ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Конечно, – ответил он, радуясь возможности поговорить о знакомых ему вещах. – Но речь идет о немалом объеме космического пространства. Вам известно что-либо еще, кроме того, что вы мне сказали? Хоть что-нибудь?

К его широкому черепу прилипло несколько прядей седых волос. Глубоко посаженные глаза неотрывно смотрели на меня.

– Нет, – сказала я. – Мы знаем, из какой системы ее выбросило, и все.

– Понятно. – Он что-то записал на листке бумаги, даже не улыбнувшись, хотя я чувствовала, что ему очень хочется это сделать. – Какова численность поисковой флотилии?

– Прошу прощения?

– Сколько кораблей предполагается задействовать в операции?

– Один. Это не флотилия.

– Один. – Он опять еле сдержал улыбку и что-то записал. – Очень хорошо.

– Полагаю, в этом и заключается проблема.

Он откашлялся.

– У выброшенной из системы планеты есть название?

Когда-то у меня был кот, названный в честь персонажа старого романа.

– Да, – ответила я. – Бальфур.

– Бальфур. – Он словно попробовал название на вкус. – Если ей дали имя, значит у кого-то наверняка есть идеи насчет того, куда она улетела. Если же вы собираетесь искать вслепую, вероятность найти планету не выше, чем вероятность отыскать монету в густом лесу. Ночью.

– Даже с использованием лучших технологий?

Деплен громогласно рассмеялся. Будь у меня включен один звук, я бы представила его себе намного более крупным мужчиной.

– Считайте, что сенсорное оборудование – это фонарик. С узким лучом.

– Выходит, все плохо?

– Я всегда стараюсь быть оптимистом.

Глава 29

Есть люди, которые лишь на миг появляются в нашей жизни – но после этого мы становимся совсем другими.

Чайл Яримото. Путешествия (1421 г.)

Алекс считает, что нет ничего невозможного. Он любит говорить: если ты можешь путешествовать быстрее света, перед тобой все как на ладони. Поэтому не стоит убеждать его, что та или иная задача не имеет решения.

Мне требовалась помощь, и я снова отправилась к Шаре. Когда я вошла, та была поглощена беседой – вероятно, со своим искином. Знаком велев мне подождать, она задала несколько вопросов о звездных скоплениях в совершенно неведомой мне области, получила ответы, записала их и с широкой улыбкой повернулась ко мне.

– Ну как, Чейз? – спросила она. – Каково быть знаменитостью?

– Ищу способ заработать на этом.

– Как я понимаю, тебя уговаривают перейти в разведку?

– Были такие разговоры.

– Не стоит. Платят не так уж много, и никто, кажется, не стал знаменитым. – Она посерьезнела. – Чем могу помочь?

– Шара, в системе Тиникума была еще одна планета, класса К. Мы подозреваем, что объект, изменивший орбиту Марголии, выбросил ее из системы.

– И ты выясняешь, нельзя ли ее как-нибудь найти?

– Да.

– Зачем тебе это? Думаешь, там могла быть база?

– Вроде того.

– Ладно, – сказала она.

– Значит, ты считаешь, что ее все-таки можно найти?

– Когда это случилось? Девять тысяч лет назад?

– Совершенно верно.

– Хорошо. Не так уж давно. Но природа пришельца тебе неизвестна? Того, который разрушил систему?

– Нет. Мы думаем, что это могла быть черная дыра.

– Почему?

– Поблизости нет никаких звезд.

Шара скептически посмотрела на меня:

– Это могло быть чем угодно.

– Возможно. Нас не интересует, что это был за объект. Главное – найти пропавшую планету.

– Может, и получится. Расскажи еще раз про ту систему.

– Хорошо, – кивнула я. – На сегодня в ней есть два газовых гиганта на обычных орбитах. Есть еще Марголия, которая движется по сильно вытянутому эллипсу, и лишившийся своей планеты спутник.

– У той планеты класса Е есть имя?

– Бальфур. – Название начинало мне нравиться.

– И еще вы нашли там пару древних кораблей?

– Да. И станцию, которая свободно дрейфовала во время катастрофы. Вероятно, «Искатель» пытался совершить прыжок в гиперпространство, когда случился взрыв.

