ЛитМир - Электронная Библиотека

«Спуск в тоннель – через подземный ход между красными и белыми палатами XVII века на площади возле станции метро Кропоткинская. Красные – сразу за статуей Энгельса, белые – вверх по Пречистенке. Тоннель, шириной примерно метра 1,5 -2, как и подземный ход – заполнен водой. Взрослому человеку по колено. На стенах из тёсанного белого камня – желтоватые известковые следы стекавшей воды, надписи – видимо, местная шпана постаралась. По левой, если двигаться в сторону реки, стороне – полукруглый свод, это ещё один тоннель. Здесь уже стены естественные, это – карст. Метров 10 тоннель, тоже заполненный водой, идёт горизонтально и почти прямо. Наверху, должно быть – уже почти середина площади и памятник Энгельсу остался позади. Внезапно карстовый коридор резко поворачивает направо и упирается в перегородку. Именно перегородку, потому, что на уровне коленей в ней есть проход. Туда мы уже не полезем – кто знает, на сколько протянется ход полуметровой высоты, заполненный водой под завязку?»

Так выглядят карстовые пустоты изнутри.

Представители другой гипотезы говорят о том, что предки наоборот строили вдали от геопатогенных зон.

Старший научный сотрудник Русского физического общества Ольга Ткаченко считает, что «Наши предки селились не на самих разломах, а в непосредственной близости от них, Из тектонических разломов и трещин выделяется газ радон. Этот радиоактивный элемент вреден в больших дозах, но, как и многие яды, полезен в малых. Он даже способен укреплять скелет человека, который построен в соответствии с параметрами золотого сечения. А вот Кремль, вопреки расхожему мнению, стоит не на пересечении разломов, а рядом с ними. Разлом-то проходит через Красную и Манежную площади, а саму крепость строили в безопасном месте, на Боровицком холме. В языческие времена, к слову, там было капище. Примечательно, что московские храмы тоже возводили на разломах. Почему – не совсем понятно. Видимо, архитектура храма способна преобразовывать теллурическое (земное) излучение, превращая его в некую позитивную энергию». Согласно данным исследований, вся территория Москвы делится на две большие геологические зоны. Север похож на купол (он находится несколько выше), юг – на чашу. Север считается более благоприятной для проживания территорией, хотя, если случится очередное землетрясение в Южных Карпатах, именно эти районы города в первую очередь ощутят на себе его последствия. Дело в том, что северная часть Москвы лежит в зоне глобального тектонического разлома. «В принципе, почти вся территория Москвы застроена неправильно, – подводит итог Ольга Ткаченко. – Если в старину дома возводили на границах разломов, то в ХХ веке о необходимости соблюдать это правило попросту забыли. Рухнувший аквапарк, кстати, тоже стоял в зоне «повышенной трещиноватости». Так же, как и многочисленное элитное жилье, возводившееся в Москве в последние годы». Таким образом, сходятся две теории в том, что храмы возводились в основном на местах тектонических разломов.

Еще одна легенда об основании Москвы открылась сравнительно недавно – советский учёный-эмигрант, ныне живущий в Америке, наконец-таки обнародовал результаты своих исследований лозоходства и биолокации на Древней Руси. В свое время ученый был объявлен изменником Родины: часть его работ, мало того, что совершенно «антисоветского» свойства – они были посвящены исследованию древних и современных геопатогенных зон – была опубликована на Западе. Не смотря на то, что тематика его работ была далека от политики и «закрытых» областей науки, некоторые факты, изложенные в работах, повергли в шок научную общественность. Как и всегда бывало в таких случаях, от исследований его немедленно отстранили, тема была объявлена антинаучной, ходили слухи, что учёного не сегодня–завтра посадят. Чудом ему удалось избежать суда и эмигрировать в Америку. Имя этого специалиста мы не называем по его собственной просьбе, он мотивировал это условие нездоровым интересом к его исследованиям со стороны самых различных спецслужб.

