ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Странный цвет.

Порой Шара переходила на лекторский тон, что произошло и сейчас.

– Более молодые карлики обычно бывают кроваво-красными. Они излучают тепло, накопленное во время их формирования, и остывают по мере старения. Все больше молекул устремляется в их атмосферу, и вокруг них образуются облака.

– Какого рода облака?

– В основном из смеси железа и кремния. Иногда с ними связаны интересные погодные явления. Потом облака делаются темно-красными. Со временем они тускнеют, становясь красновато-коричневыми и, наконец, коричневыми.

– Ясно. И если один такой карлик пройдет через планетную систему, он устроит там настоящий ад?

– Еще какой. Послушай, Чейз, такой карлик довольно массивен. Масса – около одного процента от стандартной солнечной. Вроде бы немного, но штука тяжелая. Если окажешься рядом, берегись.

– Можешь сказать что-нибудь о его траектории при прохождении через систему?

– Более или менее. Скорее менее.

– Объясни.

– Я испробовала триллион комбинаций наклонения орбиты, периастра, массы и скорости.

– Погоди. Давай по-человечески, – попросила я. – Что такое периастр?

– Точка, в которой расстояние от солнца минимально.

– Ясно.

– В общем, я попыталась проследить его путь. Могу сказать, что он вошел и вышел в систему по траектории, имеющей умеренный наклон к плоскости орбиты планет, с периастром между орбитами Марголии и Бальфура. Марголия, кстати, была внутренней из двух планет класса К.

– Точно?

– Точно. Орбита Марголии имела свои ограничения. Если Бальфур, как ты говоришь, тоже располагался в биозоне, он должен был находиться дальше от солнца. Так или иначе, подставив в уравнение Бальфур, мы можем сопоставить орбиты станции, спутника и Марголии.

– Так вот почему орбиты не пересекались, – сказала я.

– Именно. Требовалась четвертая планета. – Глаза Шары блестели: она обожала разговоры об астрофизике. – Пришелец явно имел большую массу. Подойдя достаточно близко к центральной звезде, он мог ее уничтожить, как случилось в прошлом веке с Дельтой Карпис.

– Ясно.

Принесли напитки. Шара попробовала свой и тут же поставила на стол, не выказав никаких эмоций.

– Итак, – сказала она, – мы также знаем, что два газовых гиганта находились на дальней стороне системы, когда карлик пересек их орбиты. С ними ничего не случилось. Но двум землеподобным планетам повезло меньше: он прошел совсем рядом с ними.

– Шара, – спросила я, – какое нам, собственно, дело до этого карлика?

Она показала на мой коктейль – мол, выпей. Я послушалась.

– Видишь ли, карлик может подсказать нам, где искать Бальфур.

– Чудесно.

– Не спеши. Дальше будут плохие новости. Я не могу даже примерно определить, где находится Бальфур, если только нам не удастся найти этот коричневый карлик.

– Почему? – спросила я.

– Найдя карлик, мы узнаем его массу, текущее положение и скорость. Это позволит рассчитать его путь через систему Тиникума и с большой долей уверенности сказать, где нужно искать твою пропавшую планету.

– Шара, тебе не кажется, что мы ходим по кругу? Как нам найти коричневый карлик?

Она смотрела куда-то над моим плечом.

– Не оборачивайся, – сказала она.

Подождав несколько секунд, я увидела, что официант ведет мимо нас к угловому столику высокого мужчину в темном пиджаке. Он задержал свой взгляд на Шаре и двинулся дальше. Когда мужчина скрылся из ее поля зрения, она улыбнулась:

– Внеплановая цель.

Похоже, Шара изменилась меньше, чем мне казалось.

– Коричневый карлик, – напомнила я.

– Угу, – рассеянно пробормотала она. – Хорошо по крайней мере одно: за девять тысяч лет он не мог уйти слишком далеко. Меньше чем на световой год, это точно. Он должен довольно ярко светиться в ближнем инфракрасном излучении, как звезда десятой, самое меньшее – пятнадцатой величины.

Мимо прошествовала молодая женщина, направляясь к мужчине. Шара покачала головой.

– Жаль, – сказала она.

– Значит, мы сможем его найти?

