ЛитМир - Электронная Библиотека

Ольга задрала голову в поисках светила и, не обнаружив его, обернулась к Рыжему Клоуну – где тут юг?

– Какая разница, – пожал тот плечами.

Ольга тоже пожала плечами.

– Нас невозможно сбить с пути, нам всё равно куда идти, – и пофигистка, не спеша, направилась вдоль улицы.

Светлана провожала их до леса. Она громко шмыгала носом и угукала на все распоряжения Сергея Николаевича. У кромки леса с Владимиром Кирилловичем сделался удар. Он упал, как подкошенный, с плотно закрытыми глазами. Ольга вернулась на дорогу, склонилась к павшему товарищу, задрала ему пальцами оба века и подмигнула:

– Инсульт-привет?

Не дождавшись ответа, она накрыла бесстыжие глаза ладонью и предложила:

– Надо прислать автоматчиков для контрольного выстрела. Свет, приготовь нарядный саван – негоже закапывать Санитара в китайском барахле. И нацарапай ему на груди эпитафию: «Под этой упитанной оболочкой билось нежное сердце из чистого сала».

Ольга встала и направилась в лес.

– Первый блин в коме, – вздохнул Рыжий Клоун и пошёл следом.

Ирина с интересом рассматривала павшего главврача.

– Смертельно убитый труп погибшего мертвеца, – вспомнила она старый литературный перл.

Задумчиво посмотрела на шмыгавшую Светлану, снова на распластавшегося Владимира Кирилловича, прикидывая, где ей будет интересней, и решила идти за Ольгой с Рыжим Клоуном.

Сергей Николаевич презрительно плюнул на тело несостоявшегося героя и, оставив Ольгины предложения без комментария, поспешил за остальными.

* * *

Проводив Сергея Николаевича, Рыжего Клоуна и гнусных дам, Светлана равнодушно посмотрела на развалившегося посреди дороги Владимира Кирилловича и поспешила к гостинице, чтобы наблюдать за трусливым главврачом с безопасной дистанции.

Брошенный всеми, Владимир Кириллович уныло смотрел в небо странного зеленоватого оттенка и быстро наполнялся отчаянием. Впервые в жизни он оказался в затруднительном положении без поддержки мамы или жены. Решать проблемы самостоятельно ему ещё никогда не приходилось. От бессилия он взвыл и ударил крепкой головой о дорогу. И словно вспышка – он вспомнил, как попал сюда!

Накануне. Владимир Кириллович

Он сказал бы о себе много хороших слов, если б не был так косноязычен, но кому интересны его фантазии? Родился, женился, рано стал главврачом профилактория – вот факты безусловные, а подробности на фиг! Ничего хорошего в них нет.

Жилось Владимиру Кирилловичу на оккупированной территории в должности главврача хорошо. Просто замечательно. Желающих профилактироваться было немного, ибо зимой в корпусах холодно, летом жара с гнусом, а в демисезонье сыро и скучно. Но экономические заморочки не волновали Владимира Кирилловича.

– Я врач! – кричал он по сто раз на дню, но, сколько не кричи: «Халва!», а санитарное образование от этого не станет более медицинским.

С подчинёнными Владимир Кириллович был груб, отдавал приказы резко, невнятно и даже оскорбительно, как человек, не слишком уверенный в своём превосходстве. Неудивительно, что текучка кадров в профилактории была столь же постоянной, как и текучесть сантехники на объекте. Однажды какой-то «продвинутый» сотрудник, случайно оказавшийся в его штате, описал характер Владимира Кирилловича в тесте «Психопат ли Ваш начальник?» и сбросил его в Интернет. Тест до сих пор служит всем попавшим под гнёт самодуров пользователям Сети, а «продвинутый» давно уволен с изъятием из официальной истории профилактория.

По четвергам в его медвежьем углу много лет пасся непосредственный начальник (и у главарей профилакториев есть начальники). Кормили начальство вкусно, баловали щедро, прогибались перед ним ниже уровня моря, и Владимир Кириллович чувствовал себя под надёжной крышей. Но даже крыши из заоблачных небес стареют, подсиживаются и выпираются с должности.

