ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Народ радостно забежал и расселся по своим местам, а я подумал, что, наверное, даже хорошо, что мы чуть отстаем от остальных. Компанией из одного автобуса как-то проще, чем из семи! Никто не толпится, всем все видно и слышно!

Проехав Иерусалим, мы остановились у Старого города. Дальше пешком. Все вышли и первое, что бросилось в глаза – горы валяющегося мусора под стеной, чем наша компания была очень удивлена. Святое место же!

– Это нормально, – успокоил Женя, – В Иерусалиме почти везде так. Не обращайте внимания.

Мы продолжили путь. У входа в Старый город гид остановился.

– Ребята! Если кто-то потеряется, ищите меня вот с этим журналом в вытянутой вверх руке! – сказал он и пошел вперед.

Все направились за ним, по пути рассматривая места, которые проходили, а также, поглядывали вперед, чтобы не упустить из виду журнал.

***

В Старом городе кипела жизнь. Ходили люди (в основном арабы), ездили повозки и машины.

– Ребята, сейчас мы пойдем в Храм Гроба Господня. Вот там (Женя показал в сторону торговых рядов) можно купить разные сувениры, если хотите. И возьмите еще тонкие 33 свечи. Они нам пригодятся в Храме. Мы сейчас пройдем через базар, затем повернем налево...

Женя продолжал рассказывать, а я отвлекся. Дело в том, что я почувствовал сзади какой-то негатив или опасность, я даже не понял, что именно. Я обернулся. Точно! В метрах в пяти от меня, облокотившись на перила, стояли два молодых араба и о чем-то разговаривали, смотря на нас. По их лицам я понял, что они определенно обсуждают нашу группу, причем делают это явно нецензурными выражениями и, скорее всего, обсуждают наших женщин.

– Понятно, на всякий случай, в арабских кварталах надо держать “ухо в остро”, – подумал я и пошел догонять наших.

Так, как я шел последний, в лавках, указанных Женей, мне не хватило одного комплекта свечей. У Храма в продаже их может и не быть, надо купить заранее.

Сообщив Ире, что догоню, я начал заходить во все подряд магазинчики, показывая уже купленные 33 свечи и сообщая знаками, что мне надо еще. В одной лавке я все же нашел нужный мне товар.

– 15 долларов, – сообщил продавец-араб.

Учитывая то, что первый комплект я купил за 3 доллара... какие 15?!

Я повернулся к выходу, но хозяин лавки начал скидывать цену... 14,13,12,10,8...

– Фри! – продолжал говорить я.

Тут продавец сделал движение рукой, как будто хочет сбросить свою чалму и ударить ей о пол, и громко сказал – “Файф”!

– Ладно, мне уже пора бежать, – подумал я и дал 5 долларов.

Так, а где наши? Наверное, далеко ушли! Ну, ничего, догоню!

Не обращая внимания на зазывающих меня продавцов, я бежал по базарным рядам и не напрасно – успел! Толпа как раз уже собралась у входа в Храм, и Женя давал указания по поводу того, что там нужно посмотреть. Так как за ним всей толпой мы пройти не сможем – там очень много туристов из разных стран.

Собравшись духом, мыслями и силами, и подождав, пока выйдут в сопровождении израильской полиции члены правительств разных стран, мы вошли в Храм. Ира, которая на родине довольно часто посещала церкви, была, конечно, очень взволнована, а я, скажем так, не атеист, но и не особо верующий, был спокоен. Однако, увиденное конечно меня поразило! Это место было главной святыней христианского мира.

Первое, что бросилось в глаза – Кувуклия, внутри которой был Святой Гроб Господень. Это было то место, куда на Пасху входят греческий и армянский православные священнослужители и через некоторое время выносят Благодатный Огонь (Святой Свет, как он тут называется).

– Ир, давай-ка по порядку, – сказал я, заметив ее полную растерянность. Вот лестница, о которой говорил Женя. Пойдем, поднимемся по ней!

Лестница имела 18 ступеней. На этом пути Христом было сделано 14 остановок. Пройдя ступени, мы оказались у Голгофы. Здесь по центру находился престол, за ним Распятие, а вокруг висело множество церковных лампад.

