ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Привычка жить
Как быть, а не казаться. Викторина жизни в вопросах и ответах
Мой знакомый гений. Беседы с культовыми личностями нашего времени
Моей любви хватит на двоих
Голос вождя
Я дельфин
Гадалка для миллионера
Деньги. Мастер игры
Клыки. Истории о вампирах (сборник)
A
A

Я подумала, что даже самые кровожадные диктаторы в истории не запрещали никому появляться на улицах и в парках, но промолчала.

После ее слов все мужчины почувствовали себя трусами и решили, что мы просто обязаны заявить о своем присутствии. Рискнем, черт побери.

Даже Алекс, обычно проявлявший больше проницательности, согласился.

И мы организовали экспедицию. Бранков буквально исходил слюной при мысли о том, что он опустится на лужайку посреди столицы, выйдет из челнока и скажет «привет». Женщина-археолог вела себя так, будто нас ожидали звуки оркестра и радостные толпы.

Челнок мог вместить семерых, не считая пилота. Алексу, самой собой, полагалось место в нем. Он спросил, не хочу ли я отправиться вместе с ним.

Я предпочла бы послушать, о чем говорят на поверхности, прежде чем ввязываться во что-либо. Мне представлялись дикари, набрасывающиеся на Кука.

– Нет, спасибо, – ответила я. – Подожду здесь. Сообщайте о том, как пойдут дела.

Шара сказала, что с радостью займет мое место.

Кроме них на планету отправлялись Бранков и еще четверо археологов. Им не терпелось пуститься в путь. Зашел даже разговор о том, чтобы не ждать перевода, но Алекс настоял на своем – давайте сперва послушаем, о чем они говорят, прежде чем совершать необдуманные поступки.

Население планеты оценивалось примерно в двадцать миллионов человек, в распоряжении которых, естественно, была лишь небольшая территория. На ночной стороне планеты было слишком холодно, а на стороне, обращенной к карлику, – слишком жарко. Нельзя сказать, что жить было там невозможно, но от первопроходцев требовалась немалая отвага.

Загрузив в челнок припасы, мы стали ждать результатов перевода.

Знаю, что это не слишком логично, но я слегка обиделась, что меня оставили на корабле. Я ожидала, что после моего отказа Алекс начнет уговаривать меня. Может, тогда я все-таки согласилась бы. Но мне хотелось почувствовать, что мое присутствие для него важно.

Все ждали, пока искин проанализирует язык; как он сам объяснил, у него не было программы перевода и приходилось импровизировать. Я вернулась на «Лотос», подключила Калу к базовой системе яхты и поприветствовала его. Он поблагодарил меня за спасение и по моей просьбе создал аватар Гарри.

Гарри, в кожаной куртке, смотрел как-то обреченно.

– У меня хорошие новости, – сказала я.

В его взгляде промелькнуло подозрение.

– Что? – спросил он.

– Они здесь. Колония выжила.

На мониторе возникли картинки с телескопов «Гонсалеса» – дети, лодки, фермы, летательные аппараты, города, дороги.

– Я молился об этом, но не смел надеяться. – Я подумала о том, что могут сделать молитвы аватара. – Мне не верилось, что такое возможно.

Я поведала, как они этого добились. Гарри кивнул, будто все время знал, что колонисты выживут.

– Эти люди знают, кто они такие? Знают, откуда они прилетели?

– Пока неизвестно. Возможно, мы хотим слишком многого.

– Хорошо. Видимо, вам не удалось ничего выяснить о Саманте и мальчиках?

– Нет, – ответила я. – Гарри, это было слишком давно.

– Конечно.

– Возможно, где-то есть сведения и о них.

Наконец со мной связался Алекс.

– Переводчик заработал, – сказал он. – Летим на планету.

– Будь осторожен, – предупредила я. – Передай им привет от меня.

Я вернулась на «Гонсалес»: мне не хотелось оставаться одной, когда рядом разворачивались такие события. До отлета челнока оставалось несколько минут, и я успела услышать, как искин откладывает старт.

– Мы принимаем передачу с планеты, – сказал он. – Сигнал послан на корабль. Они обращаются к «неопознанному объекту».

– Кто? – спросил Алекс, пытаясь влезть в скафандр.