Новый начальник потребовал план работ. Хотя бы в культурной его части. Пришлось напрячь глотку и рявкнуть на штатного культорга, которая последние десять лет несла культуру в массы только мытьём стаканов. Культорг задумалась и предложила потребителям оздоровления самим что-нибудь организовать. Вот почему в последнюю пятницу Владимир Кириллович впервые за много лет не уехал в секретную баньку на лесной делянке, чтобы попарить больших людей, а остался на культурное мероприятие своих пациентов.

Впрочем, Владимир Кириллович не сильно досадовал: во-первых, оздоравливающимся и в самом деле не хватало культуры; во-вторых, на самую интересную часть банных процедур он по-любому должен успеть, а недотёр державных тел он с лихвой перекроет в следующий раз.

У входа в столовую, очаг местной культуры, он ещё раз остановился перед объявлением:

«День открытых дверей

в клубе ПОРТАЛОИСКАТЕЛЕЙ

с БЕСПЛАТНЫМ розыгрышем.

Удивительные СЮРПРИЗЫ ждут счастливчиков».

Текст афиши был настолько избитым, что Владимира Кирилловича охватили дурные предчувствия. А дурные предчувствия его ещё ни разу не обманули.

Что значит многообещающий анонс: столовая была заполнена до последнего стула. Это притом, что ужин давно закончился, а летний вечер ещё с утра обещал быть тёплым даже в атмосферном аспекте. Но обещанные клубом Порталоискателей бесплатные розыгрыши и удивительные сюрпризы для счастливчиков заинтриговали пациентов, жадных до культурных мероприятий, и загнали их в душное помещение.

Главврач Владимир Кириллович, обнаружив непривычно трезвых для вечера пятницы пациентов, ещё раз принюхался и прошёл через столовую на кухню. Он давно заметил, что культурный продукт встречает в его организме меньше сопротивления, если попадает туда вместе с качественными продуктами. За тюлевой занавеской он всё отлично видел и слышал, оставаясь для всех размытым пятном, погружённым в дела.

Тройка портальцев, сияющая, как дембельские сапоги, расположилась за столом администратора. Напротив махала панамами, как веерами, падкая до сюрпризов публика. Обе стороны бросали друг на друга алчные взгляды, переполненные несбыточными надеждами. Отсидев для солидности лишний срок, центральный портальщик прочистил горло и ласково спросил:

– Ну что, везунчики, приступим?

Осторожные потребители медицинских процедур уточнили:

– К чему?

Ведущий встал и торжественно заявил:

– К портализации Державы!

И, с видом директора всех порталов Вселенной, приступил к просвещению тёмных народных масс и приобщению их к чудесам порталосыска:

– Как всем известно, с параллельными мирами нас связывают четыре вида порталов: болотные, крепостные, залётные, и ископаемые. Но, как видите, в нашем клубе только две ячейки – болотная и крепостная.

Боковые портальцы встали и, подняв обе руки вверх, повернулись направо-налево. Видимо для того, чтобы публика запомнила их не только в фас, но и в профиль.

– Генеральный директор, – самопредставился центровой и хлопнул в ладоши, приветствуя себя и свою команду.

Пациенты откликнулись короткими аплодисментами. Не избалованные чужими восторгами, портальщики остались довольны и этим.

– Первыми мочить вашу портальную безграмотность вызвалась болотная ячейка, – объявил Генеральный и обратился к парню в чём-то мято-зелёном: – Давай, Тритоша, булькни, только поменьше воды. Плесни немного вводную часть на непосвящённых и сразу заливай свою тему.

Похоже, в этот момент жизнь широко улыбнулась болотному портальщику, и он прицепил эту улыбку прямо на опухшее лицо. Публика насторожилась, но, помня о близости главврача, не приняла никаких мер. Тритоша, воспользовавшись терпимостью пациентов, выложил на стол тетрадку и приступил к уничтожению святых тайн Вселенной:

– Вопреки достижениям последней науки, летописи и легенды упорно хранят в себе упоминания о существовании разных дверей, окон, ворот и прочих архитектурных деталей, – сообщил он перегретой аудитории. – Но упоминания эти, хотя и затянуты, довольно неопределенны и весьма размыты в техническом плане. Мы с ребятами, для пущей научности, называем их одним коротким словом…

9
{"b":"222020","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Т-34. Выход с боем
Сантехник с пылу и с жаром
Роза и шип
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
День, когда я начала жить
Война
Дети судного Часа
Ледяной укус
Яга