– Это обойдется недешево.

– Что нам нужно сделать?

– Отправиться на его поиски. Первым делом нужно убедить разведку дать вам корабль.

– Зачем? – спросила я. – У нас есть «Белль-Мари».

– Она не подойдет. Вы должны доставить в область поиска пару широкоугольных телескопов. Частная яхта с этим не справится. Так или иначе, у разведки есть корабли, специально оборудованные для выполнения таких задач.

– Я поговорю с Винди.

– Они захотят посадить на корабль своего человека. Таковы правила.

– Что, собственно, нам нужно делать? Как работают широкоугольные телескопы?

– Берем два телескопа и устанавливаем на достаточно большом расстоянии друг от друга. Затем они начинают одновременно обследовать небо. Коричневый карлик сразу же будет виден.

– Уверена?

– Не сомневайся.

– Ладно. Бортовой искин сможет обо всем позаботиться так, чтобы я не сильно вмешивалась?

– Нет, – ответила она. – Тебе придется им руководить. На корабле будет необходимое оборудование, но сама операция несколько отличается от того, чем обычно занимаются искины.

Шара объяснила, как все происходит. Принесли ужин – овощной салат и ломтики цыпленка. Мы обе проголодались. Шара набросилась на еду, а я пыталась записать то, что услышала.

– Боюсь, все равно до конца не пойму, – пожаловалась я.

– Наверняка поймешь. Перед отлетом мы проведем ускоренный курс обучения.

– Хорошо.

– Все получится, Чейз.

– Есть сейчас кто-нибудь в экспедиции? К кому обращаться в случае проблем? Кто знает, как работают эти штуки?

– Один-два человека, – ответила она. – Точно не знаю. Но не беспокойся, Винди пошлет с тобой опытного специалиста.

Все это не слишком мне нравилось. Не очень хотелось оказаться в ситуации, когда я не буду знать, что делать, а прикрепленный ко мне напарник станет озадаченно смотреть на меня и отпускать едкие замечания. И я бросилась в омут с головой.

– Послушай, ты сказала, что разведка пошлет с нами своего представителя?

– Я занята, Чейз.

– Я была бы тебе крайне признательна.

Насадив на вилку кусочек помидора, она украдкой бросила взгляд через плечо на угловой столик. Мужчина был полностью поглощен своей спутницей.

– Больше никогда ни о чем не стану просить, – пообещала я.

– Не сомневаюсь. – Она задумчиво постучала ногтями по краю бокала. – Не так уж все это сложно, Чейз.

– Это часть истории. Неужели тебе не хочется там оказаться?

– Думаю, история уже свершилась, дорогая. Мне следовало полететь с предыдущей экспедицией.

– Шара, инстинкты обычно не обманывают Алекса. Там может найтись и кое-что еще. Кое-что покрупнее.

Она уже почти расправилась с едой. Я знала, что теперь она потянется к меню десертов. Шара была из тех несносных особ, которые едят в свое удовольствие, но никогда не желают за это платить.

– Чейз, это займет немало времени. Как же моя светская жизнь?

– Будем развлекаться по дороге.

Получить корабль оказалось не так-то просто.

Шара была права: правила требовали присутствия на корабле человека из разведки. И этот человек должен был быть пилотом.

– Доступных пилотов нет, – сообщила Винди. – Я порасспрашиваю: может, кто-нибудь согласится лететь добровольцем. Но ему придется платить как за сверхурочную работу. И вообще сомневаюсь, что мы хоть кого-то найдем.

Она заговорила о том, кто из пилотов сейчас свободен и почему они вряд ли захотят вернуться на работу.

– Как насчет меня? – спросила я. – У меня есть лицензия.

– На корабли класса «Арктур»?

Я пилотировала яхты и маленькие торговые суда.

– Не совсем, – ответила я. – А что, все настолько сложно?

– Таковы правила, Чейз. Извини, но у меня нет выбора.

Винди сделала несколько звонков. Как и предполагалось, оба свободных пилота отказались. Пилотам разведки хорошо платят, и дома у них мало свободного времени. Где-нибудь на станции у нас не было бы проблем. Но в Андикваре – никаких шансов.

71
{"b":"222016","o":1}