Ира стала в очередь, которая вела к престолу, а я остался ждать ее посредине, рассматривая Храм и наблюдая за священниками. Несмотря на то, что все туристы здесь были очень взволнованы, служители Храма были спокойны и о чем-то мило болтали между собой, периодически смеясь и улыбаясь.

– Привыкли! – подумал я. Они же здесь каждый день. Это мы первый раз в жизни добрались на Святую Землю. А может у них другое отношение к религии? Более спокойное? А вообще народу, конечно тут много. Все с фотоаппаратами и камерами. А вот и Ира возвращается. Ир, сфотографируй меня напротив Голгофы.

Кстати сказать, фотографироваться меня обычно не заставить, а тут что-то прямо аж захотелось. Ведь такое место!

Но, посмотрев на спутницу, я понял, что она, определенно очень переволновалась у Голгофы, и пора бы спуститься вниз.

– Ладно, пойдем, – сказал я и взял ее за руку.

Сделав два шага, Ира немного пришла в себя, и все же выполнила мою просьбу о фотографии. Затем рассказала мне, что поклонилась распятию и поставила за всех свечи за здравие!

После чего мы спустились по такой же параллельной лестнице к Камню помазания, над которым горело восемь церковных лампад. Это было то место, куда положили тело Христа перед погребением. А недалеко от Камня находилась Кувуклия с Гробом Господним, которую мы уже видели, когда только вошли в Храм. На входе с обеих сторон горели факелы с Благодатным Огнем текущего года. Здесь мы, как нам сказали сделать, опалили 33 свечи, а точнее, все комплекты свечей и, чтобы не задерживать очередь, вышли на улицу. Войти внутрь Кувуклии мы уже не успевали. Там началась служба, а нашу группу уже ждал гид.

– Жень, – решил я задать вопрос, – Вот мы что-то не совсем поняли. Смотри, Гроб Господень, это то самое место, где сходит Благодатный Огонь, ну и непосредственно место захоронения. Тут все понятно. А вот насчет Голгофы – почему она находится буквально в десятке метров тут же? Насколько я помню, Иисус шел по ступеням в гору, а похоронен был не там же, где распят.

– Да ребята, молодцы, что спросили! Дело в том, что точное местонахождение распятия неизвестно, возможно, этой горы уже и нет. Считалось, что раньше Голгофа находилась за стенами Иерусалима. А в настоящее время она является частью Храма.

Все понятно! Вот теперь все стало на свои места!

– Ну что ребята! Пошли дальше! – продолжил Женя, когда вся наша группа собралась, и повел нас вглубь старого города.

***

Арабские кварталы кончились и мы шли по узким еврейским улочкам. Они были настолько узкие, что там с трудом помещалась наша группа. А евреи, между прочим, умудрялись тут еще и на машинах ездить. Вот только для меня осталась загадкой, что они будут делать, когда их машины встретятся нос к носу. Эту сцену я не досмотрел до конца – надо было бежать дальше!

На улице все чаще стали появляться люди, одетые в черную одежду, в черной шляпе и с пейсами.

– Вон! Посмотрите-посмотрите! – тыкали пальцем некоторые наши туристы.

Ну, совершенно не умеют себя вести. Интересно, что будет, если они увидят женщину в парандже?!

Пройдя еврейские торговые ряды, я обратил внимание на люки, напоминающие колодцы, закрытые стеклянной крышкой.

– Жень, а что это такое? – спросили мы с Ирой.

– Это старый подземный город, но, к сожалению, сегодня мы туда не попадем – нужно заранее заказывать пропуск.

Как жаль, что не посмотрим подземелье! Ну, ничего! Значит, будет повод еще раз сюда когда-нибудь вернуться!

Наша дружная компания постепенно подошла к контрольно-пропускному пункту с лентой, просвечивающей сумки. Это была Стена Плача!

Магазины, кстати, здесь порадовали. Продавцами были евреи, один из которых вежливо сказал мне по-английски:

– Здравствуйте, чем могу помочь?

Я купил батарейки для фотоаппарата, сигареты, и вдруг увидел 33 свечи, которые здесь тоже продавались.

7
{"b":"222024","o":1}