ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Фергюс, превратив атмосферу конфронтации в воздух парижского салона, выглядел очень довольным собой. Он поглядел на Роджера и наклонил голову, передавая управление ситуацией ему.

— Ладно, — шерстяная охотничья рубаха Роджера казалась ему смирительной рубашкой. Он попытался сделать глубокий вдох. — Хорошо. Как я уже говорил, я… э… капитан МакКензи. Мы уполномочены губернатором Трайоном собрать отряд милиции и явились уведомить вас, что вы обязаны предоставить в отряд мужчин и продовольствие.

Ричард Браун смотрел с удивлением, его брат — с негодованием. Прежде чем они выступили с возражениями, Фергюс пододвинулся к Роджеру и сказал вполголоса:

— Возможно, нам следует выяснить, не убили ли они Мортона, mon capitaine,[115] прежде чем принимать их в свой отряд?

— О, ммфм, — Роджер уставился на Браунов, изобразив как можно более суровое выражение на лице. — Мистер Фрейзер, выясните насчет Мортона. Я останусь здесь.

Не спуская глаз с Браунов, он протянул руку за пистолетом Фергюса.

— О, энтот Мортон еще живой, кэп. Только его тутошки нету, он сиганул в кусты, как котяра с подпаленным хвостом, но он был на своих двоих, когда я его видемши, — раздался носовой говор глазговчанина от дверного проема. Роджер взглянул в направлении двери; в нее просовывались головы заинтересованных мужчин, среди них выделялась щетинистая башка Генри Галлегера. Оттуда же торчали ружья, и Роджер почувствовал, что ему стало легче дышать.

Брауны потеряли интерес к Роджеру и в замешательстве уставились на Галлегера.

— Что он сказал? — прошептала миссис Браун своей невестке. Старшая леди покачала головой, сжав губы в ниточку.

— Мистер Мортон жив и здоров, — перевел для них Роджер. Он кашлянул. — К счастью для вас, — сказал он мужчинам Браунам с угрозой в голосе, которую изобразил, как мог. Он повернулся в Галлегеру, который теперь вошел в комнату и прислонился к косяку, явно развлекаясь.

— Все остальные в порядке, Генри?

Галлегер пожал плечами.

— Эти мешки с дерьмом не попамши ни в кого, только дырки наделамши в вашей седельной сумке. Сэр, — добавил он, блеснув зубами в бороде.

— Сумка с виски? — спросил Роджер.

— Боже, сохрани! — Галлегер закатил глаза в ужасе, потом заверил: — Не-а, другая.

— Ох, хорошо, — Роджер с облегчением махнул рукой. — Там только мои запасные брюки.

Этот ответ вызвал смех и подбадривающие крики от мужчин возле двери, так что Роджер набрался смелости и повернулся к младшему из Браунов.

— Что вы имеете против Исайи Мортона? — спросил он твердо.

— Он опозорил мою дочь, — быстро ответил мистер Браун. Он впился глазами в Роджера, разгневанно поддергивая бородой. — Я сказал ему, что он умрет, если осмелится показать свою морду в десяти милях от Браунсвилла, и, прокляни мои глаза, если эта змея не приползла прямо к моей двери!

Мистер Ричард Браун повернулся к Галлегеру.

— Ты хочешь сказать, что мы оба не попали в ублюдка?

Галлегер пожал плечами с извиняющимся видом.

— Да, уж извиняйте.

Младшая мисс Браун с открытым ртом следила за их разговором.

— Они промахнулись? — спросила она, и надежда засияла в ее покрасневших глазах. — Исайя живой?

— Ненадолго, — уверил ее дядя мрачно. Он наклонился поднять ружье; все женщины Брауны тут же принялись вопить в унисон, а ружья милиционеров одновременно поднялись, нацелившись на Брауна. Он очень медленно положил ружье на пол и отступил.

Роджер поглядел на Фергюса, который приподнял бровь и слегка пожал плечами. Не его дело.

Оба Брауна впились в него глазами; за ними сгрудились женщины, шмыгая носом и что-то бормоча. Милиционеры с любопытством заглядывали в окна, и все уставились на Роджера, ожидая его указаний.

И что же он должен сказать им? Мортон был членом отряда, и потому был под его защитой. Роджер не мог отдать его на милость Браунам, независимо от того, что тот натворил. С другой стороны Роджер был обязан завербовать Браунов и других здоровых мужчин Браунсвилла в милицию, а также заставить их обеспечить отряд продовольствием, по крайней мере, на неделю, и совершенно очевидно, что этот пункт не вызовет у жителей энтузиазма.

