ЛитМир - Электронная Библиотека

- А как он на него прореагирует?

- Думаю никак. Если он и так все знает.

- Пожалуй ты прав. Давай.

Через минуту Дмитрий Павлович сел в черный ленд ровер и через две минуты был у моего подъезда. Но подниматься не спешил. Сперва опросил всех наблюдателей, потом связался с постом, удостоверился, что видеонаблюдение по-прежнему работает и только тогда стал подниматься.

- Доложите обстановку, - на последок скомандовал он.

- Семьсот сорок второй направляется к двери, вышел из зоны наблюдения, - встревоженным голосом сказал младший.

- Значит, ждет, - кивнул своим мыслям Дмитрий Павлович и снял наушник, спрятав его в карман пиджака. А следующим движением вдавил кнопку моего звонка.

Я открыл дверь незамедлительно, успев заметить как минимум пять теней, расположившихся выше и ниже наблюдателей. Еще один, я знал, был за дверью, и прятался он гораздо лучше других.

- Проходите Дмитрий Павлович, - вежливо предложил я, - своим людям, на верхнем и нижних этажах можете сказать, чтобы расслабились. Тому, что за дверью, тоже. И если вам так будет проще, можете опять одеть ухо.

Внешне он никак не прореагировал, оставаясь спокойным и уверенным, но внутри как-то напрягся. Ухо, тем не менее, без разговоров надел.

- Здравствуйте! Артемон Сергеевич? - довольно аккуратно поинтересовался он.

- Все верно, - кивнул я, - или вы тоже разделяете мнение этого паникера, склонного к американскому образу мышления?

Было приятно видеть, как грохнулся вместе со стулом этот молодой паникер. Грохот раздался такой, что Дмитрий Павлович рефлекторно дернул руку к воротнику.

- Контра?

- Все в порядке, это юный гений сыска грохнулся, - сообщил Сергей.

- Проходите, - предложил я, уступая дорогу, - чаю или сразу водки?

- Чаю, - уверенно ответил Дмитрий Павлович.

Мы прошли на кухню, где я не спеша разлил по чашкам чай и, поставив на стол угощение, сел напротив Дмитрия Павловича. И опережая его начал говорить первым.

- Давайте условимся, Дмитрий Павлович. Никаких "вопросы здесь задаю только я". Всего вы от меня не узнаете, по крайне мере сразу, и если хотите что-то узнать, то будьте в свою очередь честны со мной, и так же поделитесь некоторой информацией. Идет?

Я выжидательно уставился на него. Да, по его тяжелому и яростному взгляду чувствовалось, что он предпочел бы разговаривать со мной на своей территории, где-нибудь за надежными стенами, откуда я не мог бы убежать. Но, это были скорее мечты, он был человек деятельный и умел держать ситуацию в руках.

- Хорошо, идет, - он неожиданно расслабился и, отложив в сторону свою толстую папку, взялся за кружку чая, выказывая формальное согласие на мою игру.

- У вас правда есть телепаты? - неожиданно вырвалось у меня.

Мой собеседник удивленно посмотрел на меня, но умело сдержался и неожиданно, наверное даже для самого себя, ответил.

- Есть, двадцать три человека, - при этом он сделал вид, что разговаривает на совершенно обыденные темы, попивая тихонько чай.

"Дмитрий Павлович, - горячо зашептал в микрофон юный гений сыска, вскочивший с пола как на пружине, - вы нарушаете все мыслимые инструкции. Семьсот сорок второй враждебный объект...

Я не стал дослушивать, меня эти слова в конец взбесили. Я мысленным усилием схватил этого сопляка за горло и заорал на все здание, в котором он находился.

- Слушай, говнюк, если еще раз попробуешь назвать меня семьсот сорок вторым или враждебным объектом, я устрою тебе семь кругов ада. Понял меня, говнюк?

Ну еще бы ему меня не понять. Уже хрипит бедный, горло сдавлено тисками, глаза вылазят из орбит, язык не помещается в горле. Проорав ему все в лицо я отпустил его. Хватая воздух он попытался куда-то ползти, но его тут же схватили более опытные товарищи, куда-то унося.

