ЛитМир - Электронная Библиотека

Он уверенно стоял на ногах. Правда — совершенно голый. Непривычно как-то, но смущаться было некого. Он находился в зале, уставленном длинными рядами одинаковых каталок. На некоторых из которых, накрытые простынями, лежали пиры. Безмолвные, неподвижные, больше похожие на мертвых, хотя формально все еще остающиеся живыми, слуги Монолита. Те, кто смогли дойти до него. Те, чьи желания он исполнил. Наверное, они были счастливы. Потому и не пытались бежать из воображариума, что создал для них Монолит.

Зал был настолько огромен, что стен не было видно. Хотя, может быть, стены оставались невидимыми, потому что под потолком горело всего несколько ламп. Да и те вполнакала. Как будто аварийное освещение.

Гупи звонко хлопнул в ладоши и громко произнес:

— Свет!

И тут же под потолком вспыхнули яркие бестеневые лампы, залив все вокруг мертвенно-бледным светом. Если прежде лица пиров были похожи на восковые маски, то теперь они казались вытесанными из белого с едва заметными, тонюсенькими синеватыми прожилками мрамора.

Гупи взял с каталки простыню и обернул ее вокруг тела на манер римской тоги.

Теперь хорошо бы было найти оружие.

Понятное дело, его автомат, так же, как одежды и рюкзака рядом не было. Да и вообще не было ничего, что могло бы сойти за оружие. Значит, нужно было добыть себе оружие.

Повозившись минут десять, Гупи отломил от каталки боковой поручень. Блестящая, никелированная, металлическая палка, длиной около метра. Загнутая на обоих концах. Гупи положил поручень на плечо, чуть присогнул колени и резко взмахнул железякой перед собой.

Нормально. На первое время сгодится.

Что еще?

Еще Гупи хотелось кофе. Он уже и не помнил, когда пил его в последний раз.

Ну, и поесть тоже не мешало бы. Гупи не чувствовал голода, но ощущение сосущей пустоты в желудке само по себе было весьма неприятным.

Сталкер помнил, что когда гнусный старикашка, называвший себя Главным, завел их с Журналистом в комнату с пирами, каталки в ней стояли боком к двери. Значит, чтобы найти выход, нужно было идти вдоль рядов. В какую сторону? Тут гадать было бесполезно. Нужно было просто попытать счастье.

Гупи не имел склонности к долгим размышлениям, когда выбор казался очевидным. Или когда его вовсе не было. Поэтому он положил палку на плечо и пошел, как он надеялся, к выходу.

По пути он заглядывал в лица лежавших на каталках пиров. Наверное, можно было попытаться всех их разбудить. Но стоило ли? Почему-то Гупи был почти уверен в том, что многие из них уже не смогут вернуться к жизни. А остальные — не захотят.

Вдруг он остановился, увидев знакомое лицо.

Вот это было здорово!

Товарищ ему сейчас был очень нужен.

Особенно такой, как излом.

Гупи сдернул с Журналиста простыню и быстро освободил его от проводов, трубок и иголок. Повозиться пришлось только с гипертрофированной, похожей на клешню гигантского краба левой рукой. Кожа на ней быка такая плотная и толстая, что сталкер с трудом выдернул из нее иглу. Как вообще ее туда загнали? Молотком, что ли?

— Эй, приятель, — Гупи тихонько потрепал Журналиста по щекам. — Пора просыпаться.

Никакой реакции.

Сталкер прижал ладонь к груди Журналиста. Сердце билось спокойно и ровно. Как и должно быть у человека, спящего глубоким, спокойным сном. Или — у излома.

— Просыпайся, грязь твою!

Размахнувшись, Гупи влепил Журналисту хорошую затрещину.

Тот сразу открыл глаза и малость ошалело посмотрел по сторонам.

— Гупи?.. Какого лешего?..

— В смысле? — сдвинул брови к переносице сталкер.

— Что ты тут делаешь?..

— Пока еще не знаю, — честно признался сталкер. — Но у меня есть пара идей.

— Это была моя мечта!

— Все приятель, мечты закончились, — уголки губ сталкера растянулись едва ли не до ушей. — Перед нами суровая реальность. И главная наша задача на данный момент — выжить. Так что, кончай дурковать и поднимайся… Давай, давай!

Гупи потянул Журналиста за руку.