Он с раздражением подумал, что Джейми Фрейзер знал бы точно, как разрешить этот дипломатический кризис. Лично он не имел никакого понятия.

По крайней мере, он может прибегнуть к тактике промедлений. Вздыхая, он опустил пистолет и потянулся к кошельку на поясе.

— Генри, принеси сумку с виски, хорошо? И мистер Браун, могу я купить у вас еды и бочонок пива для мужчин?

Если повезет, пока все будет съедено и выпито, Джейми Фрейзер объявится.

Глава 29

Одна треть козы

Наконец, все было закончено. На улице уже темнело, когда мы упаковали седельные сумки и оседлали лошадей. Я подумала предложить перекусить перед отъездом — мы не ели с самого завтрака — но атмосфера места была такова, что ни у меня, ни у Джейми не было аппетита.

— Мы погодим, — сказал он, пристраивая седельные сумки на спине кобылы. Он через плечо взглянул на дом. — Мой желудок пуст, как тыква, но я не смогу и куска проглотить в этом доме.

— Я понимаю тебя, — я тоже с тревогой оглянулась; дом стоял тихий и пустой. — Не могу дождаться, когда мы уедем отсюда.

Солнце скрылось за деревьями, и холодные синие тени легли на поляну. Сырая земля на могиле Бердсли темнела под голыми ветвями рябины. Невозможно было смотреть на нее и не думать о тяжести влажной земли, неподвижности, гниении и распаде.

«Вы будете гнить и умрете», — сказал ему Джейми. Я надеялась, что Бердсли выгадал, избежав этой судьбы. Я закуталась теснее в платок и сильно выдохнула, надеясь, что холодный чистый аромат сосен уничтожит призрачный смрад мертвой плоти, который, казалось, въелся в мои руки и одежду, застрял в ноздрях.

Лошади нетерпеливо топтались и трясли гривами. Я понимала их. Не удержавшись, я еще раз оглянулась назад. Более унылый вид трудно было и представить. Еще труднее было вообразить остаться здесь одному.

Очевидно, миссис Бердсли пришла к такому же заключению. Она появилась из сарая с козленком на руках и объявила, что отправляется с нами. Очевидно, козы тоже, поскольку она вручила мне козленка и исчезла в сарае.

Полусонный козленок с подогнутыми ногами лег в мои руки тяжелым удобным грузом. Он дохнул теплым воздухом на мою руку, попробовал губами, из чего я сделана, потом издал удовлетворенное «ме-е» и впал в инертное состояние, прижавшись к моим ребрам. Более громкое «ме-е» и толчок в бедро объявили о присутствии его матери, бдительно охраняющей своего ребенка.

— Она же не может оставить их здесь, — пробормотала я Джейми, который раздраженно фыркал позади меня. — Их нужно доить. Кроме того, здесь не так уж далеко, да?

— Ты знаешь, как быстро идет коза, сассенах?

— Мне не приходилось замерять скорость коз, — ответила я довольно раздраженно, перемещая волосатую ношу в моих руках. — Но думаю, не намного медленнее лошадей в темноте.

Он издал гортанный шотландский звук, еще более выразительный от мокроты в горле, и закашлялся.

— У тебя ужасный кашель, — сказала я. — Когда мы доберемся до места, я натру тебя гусиным жиром.

Он ничего не возразил на мою фразу, что встревожило меня, как признак ухудшения его самочувствия, но я не успела продолжить расспросы; меня прервало появление миссис Бердсли, которая вела шесть коз, связанных веревкой, словно группу веселых и пьяных арестантов.

Джейми с сомнением осмотрел процессию, потом покорно вздохнул и обратился к насущным проблемам логистики.[116] Вопрос о том, чтобы посадить миссис Бердсли на Гидеона-людоеда, не рассматривался. Джейми перевел взгляд с меня на существенно более объемную фигуру миссис Бердсли, потом на мою маленькую кобылу, немного больше пони размером, и кашлянул.

вернуться

115

Мой капитан (фр.)

вернуться

116

Логистика — часть экономической науки, предмет которой заключается в организации рационального процесса продвижения товаров и услуг от поставщиков сырья к потребителям, функционирования сферы обращения продукции, товаров, услуг.

104
{"b":"222028","o":1}