- В самом деле, Мизер, - неожиданно согласился Дмитрий Павлович, - это в конце концов некрасиво, называть человека абы чем, - он не знал, что названный Мизер уже не слышит его комментария.

- Человека, - хмыкнул я, - в том-то и дело, что человека. Попробовали бы вы так назвать кого другого, надолго бы запомнили.

- Кого например?

- Например эльфа, или арба, или гнома.

- Они существуют? - на этот раз он выглядел удивленным.

- Представьте да, и я с некоторыми знаком. Теперь мой вопрос. Как вы на меня вышли?

Дмитрий Павлович взглянул на меня еще более удивленно, но законный вопрос - ты что, дурак? - так и не задал. Вместо этого он с сожалением поставил кружку чая, отпить он успел совсем немного, и взялся за свою папку.

- Не стану скрывать, Артемон Сергеевич, личность вы очень интересная и загадочная, и после того, как вы успели окончить третий институт мы пытались сделать вам предложение, но вас тогда это не заинтересовало. Именно с тех пор мы взяли вас на заметку. Мы знаем все ваши шаги, до определенного момента. Когда вы охладели к науке мы думали, что это хитрый ход с вашей стороны, но после года наблюдений поняли, что у вас что-то не так. Мы просматривали всю вашу корреспонденцию, и даже порой подкидывали некоторые дипломные работы, за которые вы тогда брались. Когда мы убедились, что вы не собираетесь уезжать за границу и у вас настал кризис личности, мы прекратили постоянное наблюдение. Совсем упускать вас из виду мы не собирались, такого талантливого ума современности пожалуй нет ни у кого. Ваши научные исследования широко применяются уже повсеместно, а ведь вы приложили к этому минимум усилий. И вся наша страна была бы очень рада бОльшим вливаниям в науку.

Я промолчал, хотя колкостей у меня на языке вертелось очень много. Как же, вливаний в науку, как громко сказано.

- Наблюдения за вами велись примерно раз в месяц. Проверялись счета, письма, ваши контакты. Но все же мы прозевали вашу разительную перемену.

Первым тревогу забил институт вирусологии, куда вы явились в предобморочном состоянии и пытались излечить себя от неизвестного яда. Все сотрудники института боялись к вам подходить, говорят, выглядели вы хуже прокаженного. Как вы исчезли из института, никто не понял, вы просто исчезли и все. А вот ваши образцы крови остались, и все ваши наработки тоже. Вирус, которым вы были больны, оказался очень странным и опасным. Вернее, как мне сказали, это был яд, причем естественного происхождения. Вот только ДНК, содержащаяся в нем не имела ничего общего с земной фауной. Институт держал свои находки в тайне целый год. Потом они неожиданно сделали лекарство, излечивающие от очень многих болезней. Артемон Сергеевич, вы хотя бы знаете, что создали лекарство, с помощью которого вылечивается СПИД, рак и подобные заболевания?

Я ошеломленно и удивленно сидел и смотрел на Дмитрия Павловича. Вот это дела я натворил. Оказывается тот плевок хищника из водного мира не прошел даром и я сумел добраться до института, в который собирался, только ничего не помню об этом.

- Да, то лекарство создали, как оказалось, именно вы, пытаясь излечить себя. Нам потребовалось полгода, чтобы раскопать то, что они пытались похоронить. Потом мы, естественно, попытались обратить свое внимание на вас, но вы, загадочным образом, исчезли. Никто не мог сказать, ни где вы, ни что с вами.

Единственное, на что мы обратили внимание, это то, что в вашей квартире кто-то регулярно бывал. Двери не открывались, из подъезда никто не выходил, но постоянно кто-то бывал в квартире. Тогда мы установили наблюдение. И оно дало свои плоды, правда не те, на что мы рассчитывали. Были какие-то неясные сияния, и мы их даже исследовали, но ничего конкретно сказать не можем. Через три года этот объект, то есть ваша квартира стала пустышкой и единственное, ради чего здесь все оставили, это необходимость тренировать молодое поколение. Сюда стали присылать новичков и тех, кто уже не способен был работать на все сто.

Но иногда даже такие глухие места выстреливают. Как видите, мы оказались правы.

21
{"b":"222022","o":1}