Так вот, по словам этого исследователя, Москву охраняет так называемое «девятиуголье» – девять оборонительных городов. Пока стоят эти города, столица не падет. Городами «девятиуголья», согласно древним источникам, стали: Коломна, Серпухов, Верея, Можайск, Руза, Звенигород, Волоколамск, Дмитров и Сергиев Посад. По одной из легенд, место расположения этих городов указали некие «девять старцев», которые принесли в Москву осколок мифического Алатырь-камня. Осколок камня разбили на девять частей, девять магов пошли в разные стороны и тайно под одной из башен оборонительных сооружений каждого города зарыли они артефакты – кусочки камня. И пока лежат они в земле – будут процветать эти города.

Казалось бы, какие могут быть «старцы» с Алатырь-камнем, если первое упоминание Москвы в летописях, как известно – 1147 год. Более полутора сотен лет на Руси процветает христианская вера, уже канонизированы первые русские святые – Борис и Глеб…

На самом деле, всё обстояло несколько иначе. Правда, Русь приняла православие, правда, были святые и монастыри. Но достаточно открыть «Слово об идолах» игумена Даниила, и мы увидим: «…и ноне по украинам (на окраинах) ставят требы (приносят жертвы) ему – проклятому богу Перуну, и другим богам…» И это слова человека, жившего через 200 (!) лет после того времени, о котором у нас идёт речь! Что же говорить о XII веке. Всего ещё за 70 лет до предположительной даты основания сегодняшней столицы в Великом Новгороде произошло восстание язычников, изгнавших из города всех христиан и вернувшихся к исконной вере «отцов и дедов». Только войску князя киевского с помощью наёмников и осадных орудий удалось взять город и подавить восстание. А Новгород – второй по значимости город на Русской земле. Что же говорить об «украинах», одной из которых тогда была Русь Залесская – нынешние Владимирская, Суздальская, Московская, Ростовская и Ярославская области? Здесь язычество цветёт буйным цветом. Конечно, и здесь возводят храмы и монастыри, но как их возводят? Достаточно увидеть белокаменную резьбу на стенах Дмитровского собора во Владимире (1197 год). Это христианские святые? Помилуй Бог! Где это видано, чтобы святой с двумя жреческими жезлами в руках прорастал из хвостов двух крылатых псов (такие изображения собак или волков, обернувшихся мордами к собственным хвостам, в народе называли «оборотнями»)? А птицы с женскими лицами? А загадочные головы, подпирающие собой декоративные колонны, точь-в-точь, как на языческих идолах?

Нет, если это и православие, то какое-то совсем особенное. Впрочем, учёные уже придумали ему наименование: «двоеверие». Выглядело оно так: снаружи – чинная церковная обрядность, благочестие; внутри – ритуальные пиры, священные пляски, жертвы, обряды. Еще в XIV веке князья отказали митрополиту земли Русской в запрете на ритуальные пиры, так как с удовольствием участвовали в них сами. Тогда же новгородцы просили князя «отложить забожничье» – отменить налог на языческое вероисповедание. В начале XV века насильному крещению при помощи войск подвергся русский город Мценск… И этот список можно продолжать. Внутренняя, сокровенная жизнь двоеверцев просто не афишировалась, отсюда и обманчивое впечатление какого-то мгновенного крещения Руси.

Поэтому языческие волхвы (пресловутые «девять старцев») вполне могли объявиться на этих землях и творить всё, что пожелают. В том числе – и закладывать в основание крепостей куски священного Алатырь-камня.

Дело в том, что ритуал «закладки» любого строения назван так совсем не случайно: согласно обряду, под фундамент любого строения обязательно должна быть заложена жертва – «иначе стоять не будет». Обычно ею становилась лошадь (обязательно жеребец) или ребёнок. Известно, что русский зодчий Фёдор Конь, строивший в XV веке смоленский кремль, долго не мог начать возводить твердыню: то стену поведёт, то фундамент башни треснет… Всё это продолжалось до тех пор, пока в основание стены не была заложена жертва – молодая девушка. После этого кремль был возведён без проблем.

4
{"b":"222021","o":1}