– Хотите, чтобы я спросил? – поинтересовался искин.

Бранков и Алекс переглянулись, и на их лицах одновременно появились улыбки.

– Давай его сюда, – сказал Бранков.

Это оказалась женщина – седоволосая, с жесткими чертами лица и проницательными зелеными глазами. Она стояла возле шкафа со стеклянными дверцами, заполненного блюдами и бокалами. Женщина посмотрела на Бранкова, потом еще на двух или трех человек. Наконец она остановила взгляд на Бранкове и задала вопрос на незнакомом языке. Зазвучал женский голос искина:

– Кто вы?

Бранков знаком велел Алексу дать ответ. Тот глубоко вздохнул:

– Меня зовут Алекс Бенедикт.

– Нет, я имею в виду, кто вы такие?

– Простите, – вмешался искин, – похоже, я перевел не совсем верно.

Алекс рассмеялся – «все в порядке», – не сводя взгляда с женщины.

– Мы прилетели вас искать, – сказал он. – Это долгая история.

Эпилог

Колонисты, чьими предками предводительствовал Гарри, понятия не имели, кто они такие. Планета, на которой они обитали, была для них просто «Планетой» – других не существовало. О великом межзвездном переселении давно забыли, но в священных текстах остались туманные рассказы о карлике и высадке на Бальфур. В этих древних книгах утверждалось, что людей принесли на планету божественные создания, шествуя по сияющему мосту, и что предыдущая попытка не удалась из-за неблагодарности и гордыни ее участников. Считалось, что божества однажды вернутся и укажут избранных, достойных отправиться в рай.

Во все это продолжали верить лишь немногие. Несколько тысячелетий назад марголианские ученые обнаружили, что на планете есть две взаимоисключающие экосистемы. Одна включала в себя людей, разнообразные съедобные фрукты и овощи, а также определенные виды животных и рыб. Все остальные биологические объекты были совершенно другими по строению. Существа, принадлежащие к одной системе, не могли употреблять в пищу живые организмы из другой системы или подхватить от них какую-нибудь болезнь. Биологи объясняли это тем, что жизнь зарождалась на планете дважды. Но некоторые истинно верующие утверждали, что двойной поток жизни, как его называли, – доказательство подлинности истории о втором сотворении мира.

Алекс рассказал обо всем женщине на другом конце канала связи. Она выслушала его, то бледнея, то скептически качая головой, а потом позвала высокого мужчину с сердитым взглядом. Тот вел себя так, будто мы пытались впарить ему недвижимость, и Алекс повторил свой рассказ.

А потом повторил еще раз – мужчине в голубой мантии, который был еще выше первого.

Затем его место занял Эмиль: к тому времени мы уже называли друг друга по имени. Ему пришлось разговаривать с коренастым рыжеволосым коротышкой в белом. Каждый из них занимал все более высокий пост, и мы поняли, что совершаем восхождение по бюрократической лестнице.

Закончив беседовать с рыжеволосым и ожидая появления следующего, мы перехватили видеопередачу, в которой воспроизводился разговор Алекса с женщиной. Из нее обитатели планеты могли узнать, что их прародиной было место под названием Земля, что они считаются пропавшими на протяжении нескольких сотен поколений и что гости рады найти давно потерянных братьев и сестер.

Улыбайся, Алекс. Тебя показывают по всепланетному телевидению.

Были опасения, что на улицах начнутся беспорядки, но марголиане восприняли все эти заявления совершенно невозмутимо. В течение последующего часа мы перехватили теледебаты и комментарии относительно того, стоит ли верить рассказанной гостями истории, или это вымысел от начала до конца. Через тридцать часов мы получили приглашение встретиться с местными лидерами.

Высадившихся на планете приняли как друзей. Марголиане искренне смеялись над нашими оборотами речи и манерой одеваться. Мы же, в свою очередь, сочли их еду совершенно неудобоваримой. Важные персоны задавали нам вопросы, чтобы установить истину. У нас взяли образцы тканей. Ближе к концу дня было объявлено, что мы действительно их родственники.

В зоне терминатора никогда не темнело. Деревья шелестели на западном ветру, солнце все время стояло чуть выше горизонта. Казалось, будто здесь всегда ранний вечер.

83
{"b":"222016","o":1}