услышанное. Болтон мертв? Этого просто не может быть.

– Когда? – спросила я.

– Мы все еще выясняем. Видимо, несколько часов назад. Судя по всему, он взлетел, поднялся на небольшую высоту, и тут двигатели отказали. Скиммер рухнул около его дома. Когда сосед около полуночи возвращался домой, он увидел разбитую машину.

– Ясно. Ты уверен, что это убийство?

– Вне всякого сомнения.

– Почему ты мне позвонил?

– Его искин утверждает, что вчера вечером вы должны были встретиться за ужином.

Глава 26

Когда-то, на заре всего, когда наш мир был звездам брат…

Роберт Браунинг. Пиппа проходит (1841 г. н. э.)

Утром Кольчевский дал интервью прессе.

– Могу сказать, что я не был его другом, – сказал он. – Могу даже сказать, что без него мир стал лучше. Но я бы предпочел, чтобы он сам осознал свои ошибки. Уверен, полиция приложит все усилия, чтобы призвать к ответу совершившего это гнусное преступление.

Я сообщила о случившемся Алексу. Он объявил, что прерывает отпуск – который и без того подходил к концу – и немедленно возвращается домой.

– Пока не станет известно, кто это сделал, – сказал он, – вполне возможно, что мы с тобой будем на мушке. Нужна осторожность.

Фенн вызвал меня к себе и сообщил, что погибший, видимо, собирался лететь на встречу со мной, когда его машина рухнула на землю.

– И конечно, ты понятия не имеешь, что он хотел тебе сказать?

– Нет, – ответила я. – Вообще никакого.

Мелькнула мысль: Болтон пытался меня подкупить, чтобы я предала Алекса. Но, скорее всего, я просто перетрудилась и это было лишь плодом моего воображения. Даже если бы я оказалась права, вряд ли это могло помочь расследованию.

Фенн спросил об отношениях Алекса и Болтона. Была ли между ними открытая вражда?

– Нет, – сказала я. – Ты же не думаешь, что Алекс в этом замешан?

Он покачал головой:

– Нет, конечно. Я слишком хорошо знаю Алекса, чтобы поверить в такое. Но если у кого-то и могли быть мотивы, то именно у него. Где он, кстати?

На прощание Фенн сказал, что хочет поговорить с Алексом, как только тот появится.

Весна сменилась летом, но преступника так и не нашли. Мы соблюдали все меры предосторожности. Если бы кто-то приблизился к скиммеру «Рэйнбоу» или к нашим личным машинам, сработала бы тревожная сигнализация. Мы оба постоянно носили с собой оружие, и я научилась пристально наблюдать за окружающими. Нельзя сказать, чтобы подобная жизнь мне нравилась. Но шли недели, и ничего больше не происходило.

От экспедиции продолжали поступать отчеты. «Эксетер» сообщил о новой находке – на околосолнечной орбите обнаружили прозрачный шар диаметром в сорок восемь метров. Внутри находился толстый слой замерзшей земли, а под ней – системы водоснабжения и обогрева. Имелся также шлюз. От шара отходили несколько болтающихся кабелей.

Спайк был сбит с толку. Шар дрейфовал в полной пустоте.

– Это теплица, – заметил Алекс.

Мне тоже так казалось. Но зачем? Для чего она предназначалась?

Алекс обратился к ним с вопросом: находится ли челнок «Бремерхафена» на борту корабля?

– Какое это имеет отношение к делу? – спросила я.

– Терпение, – ответил он. – У нас есть теплица. Теперь все зависит от челнока.

Фенн сообщил, что дело зашло в тупик. Алекс спросил, есть ли хоть какие-нибудь подозреваемые.

– Нет, – ответил Фенн. – У Болтона было множество друзей и обожателей, но вряд ли кто-то мог желать его смерти. Разве что бывшая жена и, возможно, некоторые конкуренты.

Он многозначительно посмотрел на Алекса.

Вскоре я поняла, что мне нужно взять небольшой отпуск и провести выходные подальше от Алекса, в обществе очередного моего любовника (на самом деле – двоих любовников, но это уже другая история). Я отключила всю связь, оказавшись недоступной для звонков из офиса. Как я уже говорила, марголиане не очень увлекали меня, в отличие от Алекса, – в конце концов, все они давно умерли. Но я всерьез беспокоилась за Алекса, для которого Марголия становилась навязчивой идеей.

Меня нисколько не удивило, когда по возвращении домой я обнаружила множество сообщений:

«Чейз, позвони мне, как только вернешься».

«Чейз, мы были правы».

«Начали находить человеческие останки».

«Похоже, на южном полюсе их тысячи. Останки тех, кто пережил катастрофу».

Пришел ответ от Спайка. Челнока на «Бремерхафене» не оказалось.

65
{"b":"222016","o":1}