– Ясно. Насколько я понимаю, «Искатель» отправился в полет с детьми на борту за три года до катастрофы.

– Да.

– Значит, это нам мало поможет. Что насчет второго корабля… как его там?

– «Бремерхафена». Судя по его орбите, он был слишком далеко от Марголии, когда через систему пронесся пришелец.

– Интересно.

– Возможно, он находился на орбите Бальфура.

– Есть причины так считать? Или это лишь предположение?

– Предположение.

– Что насчет станции?

– В момент катастрофы она была в окрестностях Марголии.

– И теперь оба на околосолнечной орбите?

– Да.

– Сообщи мне подробности – все, что знаешь. Первым делом нужно выяснить, когда это произошло.

– Мы уже это знаем.

– Ладно. Может, и выйдет. Пришли мне данные. Я изучу их как следует, а потом свяжусь с тобой.

– Спасибо, Шара.

– Пожалуйста. Рада помочь. Хоть какая-то возможность отвлечься от рутины. Сроки есть?

– Нет, – ответила я. – Раз это дело ждало столько лет, подождет и еще немного.

Шара рассмеялась:

– Пришли данные сегодня вечером. К завтрашнему дню постараюсь что-нибудь выяснить.

– Ты была права насчет времени катастрофы, – сказала она на следующий вечер, когда мы сидели в «Лонгтри», потягивая коктейли. – Это случилось первого марта две тысячи семьсот сорок пятого года по земному календарю.

– Всего на пару дней отличается от наших расчетов.

– Речь идет скорее о календарях, чем о времени как таковом, – заметила Шара. – Порой со временем происходят всякие странности, особенно если между объектами сотни световых лет.

– Ладно, – кивнула я. – Мы знаем, когда это произошло. Что дальше?

Певица исполняла «Огонь и лед». На улице было холодно и сыро, но в «Лонгтри» людей набилось, как сельдей в бочке. В одном крыле играли свадьбу, в другом большая компания что-то праздновала. В зале то и дело раздавались взрывы смеха. В центре его танцевали несколько пар.

– Чейз, – сказала Шара, – мы знаем, где во время катастрофы находились газовые гиганты.

– Да.

– Проход пришельца не причинил им вреда, так что, вероятно, черную дыру можно исключить. Будь пришелец массивным – по-настоящему массивным, – пострадали бы и их орбиты. Но в данном случае он, похоже, не повлиял на орбиты вообще.

– И что это означает?

– Масса пришельца составляла меньше одной десятой от массы солнца.

– Угу. – Я не понимала, чем это может помочь нам. Но, похоже, Шара знала, что говорила. Допив коктейль, она заказала еще по одному.

– Надо пользоваться, пока Алекс достаточно щедр.

Естественно, за ужин платила «Рэйнбоу».

– Конечно. Не стесняйся.

– Ладно. Итак, орбита Марголии вытягивается, и ее спутник уносится прочь. Другую землеподобную планету, Бальфур, вообще выбрасывает из системы. Отсюда следует, что пришелец по крайней мере в сто раз тяжелее Марголии.

– Угу.

– Скорее всего, по массе он располагается где-то между Юпитером и звездой-карликом класса М.

– Шара, я знаю, что все это интересно тебе как ученому. Но как оно поможет нам найти Бальфур?

– Куда делось твое терпение, Чейз? Возьмем среднее значение между массой Юпитера и массой звезды класса М. Мы оказываемся среди коричневых карликов.

– Коричневых карликов?

– Да. Это тела, которые так и не стали звездами из-за нехватки массы. Они даже не вспыхнули.

– Значит, это темные объекты?

– Не обязательно. Им хватает энергии для свечения, и они долго остаются горячими.

– Откуда берется энергия?

– Остается после их формирования. Речь о том, что наш пришелец вовсе не напоминал звезду – всего лишь яркая точка в небе. Но вблизи ты его разглядела бы.

– И как же он выглядел?

Шара задумалась.

– Он может напоминать освещенный изнутри газовый гигант, покрытый облаками – вероятно, грязно-коричневыми.

70
{"b":"222016","o":1}