Тот вырвал руку. Посмотрел на Гупи, как на врага. И сел, опустив ноги вниз.

— Ты странно выглядишь, — мрачно произнес он, глядя на сталкера исподлобья.

— В каком смысле?

Гупи вдруг сообразил, что сам себя он со стороны не видит. А что, если с ним начала происходить какая-нибудь уродливая трансформация? Что если он начал превращаться, ну, скажем в бюрера? Или — в кувыркашку?..

— Ты как будто в баню собрался.

Гупи облегченно перевел дух.

— Ты бы на себя посмотрел.

— А что со мной не так?

— Ты вообще голый.

— Ну и что?

— Это неприлично.

— Я — излом. И мне все по фигу.

— Ну, как знаешь…

— Если бы не ты, я бы был человеком.

— Во сне.

— Это был хороший сон.

— Ну, ладно, — Гупи поймал свешивающуюся с невидимого потолка трубку капельницы с иголкой на конце. — Давай, я тебе иголку в задницу воткну. И спи себе дальше.

— Иди ты, — отмахнулся излом и спрыгнул с каталки. — Весь кайф обломал — чего уж теперь?..

Журналист накинул на плечи простыню и завязал концы узлом под горлом. Получилось что-то вроде плаща. Толку от этого было ровным счетом никакого — все равно весь срам наружу. Но Гупи решил не акцентировать на этом внимание. Если излому было все равно, так ему — и подавно.

— Пошли.

Они двинулись дальше вдоль рядов каталок, занятых пирами и пустых. Пустых было больше. Отель «Монолит» всегда готов принять новых постояльцев.

— Зачем тебе палка? — спросил Журналист.

— У меня нет такой руки, как у тебя.

— Насколько я помню, здесь, кроме нас, был только один противный старикашка, называвшей себя Главным.

— А мне помнится, все, что здесь происходило, было обманом.

— Так мы дошли до Монолита?

— Дошли. И стали его пленниками.

— Как тебе удалось проснуться?

— Во сне я вышиб себе мозги. Должно быть, это сработало.

— А почему ты так поступил? Монолит не исполнил твою мечту?

— Исполнил. И после этого я понял, что мне больше не о чем мечтать. А от этого, знаешь ли, можно и с ума сойти.

Впереди показалась дверь.

Пришли.

Вопрос только — куда?

Глава 3

(Сейчас)

Джагер поймал тварь на мушку и плавно надавил на спусковой крючок.

Плоть сопливо хрюкнула, ткнулась мордой в грязь и замерла.

Лежавший слева от Джагера Хомяк вскинул голову, чтобы выглянуть из укрытия.

— Началось?

— Нет еще, — успокоил его Джагер. — Но скоро начнется.

— Скорее бы, что ли, — угрюмо буркнул Топор.

— Сдохнуть не терпится? — оскалился Вихор.

Все началось с того, что два дня назад, сразу после очередного выброса по сталкерской сети прошло сообщение, что в направлении Кузни, небольшого поселка, служившего базой клану «Стражи», движется необычайно большая, плотная группа монстров. Поначалу особого значения этому не придали. Подумаешь, монстры! А то мы в Зоне монстров не видели! Аллигатор, как обычно выделил три наряда для защиты основных опорных точек на подходе к Кузне, велел выдать бойцам дополнительно оружия и боеприпасов и забыл о том.

Однако, уже под вечер пришло сообщение от Енота. Он еще до выброса отправился в зону с тремя отмычками. Думал переждать выброс в бункере возле сланцевого карьера, а потом сразу рвануть в Сонную Лощину. Чтобы, значит, всех опередить и сливки снять. Но, не добравшись до Лощины, Енот напоролся на монстров. И не просто на монстров, а на толпу злых, голодных и разъяренных тварей. Енот тут же дал деру назад, забился в бункер и принялся сигналить своим о том, что дело не шуточное.

Тут уж Аллигатор всполошился. Енот, он, конечно парень шубутной, но, когда до дела доходит, тут он болтать попусту не станет.

А еще чуть позже поступило сообщение о перехвате радиопереговора военных. Речь все о том же — по результатам наблюдения с воздуха в направлении Кузни движется массированная группа монстров. Еще две группы шли на Солянку и Третий блокпост.

3
{"b":"222023","o":1}